ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Здесь с нами дети - я, как старший по званию, приказываю всем оставаться здесь для защиты детей! - ответил лейтенант, пытаясь придать голосу больше решительности, но это у него не получилось.

Карпович и десантник вопросительно взглянули на Качана.

- А раньше на детей было плевать? Чем же мы их защищать будем, если "духи" придут - членами по лбу бить?! Мы идём за оружием, а вы можете оставаться! - возразил Александр.

- А я приказываю остаться! - потребовал лейтенант и сжал кулаки, понимая, что с каждым мгновением теряет свой авторитет.

- Ты своему "чмырю" приказывай! - отрезал Качан и, повернувшись к Карповичу и десантнику, спросил: - Ну что - в обход стрельбища к казарме? Там, вроде, ещё стреляют. А в казарме оружейка.

- Согласен, - кивнул десантник: - Всё равно нет другого варианта.

- Ну что, Оля - пока! Завтра увидимся! - попрощался с девушкой Качан и, сделав несколько шагов, обернулся и добавил: - Если повезёт.

Ольга подбежала к Александру, обняла его за шею и, поцеловав, прошептала:

- Спасибо тебе за всё! За детей спасибо! Если бы не ты... Береги себя!

- Ладно, - махнул рукой Качан, не любивший сентиментальности и догнал ушедших вперёд Карповича и десантника.

Перед тем, как окончательно скрыться в зелёнке, Качан обернулся ещё раз и у него сжалось сердце при мысли о том, что детей и женщин могут найти "духи" - вряд ли безоружные танкисты смогут их защитить. Поэтому нужно было спешить и теперь Качан думал лишь об одном - где достать оружие.

До казармы было метров четыреста. Бежали по зелёнке вокруг танкового стрельбища - так было дальше, но зато незаметнее и безопаснее. Качан предупредил, что по нему и детям стреляли как раз отсюда, но до самой казармы они так никого и не встретили - то ли "духи" их просто не заметили, то ли уже успели уйти в другое место.

Казарму атаковали не меньше полусотни грузин. Но все они пытались прорваться со стороны дверей и ребята, улучив момент, подбежали к зданию с противоположной и, выбив ногами стекло в одном из окон на первом этаже, один за другим запрыгнули внутрь и... тут же оказались под прицелами автоматов.

- Мужики, не стреляйте! Мы свои! - истошно заорал Карпович и сделал это вовремя, потому что по ним уже собирались полоснуть очередью.

- Оружие есть? - быстро спросил Качан у танкистов.

- Оружия до хрена - в оружейке. Стрелять из него некому, - буркнул танкист, который только что едва не нажал на спусковой крючок.

Оружия и в самом деле было много. Каждый взял по автомату, несколько запасных магазинов с патронами и ручные гранаты. Брали столько, сколько могли унести, обвешавшись со всех сторон целыми гроздьями подсумков.

- Ты, Саня, прямо Рембо с голым торсом, - пошутил Карпович, глядя на по пояс голого, увешанного оружием Качана.

Теперь можно было навести порядок и в казарме - боевики наседали, пользуясь растерянностью и неопытностью танкистов, а те жались по углам, лишь изредка отвечая короткими очередями на шквал огня грузин. Оценив обстановку, Карпович и Качан принялись расставлять танкистов и объяснять, кому куда нужно стрелять и за чем следить. Танкисты не стали спорить и, видя, что спецназовцы кое-что понимают в организации обороны, охотно выполняли их команды.

Боевикам удалось захватить расположенные за столовой склады и они уже начали вскрывать ворота и проникать внутрь хранилищ, где находились танки и другая боевая техника.

- Сейчас танки, б..., захватят! - выругался Карпович.

- Юрка, Паша - давайте в столовую: посмотрим, что на складах делается и по обстановке что-нибудь сообразим.

Осторожно осмотревшись, оба спецназовца выскочили на улицу через уже разбитое ими раньше окно на первом этаже. Столовая была совсем рядом, за углом и ребята, прижимаясь к стене казармы, побежали к её входу.

Выглянув из-за угла во двор, Качан понял, что боевики решили, наконец, обойти казарму сзади и теперь надо было спешить.

