ЛитМир - Электронная Библиотека

На корабле Разведкорпуса царила паника. И причиной ее был никто иной, как находящийся на Ауяне инспектор Ольшес.

Даниил Петрович сначала не понял, что так взволновало Рамира, почему он выкрикивает какие-то не слишком внятные фразы, и в чем, собственно, суть проблемы. Но через несколько секунд он во всем разобрался - и, к огромному возмущению Рамира Корина, обрадовался.

- Ты это серьезно? - заорал инспектор, не беспокоясь о том, что его могут услышать в коридоре. - Ты все записал, надеюсь?

- Я серьезно, и я записал, - ответил Рамир, - но не потрудишься ли ты объяснить, в чем дело? Ну, что ты жив и здоров, я уже понял. А дальше?

- А дальше то, что мы сможем найти их планету, - радостно сообщил инспектор. - Вот и все!

- Эй... - начал было Рамир, но Ольшес оборвал связь.

Инспектор просто сиял от радости. На борту космического крейсера тоже приняли передачу дарейтов. И записали ее. А значит, нетрудно будет по спектру отыскать нужную звезду. Ведь в картинах, которые видел Даниил Петрович, светило планеты дарейтов появлялось несколько раз. Это была настоящая удача.

Конечно, никто не мог предсказать заранее, в каком состоянии окажется планета после глупого и жестокого вмешательства неведомых пришельцев... и тем не менее это выглядело неплохим шансом.

Немного поразмышляв, Ольшес решил, что дарейтам он сообщит об этой новости попозже. Теперь же перед ним уже всерьез встала проблема кочевников. Инспектор не мог улететь с Ауяны, оставив Найту в подобной ситуации. Ведь девушку пытались убить, а виной тому был он сам, и никто больше. Значит, нужно либо объясниться с теми, кто следит за бывшей продавщицей, либо спрятать Найту в надежном убежище до тех пор, пока дарейты не будут вывезены с Ауяны, и тем самым у кочевников и мафии исчезнет необходимость охотиться за теми, кто тайно говорит с морем. Но, поскольку вопрос вывоза дарейтов оставался открытым, нужно было обдумать первый вариант решения.

Если же договориться не удастся...

Ольшес решил пока что на этом не сосредотачиваться.

Он вышел из дома и зашагал по улице. Машина сейчас была ему не нужна. Даниил Петрович совсем не хотел, чтобы те, кто следит за ним и за Найтой, отстали где-нибудь на узких улицах, попав в пробку. Он намеревался отловить парочку этих деятелей и поговорить с ними не шутя. А для этого нужно было завести их в подходящее тихое и уютное местечко. Ольшес давно уже знал Столицу достаточно хорошо, чтобы уверенно выбрать соответствующий уголок. Поближе, чтобы не тратить время понапрасну.

Наконец, пройдя темноватым переулком и миновав два проходных двора, инспектор, свернув налево, очутился в нужном ему месте. Это был узкий двор, в который не выходило ни одного окна окружавших его домов. Здесь со всех четырех сторон возвышались мрачные брандмауэры, а невысокая подворотня, ведущая во дворик, предназначалась лишь для уборщиков, которые, похоже, в последние лет десять-пятнадцать не трудились сюда заглядывать.

Ольшес встал сбоку от подворотни. Через минуту-другую он услышал шаги.

Оглушив первого из преследователей, Даниил Петрович тут же свалил на землю второго и, надежно связав его по рукам и ногам тонким прозрачным шнуром земного производства, прислонил не успевшего ничего понять бедолагу к стене и внимательно всмотрелся в молодое прыщавое лицо.

Юнец ответил инспектору злобным взглядом и прошипел:

- Ну, ты дурак... Не соображаешь, на кого налетаешь.

- Да ты у нас поэт! - хмыкнул Ольшес. - Ну-ка, зарифмуй еще что-нибудь!

Юнец недоуменно вытаращил глаза.

- Ты... - прохрипел он. - Ты... да ты вообще... да тебе что, жить надоело? Ну, так считай, что сегодня твой последний день!

- Ты мне лучше скажи, детка, кто тебя послал следить за мной? спросил Даниил Петрович. - Да подробно рассказывай, а то я рассержусь.

- Гы-гы! - развеселился парень. - Он рассердится! Видали мы таких. Ага, тоже сердитые были. Пока их не прижгли как следует, да ножичком не пощекотали. Ты что думаешь, мы вдвоем за тобой шли? Погоди минутку, узнаешь, что почем!

