ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осмотревшись по сторонам, грузины вновь принялись за ящики. Наконец, когда все они вошли в ближайший бокс и возле КАМАЗов осталось только два боевика, затаскивающих ящик в кузов.

- Давай, Саня - другого случая может не быть! - шепнул Карпович.

- Тебе, Юрка - тех двоих. А мы возьмём на себя бокс! - скомандовал Качан.

Юрка первым выскочил из-за штабеля и сразу же открыл огонь по боевикам возле КАМАЗа, убив одного и ранив второго. Качан и Карпович подскочили к боксу и забросали его гранатами через широко распахнутые ворота, прижавшись спинами к стене по обе стороны от входа, держа наготове автоматы. Склад задрожал от грохота взрывов и в какой-то момент Качану даже показалось, что стена сейчас не выдержит и рухнет прямо на него. Из ворот наружу полыхнуло яркое, обжигающее пламя. Почти тут же донеслись вопли и стоны уцелевших боевиков. Качан дал очередь внутрь склада через щель между воротами и стеной и, выругавшись, потребовал:

- А ну, выходи или всех перестреляем!

- Нэ стрэляй! - предупредил ошеломлённый взрывами грузин с окровавленным лицом и, бросив свой автомат под ноги, вышел наружу с поднятыми руками.

- Давайте сюда! И не дёргаться - буду стрелять сразу, без предупреждения! - крикнул десантник и принял первого пленного, а вскоре добавил к нему и второго - раненного им же возле КАМАЗа боевика.

- Остальные - тоже на выход или бросаю гранаты! - предупредил Качан.

Из бокса один за другим с поднятыми руками стали выходить окровавленные грузины в обгоревших, ещё дымящихся камуфляжах. Всего у спецназовцев оказалось семь пленных. Внутри склада остались восемь обезображенных взрывами тел боевиков.

- Что, суки - отвоевались?! В детей стреляли, да?! - заорал на пленных Качан.

Те молча смотрели под ноги.

- Давай их в караулку отведём, чтобы под ногами не болтались - похоже, там наши от "духов" уже отбились, - предложил Карпович.

Качан кивнул и они повели пленных к караулке.

В караулке командовал помначкара старшина Тихонов из Рязани. Сдав Тихонову пленных, спецназовцы решили возвращаться в парк, где вновь началась стрельба - было похоже, что боевики перешли в контратаку.

- Твою мать - снова боксы захватили! - выругался Карпович.

- Ничего - опять отобьём. Давай перебежками от одного склада к другому, - предложил Качан.

Склады представляли собой длинные кирпичные сооружения, тянущиеся параллельно друг другу. На дальнем конце спецназовцам предстояло пересечь парк поперёк лентам складов и здесь их подстерегала главная опасность нужно было преодолевать несколько участков голого пространства под огнём уже вновь захвативших начало складов боевиков.

Первые две перебежки прошли удачно, но во время третьей Юрка-десантник вскрикнул и, схватившись за живот, упал на асфальт между двумя складами. Вокруг него тут же засвистел град пуль. Качан бросился было к упавшему товарищу, но его остановил Карпович:

- Назад, Саня - нельзя! Это не только автоматчики. Снайпер, бля, откуда-то мочит! Он Юрку и подстрелил. Если сунемся - он и нас подстрелит.

- Юрка, ты как? - крикнул Качан, высунувшись из-за угла склада, заметив, что десантник подал признаки жизни.

- Живой, вроде. Живот подсрелили и ноги... Сухожилия перебиты, донёсся слабый ответ и Юрка повернул к Качану лицо, искажённое гримасой боли.

- Тебя снайпер подстрелил. Смотри - рядом с тобой бетонный блок лежит попробуй за него заползти. Мы здесь, Юрка! Мы тебе поможем - держись! заверил Качан.

Грузины, заметив десантника, бросили свои КАМАЗы и перешли в атаку. Качан и Карпович дали по ним несколько очередей и грузины залегли, тоже открыв огонь. Юрка, стиснув зубы, на одних руках дополз до спасительного бетонного блока и потерял сознание.

Неожиданно рядом за стеной в гараже взревел двигатель и из склада, разбросав в стороны кирпичную кладку, выполз танк и развернув башню в сторону боевиков. Увидев танк, грузины побежали назад и своим КАМАЗам. Из люка высунулся чумазый татарин и увидев Качана, крикнул:

- Эй, Бульба! Давай ко мне - я один.