Выбив резким ударом ноги входную дверь, Качан ворвался в столовую, держа автомат наперевес. Следом за ним вбежали Пашка и Юрка. Прямо перед носом Александра захлопнулась дверь хлеборезки и внутри раздался грохот падающей посуды.

- А ну выходи! - крикнул Качан и пальнул из автомата прямо по дверям.

- Эй, Булба, нэ стрэляй! - донёсся испуганный голос хлебореза-узбека.

Через мгновение дверь распахнулась и из хлеборезки выскочила целая толпа вооружённых южан.

Качан не смог удержаться от улыбки, глядя на полную растерянность и ошарашенность узбеков, которые, имея автоматы, забились кучей в одну-единственную комнату, хотя, прояви они хоть немного мужества и сообразительности, вполне могли бы пробраться в казарму или же организовать оборону своими силами.

- А ну, давайте к окнам - начинайте стрельбу по грузинам, а мы под прикрытием проберёмся к складам! - крикнул узбекам Карпович, успевший через окно оценить обстановку.

Качан тоже подошёл к окну и, осторожно, чтобы его не заметили, осмотрел территорию складов, как на ладони лежащих прямо за столовой.

Грузины уже взломали несколько ворот и подогнали с КПП КАМАЗы, на которых приехали в часть. Несколько боевиков таскали в машины ящики с оружием. Слева от столовой была свалена большая груда брёвен, тянущаяся до самых складов.

- Мужики - если проползём за брёвнами, то нас не заметят. А там забросаем их гранатами и ударим из автоматов. Должно пройти, если узбеки нам помогут, - предложил Качан.

- Конечно помогут! - заверил Карпович и, обращаясь к хлеборезу, попросил: - Юнус, поставь своих людей - пусть откроют огонь из окон. А мы пока за брёвнами проползём.

Юнус, без особого желания, но всё же повернулся к своим и о чём-то начал говорить с ними на узбекском. Те отрицательно качали головами.

- Чего мотаете башками - вы солдаты или бабы?! - разозлился Качан.

- Ми солдаты. Зачэмь нам умират - скоро дом ехат. Пускай грузин бэрут оружие и идут. Если им нэ мешат, они уйдут и нэ будут нас стрэлят, возразил один из узбеков.

- Зачем стрелять? Они ваших товарищей убивают, детей убивают, а вы сидите в норе, как крысы! - окончательно вышел из себя Качан.

- Ты сам крыса! - оскалился узбек и с кулаками бросился на Качана.

Александр свалил его на пол точным ударом ноги в пах, передёрнул затвор автомата и, направив его на узбеков, потребовал:

- Я сержант и беру команду на себя. Если вы откажетесь подчиняться приказу, я вас просто расстреляю. А ну к окнам - занять оборону и открыть огонь!

Конечно, Качан рисковал, но иначе было просто нельзя, чтобы не утратить контроль за ситуацией. Кроме того, без огневой поддержки узбеков план нападения на боевиков осуществить было бы гораздо труднее.

В конце концов узбеки всё же вняли доводам Качана и рассредоточились вдоль окон обеденного зала. Здесь же встали и спецназовцы.

Качан и Карпович выпустили длинные очереди почти одновременно и один из боевиков, тащивший ящик, сразу же упал, словно подкошенный, на асфальт, а второй залёг за ящиком и принялся обстреливать столовую. Первыми же выстрелами ему удалось убить одного и тяжело ранить другого узбеков, нерасчётливо высунувшихся из окна. Александр даже испугался, что это вызовет панику в рядах южан, но те, повинуясь чувству самосохранения, ответили дружным огнём из шести автоматных стволов, не давая грузину ни малейшей возможности высунуться из-за ящика. Остальные боевики, побросав ящики, принялись обстреливать столовую, передвигаясь вперёд короткими перебежками.

- Ну всё, Юнус - мы к складам! Прикройте нас и, если что - отходите в казарму! - крикнул Качан хлеборезу.

Тот кивнул.

Спецназовцам повезло - грузины, отвлечённые перестрелкой с узбеками, засевшими в столовой, не заметили перебежек и Качан с товарищами благополучно добрались до самого края штабеля брёвен. Огонь из окон столовой прекратился - было похоже, что узбеки отошли к казарме.

- И на том спасибо - хоть успели сюда попасть, - шепнул Карпович на ухо Качану.

3
{"b":"55809","o":1}