- Спасибо, что предупредил, - серьезно ответил Ольшес, хотя, строго говоря, в предупреждении он не нуждался. Он давно уже слышал тех троих, что затаились неподалеку и выжидали подходящего момента для атаки. Ну, для инспектора-особиста три таких дурака - все равно что пустое место.

В чем прыщавый юнец и убедился спустя пару минут.

И лишь увидев три валяющиеся на земле тела своих соратников, он испугался.

Однако чего-чего, а гонору у него хватало. Он упорно отказывался отвечать на вопросы Даниила Петровича. Наконец инспектор рассердился по-настоящему и, схватив наглеца за шиворот, хорошенько стукнул его об стену. Юнец взвыл, но не сдался. Тогда Ольшес нажал на одну из критических точек - и парень, выпучив глаза и онемев от пронзившей его боли, замотал головой, давая знать, что молчать больше не собирается.

- Кто убил Собти? - для начала спросил инспектор.

Юнец попытался отползти в сторону, однако Ольшес тут же пнул его ногой, возвращая на прежнее место, и парень затих, затравленно глядя на землянина.

- Кто? - злым голосом повторил Даниил Петрович.

- Ну... - промычал юнец. - Ну... вот они, - он показал глазами на лежащую рядом троицу.

- А ты в этом не участвовал?

- Да кто меня пустит на такое дело! - обиженно пробормотал парень, но тут же, спохватившись, добавил: - Нет, я там даже не был.

- Тогда откуда тебе известно, как именно его пытали? - поинтересовался Ольшес.

- Да чего там, - протянул юнец. - Это все знают

- Вот как? Любопытные у вас знания. Ладно. Так кто вас послал?

Парень, и без того бледный, вдруг побледнел еще сильнее, и Даниил Петрович ощутил, как от юнца распространяется вонючая, удушливая волна звериного ужаса. Похоже, того, кто скрывался за всей этой жестокой акцией, юнец боялся куда сильнее, чем стоявшего перед ним землянина.

- Говори! - прикрикнул Ольшес. - Мне надоело с тобой нежничать.

Парень несколько раз нервно сглотнул, собираясь с силами. Он действительно хотел что-то сказать. Но никак не мог заставить себя сделать это.

Инспектор, решив, что юнцу необходимо помочь обрести решимость, протянул руку и пригрозил:

- Или ты говоришь, или я делаю тебе очень больно. Ну?

- Это Вика Кирао! - выкрикнул юнец - и внезапно потерял сознание.

Ольшес покачал головой. Ну и ну... Этот Вика должен быть серьезным хищником, если от одного упоминания его имени мелкая шпана падает в обморок.

Однако инспектор знал, что, как бы то ни было, ему все равно придется встретиться с этим Кирао. А уж удастся ли договориться миром, или пойдут в ход какие-то особые аргументы - покажет время.

Приведя в чувство прыщавого дурака, Ольшес задал ему еще несколько вопросов и, на прощанье надавав юнцу тумаков, отпустил его восвояси. А тот, даже не посмотрев на своих подельников, до сих пор валявшихся в грязном темном дворе, припустил со всех ног, и к тому времени, когда инспектор вышел в переулок, мальчишки и след простыл.

4.

Вернувшись в пансион через соседние крыши, чтобы оставшиеся перед домом наблюдатели не знали о его приходе, и убедившись, что Найту никто не беспокоил, Даниил Петрович ушел в свою комнату и в очередной раз углубился в размышления. Он узнал от прыщавого юнца все, что ему необходимо было узнать. Что Вика-Кирао - полномочный представитель Вождя кочевников и одновременно глава городских бандитов. Что живет он в Столице, в одном из фешенебельных районов, что имеет в своем распоряжении целую армию головорезов, и что главной его задачей на сегодняшний день является уничтожение всех тех, кто тайно говорит с морем. В том, разумеется, случае, если эти тайно говорящие откажутся предоставить свой дар в полное распоряжение кочевников. В общем, теперь Ольшесу только и оставалось, что добраться до Вики. Добраться и разобраться.

50
{"b":"55807","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Призрачное эхо
Империя из песка
Темнотропье
Дети жакаранды
Интимная гимнастика для женщин
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Мой любимый враг
Метро 2033: Площадь Мужества