ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мало просто подтвердить Декларацию прав человека и демократических свобод. При уникальной рас-селенности людей на огромных пространствах, где на протяжении веков перемешивались и пересекались судьбы миллионов семей, где десятки миллионов смешанных браков, проблема открытости границ должна быть проработана особенно тщательно. Вопрос о границах -- это вопрос, обращенный и в прошлое, и в будущее. Нельзя эти вопросы решать "кавалерийскими наскоками", а тем более превращать в разменную монету национал-популизма. Нельзя забывать, что почти все европейские войны начинались на почве территориальных споров.

Не менее острой может стать проблема национальных меньшинств. Стремление некоторых новых государств конституироваться как государства национальные может поставить некоренное население этих стран в положение граждан второго сорта, спровоцировать взрывоопасные миграционные процессы. Все это может породить такие "выбросы" супернационализма, на фоне которых политические амбиции и проблемы версальской эпохи покажутся ничтожными и несущественными.

Остро стоит вопрос реформирования и сокращения армии. Это теперь -крупнейшая социальная проблема. Одновременно это проблема политической безопасности на территории всей страны, обладавшей испокон века едиными вооруженными силами.

Очень многое зависит от международных отношений СНГ с внешним миром.

Вхождение новых государств в устоявшуюся структуру международных отношений -- процесс всегда непростой, особенно когда речь идет о странах, ослабленных внутренними кризисами. Неоспоримо стремление этих государств стать самостоятельными участниками международной жизни, обладать всеми необходимыми для этого атрибутами, соответствующим статусом. Вместе с тем никому не дано войти дважды в одну и ту же реку: современный мир неузнаваемо изменился, и его определяющей чертой является сегодня тенденция к интеграции, объединению усилий государств.

Возможно ли, чтобы на том геополитическом пространстве, которое составлял Советский Союз, события пошли бы в противоположном направлении? Опасности такого развития нетрудно предвидеть. Речь пойдет уже не просто о распаде бывшей великой державы, а о тяготении отдельных ее частей к различным "полюсам притяжения", о новой перекройке карты мира, о формировании в новой конфигурации той же по сути конфронтационной модели мира, от которой мы с таким трудом отказались.

В решении этой проблемы многое будет зависеть от России, ее способности выстроить новую систему отношений со своими ближайшими соседями, от формирования целостной внешнеполитической стратегии, учитывающей и собственные интересы, и интересы СНГ, всех сопредельных государств и всех партнеров. Это возможно только на базе принципов нового политического мышления и при освоении уже имеющегося опыта его осуществления на практике.

Было бы не просто заблуждением, но непростительной ошибкой, если бы, формулируя нынешнюю и предстоящую внешнюю политику, делали это так, будто до того ничего не было, ничего существенного не произошло, что за последние годы коренным образом не были изменены и условия, и критерии международной деятельности. Российские творцы внешней политики не должны поставить себя в смешное положение изобретателей велосипеда. Это недостойно и опасно для страны.

Понятно также, что этот процесс нуждается во встречном движении со стороны мирового сообщества. Труден будет путь полного переосмысления правил, по которым мир жил до сих пор. Многие лоцманские карты для плавания к новым и подчас неизвестным берегам уже не годятся. На них, случается, целые новые материки не обозначены.

Существует мнение, что мы вступаем в период новой глобальной неустойчивости, идущей вслед за крушением биполярного мира. Однако дело современных политиков -- предвидеть и нейтрализовать возможные опасности. Один из путей -- создание новой по своим географическим рамкам структуры международной безопасности, включающей Россию, другие государства СНГ, и корректировка собственных концепций национальной безопасности.

Отсюда -- важнейшее значение, которое имеет для всего мира процесс мирной трансформации на пространстве бывшего СССР. И сейчас, на решающем ее этапе, нужна определенная синхронизация и поддержка партнеров в критических точках усилий. Ведь в конечном счете -- это вклад в общее будущее, вклад в стабильность завтрашнего дня.

Конкретно речь идет и об экстренных мерах, и о долговременных программах. Что-то в последнее время сдвинулось в продовольственной помощи, в поставках крайне необходимых товаров, в кредитах для стабилизации финансов. Не могу, однако, удержаться от того, чтобы не напомнить: на протяжении целого года, если не больше, я убеждал, аргументировал, доказывал своим партнерам по "семерке" и в контактах с представителями других стран необходимость, срочность оказания такой поддержки. Не могу не подчеркнуть, что принципиальный сдвиг в подходе к проблеме мирового значения был достигнут в 1991 году. Но в реализации договоренностей продолжалось топтание на месте -- до тех пор пока процессы у нас действительно не начали приобретать опасно хаотический и явно разрушительный характер.

Было упущено драгоценное время. И это тем более обидно, что понимание международного значения грандиозных преобразований в такой стране, как Советский Союз, уже было налицо, проникло не только в широкие круги общественности, но и на высокий государственный уровень.

Конечно, мы сами должны усвоить: настоящая помощь извне придет тогда, когда там окончательно, на фактах убедятся, что мы действительно взялись учиться жить по-новому, иначе говоря -- как все в цивилизованном мире. Тем не менее в глобальном балансе интересов сейчас, в данный момент, акцент должен быть сделан на создании наиболее мощными государствами Запада режима наибольшего благоприятствования для возвращения России и других стран СНГ в мировую цивилизацию.

Ни мы, ни Запад не можем упустить открывшийся в результате политики нового мышления шанс. Сегодня время не бухгалтерских расчетов, а стратегических решений.

Я много думаю об этом. И все больше убеждаюсь -- оказавшись в новой ситуации, я должен, нравственно обязан сделать все, чтобы помочь успеху того, что было начато в 1985 году. Сдвиги к новым отношениям в Европе и в мире привели в движение большие, ранее замороженные силы. Появились и новые возможности, и новые опасности. Поэтому все должны думать. И не с позиций политиканства -- как бы себе урвать побольше в данный смутный момент, а с позиций разумного и ответственного выбора, в конечном счете -- в собственных же интересах. Все, кто привержен начавшемуся движению, уже покончившему с "холодной войной", запустившему процесс разоружения, снявшему многие страхи (хотя некоторые считают, что это плохо, -- видно, привыкли жить в состоянии испуга), должны и дальше идти избранным путем.

Цивилизация сегодня получает сигналы тревоги отовсюду -- из всех "внешних сред", окружающих человека, -- не говоря уже о не до конца отключенном сигнале ядерной тревоги. Надо осмыслить -- как жить дальше? Если Запад не будет проявлять внимания к Югу, если ситуация там не будет оздоровляться, если не будет видно, что жизнь там улучшается, пусть и не так быстро, возникнет опасный заряд, похлеще ядерной угрозы. А возможность движения к лучшему есть. Возьмите Китай. Можно за что-то критиковать китайцев, но факт остается фактом: миллиард с лишним людей там накормили и одели. Прецедент колоссального масштаба. А если на Юге ситуация взорвется -все взорвется.

Всем этим и должна заняться политика, ориентируясь на XXI век. Я буду делать это в рамках международного Фонда, взявшего девиз "К новой цивилизации".

Когда я смотрю на сегодняшнюю российскую жизнь, меня охватывают противоречивые чувства надежды и тревоги. Тревоги потому, что еще не пройдена нижняя точка кризиса и не забрезжил свет в конце туннеля. Надежды потому, что в этой ситуации люди проявляют удивительное самообладание и терпение. Они надеются выйти на новую дорогу, чтобы достойно войти в двадцать первый век. Буду счастлив, если моя книга поможет в этом поиске. От тоталитаризма к демократии

44
{"b":"55805","o":1}