ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Большие воды
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Зависимые

- Похоже... - прошептала она. - Очень похоже...

Ольшес не решился задать вопрос сразу, в эту минуту, - он только отошел снова на несколько шагов, чтобы лучше видеть Ласкьяри - всю, каждое ее движение, каждый случайный жест... Даниил Петрович давно уже учуял неладное, и совсем не случайно сегодня он положил перед девушкой именно этот альбом.

Ласкьяри, словно очнувшись наконец, резко перевернула лист, небрежно просмотрела остальные репродукции, еще на мгновение-другое задержалась на "Виде Толедо", прошептала: "Да, да..." - и закрыла альбом.

- Этот художник... он был у нас? - резко спросила она, вскинув голову и в упор посмотрев на Ольшеса.

- Нет, - покачал головой Даниил Петрович. - Он умер много веков назад. Тогда еще никто не умел выходить в Пространство.

Девушка промолчала, хотя ее взгляд выдал недоверие. Но, не вдаваясь в уточнения, она сказала после недолгой паузы:

- Мне кажется, беседа закончена, мы можем вернуться.

2.

Елисеев, стоя у открытого окна, смотрел на сад и думал о делах консульства. Положение в целом было неплохим, но и не блестящим. Пока не могло еще идти речи о заключении каких-то договоров, о настоящем и полноценном сотрудничестве Ауяны и Федерации. То есть речь, безусловно, шла, и Правитель Тофета выразил активное желание стать членом Федерации ну, разумеется, вместо со своим государством и своей планетой. Но... Была масса всяких "но". Прежде всего, для вступления в Федерацию необходимо согласие всех государств планеты, а земляне делали только первые шаги на Ауяне, и с другими странами переговоров пока что не вели. Это, впрочем, всего лишь вопрос времени. А вот во-вторых... Даже здесь, в Тофете, наиболее развитой стране, члены правительства явно темнили, когда земляне предлагали свою ознакомительную программу. Хотя внешне все выглядело благополучно. Когда Правитель заявил, что фильмы, привезенные землянами, сначала должны демонстрироваться во дворце, Елисеев подумал, что от него потребуют корректур, прежде чем выпустят фильмы в прокат. Но ничего такого не произошло. Ленту смотрели во дворце, после чего земляне делали копии на местной пленке и передавали их в кинотеатры - в частные и муниципальные. Фильмы шли в самые популярные часы, их рекламировали... но нельзя сказать, чтобы публика ломилась в залы. Тут уж ничего не поделаешь, думал Елисеев. Не все любят фантастику, а для тофетцев фильмы о Федерации были именно фантастикой, - и дело только в этом, старался убедить себя консул. Только в этом! Но невольно он снова и снова вспоминал слова Ольшеса, прозвучавшие уже через месяц после их прибытия на Ауяну - "Нам оказывают тайное противодействие..." Ничего, утешал себя консул, привыкнут постепенно к нам, поверят... в таком деле спешка просто опасна. Да и некуда спешить. И незачем. Пусть все идет своим чередом.

Потом мысли консула сосредоточились на вчерашней прогулке. Прежде всего Ласкьяри потребовала, чтобы все переоделись Вечером не принято ходить по улицам в светлой одежде, объяснила она. Затем сказала, что лучше выйти не через парадный подъезд, а через сад. Это вызвало естественный вопрос "Почему?" Но Ласкьяри достаточно убедительно объяснила, что чем меньше людей знает о нарушении правил дипломатии, тем лучше, - а перед зданием консульства, на площади, всегда много гуляющих. Площадь эта небольшая, уютная, и весьма популярна среди молодежи. Ольшес посмотрел в окно действительно, публики предостаточно... вот только до сегодняшнего дня он что-то такого количества ни разу не наблюдал. Ну, через сад, так через сад.

...И вот они впервые за полгода очутились на улице Столицы не в автомобиле. Они шли, выбирая самые узкие проезды и проходы - такие, в которые не втиснулась бы даже малолитражка. Рассматривали дома, прохожих, слышали обрывки разговоров... и впервые по-настоящему ощутили себя на чужой планете. До сих пор все было иначе - консульство и дворец, дворец и консульство, и весьма ограниченный круг лиц. До сих пор они по-настоящему не видели жителей Тофета, людей Столицы. И не знали их. Конечно, за время короткой прогулки они не могли познакомиться с подлинной жизнью города, но все же некоторые впечатления получили. И эти впечатления заставляли задуматься...