- Тут Юрка-десантник раненый.

- Сейчас всё равно не возьмём - пуганём "духов" и вернёмся за ним, махнул рукой татарин.

Внутри танка было, конечно, безопаснее. Дав полную скорость, татарин бросил мощный Т-72 на КАМАЗы боевиков. Раздался скрежет ломающегося и деформирующегося металла, звон разбитого стекла и предсмертные крики не успевших спастись бегством боевиков. Спецназовцы были без шлемофонов и скоро разбили себе головы в кровь.

- Всё, больше не могу - а то совсем мозги отобьёт, - не выдержал Качан: - Мы наверх! Вернёмся к Юрке!

Татарин кивнул и, притормозив свою сорокатонную машину, позвонил спецназовцам выскочить наружу.

Увидев неподалёку фельдшера-сержанта, Качан позвал его с собой.

Юрий уже едва подавал признаки жизни.

- Ну что? - спросил у фельдшера Качан.

- Крови много потерял. Его в госпиталь надо. Я сейчас перевяжу и скоро наш УАЗик должен подъехать - у него колесо прострелили, сейчас меняет.

- Смотри, отвечаешь за него головой! - пригрозил Качан и, увидев, что Юрка открыл глаза, тронул товарища за плечо: - Потерпи, Юрка, потерпи. Сейчас тебя перевяжут - легче будет. Ты держись, Юрка!

Десантник вместо ответа закрыл и вновь открыл глаза.

- Теперь к детям, Паша - мало ли что! - крикнул Качан и они побежали к зелёнке.

Наперерез им из-за кустов с рёвом выскочила и остановилась боевая машина десанта, башня которой начала медленно разворачиваться в сторону зелёнки, что должны были находиться дети.

- Совсем охренели, что ли?! - крикнул Карпович.

Качан подбежал к БМД и что есть силы принялся колотить прикладом автомата по броне.

- Тебе чего? - недовольно спросил высунувшийся из люка капитан.

- Там за стрельбищем дети, товарищ капитан! Мы их в зелёнке спрятали. Их надо вывезти оттуда. Лучше ударьте по сопке и кладбищу - там "духи".

- Понял, - кивнул капитан, скрылся в люке и БМД гулко ахнула по высоткам, чередуя выстрелы из пушек с пулемётной дробью.

- Теперь возвращаемся в парк! - крикнул Качан Карповичу и они побежали назад.

В парке с новой силой разгорелся бой, потому что сюда подошли с одной стороны боевики, недавно осаждавшие казарму и дом, а с другой - танкисты из той же казармы и прорвавшиеся в часть офицеры. Карпович и Качан выскочили в тыл группе боевиков и с ходу открыли огонь. Несколько грузин упали на землю,

а остальные стали отходить. Качан подбежал к большой липе, выглянул из-за ствола и неожиданно услышал прямо над головой слабый одиночный хлопок. Подняв голову, Качан увидел чернобородого снайпера с винтовкой с оптическим прицелом. Снайпер сидел среди ветвей и увлечённо целился в кого-то из наших солдат, не замечая опасности. Качан, приложив палец к губам, жестом осторожно подозвал Карповича. Показав на снайпера, Качан шепнул:

- Это он, сука, Юрку подстрелил. Пора и рассчитаться!

Подняв автомат, Качан громко позвал:

- Эй, грузин!

Снайпер взглянул вниз и тут же направил на Качана винтовку, но пограничник вовремя нажал на крючок и выпустил в грузина полрожка патронов. Голова снайпера, буквально взорвавшись на глазах, разлетелась в сторону и ствол забрызгало разорванным слегка желтоватым, окровавленным мозгом. Часть мозга и крови попали Качану на лицо. Александр вытер лицо руками и, взглянув на свои ладони, почувствовал, как к горлу подкатился комок и его стало мутить. С дерева шлёпнулся труп снайпера с кровавым месивом на том месте, где раньше была голова. Качана стошнило и он, вытерев губы, выругался и пнул труп ногой.

- Ты как? - испуганно спросил Карпович.

- Ничего - в порядке! - махнул рукой Качан.

Из-за угла столовой выскочили несколько боевиков, вслед за которыми показался танк. Танк догнал нескольких грузин и подмял их гусеницами, превращая человеческие тела в кроваво красное месиво. Качан и Карпович дружно открыли огонь и уничтожили троих уцелевших боевиков. Люк водителя открылся и оттуда высунулся... татарин:

4
{"b":"55809","o":1}