Многие из встречных узнавали землян - даже в плохо освещенных переулках - и вжимались в стены, исчезали в черных дырах подъездов, уступая дорогу. Елисеев не сразу понял, в чем дело, - но вскоре каким-то десятым чувством уловил, что горожане боятся. Почему? Что в них такого страшного? А были и другие - тоже уходящие в сторону, только вместо страха от них веяло ненавистью... Выходит, прав был Ольшес, утверждавший, что против землян ведется тайная кампания? Но кем и с какой целью?

Особенно же обеспокоило Елисеева сообщение Ольшеса, сделанное по возвращении в консульство. Когда они расстались с Ласкьяри, проводившей их до ограды консульского сада, и уселись наконец в гостиной, Ольшес сказал:

- Между прочим, за нами был "хвост".

- Что-что? - не понял Елисеев.

- Следили за нами, - перевел Даниил Петрович свой специфический термин на общепонятный литературный язык. - Всю дорогу.

- Вы уверены? - насторожился Росинский.

- Я знаю.

- Эт-то интересно, - сказал Корсильяс. - Даже очень.

- И много было в "хвосте" составных элементов? - поинтересовался Хедден.

- Шесть.

- Вот как? - Елисеев сразу понял, что Ольшес ничего не напутал. Значит, по одному на каждого из гуляющих? Включая и дочь первого министра?

- А может быть, в ней-то и дело? - предположил Корсильяс. - За нее беспокоились. Вот и пустили сопровождающих.

- Нет, - уверенно сказал Ольшес. - Следили за нами. Ласкьяри тут ни при чем. Хотя, конечно, так нельзя сказать, что она совсем уж ни при чем. Она знала о слежке.

- Ну, дорогой, - развел руками Росинский. - Это уже чистый домысел, по-моему. Откуда вы можете знать, что она - знала?

- Можете быть совершенно уверены в этом, - спокойно сказал Ольшес. - И она вывела нас через сад именно потому, что там ждали эти ребята.

- А почему они не могли ждать нас на площади? - удивился Хедден. Кажется, в толпе гуляющих скрыться гораздо легче, нежели на пустынной улице.

- В этом я еще разберусь, - пообещал Ольшес.

И вот теперь Адриан Станиславович, обдумывая вчерашние события, мысленно споткнулся на том, что Ольшес не только заметил, что за ними следят - единственный из всей компании, - но и умудрился сосчитать следящих... Да, вывод мог быть только один. В состав консульства без ведома Елисеева включен инспектор по особым делам. Да, конечно, консулу говорили об Ольшесе, как о работнике высокой квалификации, но Елисеев-то думал, что речь идет об опыте культурного сотрудничества в Федерации, но уж никак не о разведке... Ч-черт побери, зачем тут особист? Елисеев прекрасно понимал, что его личная неприязнь к работникам Управления Федеральной безопасности ничем не обоснована, что люди этого ведомства делают весьма и весьма нужное для всей Федерации дело... Но что тут поделаешь? Вот не любит Елисеев инспекторов, и все!

По внутренней связи Елисеев вызвал Ольшеса. Тот сидел в своей комнате, разложив на столе клочки бумаги, и всматривался в них напряженно и остро, и не сразу поднял голову, услышав сигнал вызова.

- Даниил Петрович, - сказал Елисеев, - мне бы хотелось с вами поговорить. Можно зайти к вам?

- Лучше наоборот, - вскочил Ольшес. - Я сейчас приду.

"Неужели не хочет, чтобы я видел эти его бумажки? - удивился Елисеев. - Дожили... Секреты от консула!"

Когда Ольшес вошел, Елисеев сразу спросил:

- Даниил Петрович, как это вам удалось вчера сосчитать людей, следящих за нами?

Ольшес рассмеялся и ответил вопросом:

- Адриан Станиславович, а разве вы не знали, что в состав каждого консульства или посольства на чужих планетах в обязательном порядке включается специалист... э-э... моего профиля?

- Не знал, - совершенно искренне ответил консул.

19
{"b":"55807","o":1}