ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Ну, я тебя сейчас! -- не сдержавшись, прошипел мнимый садовник.

Вайка сильно защелкал и заскулил, и в тот же миг на шпиона прыгнула Сатти. Она кидалась на него с громким лаем и рычанием, а тот крутился на земле, отбиваясь ногами, и звал на помощь. Прибежавшие люди увидели такую картину: Вайка, хромая и с жалобным визгом, крутился в траве,-- по-видимому, от удара и сильной боли, а незнакомец пытался пнуть еще и собаку.

-- Он напал на Вайку! -- хором закричали возмущенные дети.

К шпиону подступили разгневанные галдящие слуги и живо выпроводили за ворота. Вайку меж тем подняла на руки М'Нади, и зверек тотчас перестал скулить. Он вырвался из рук, вскочил на забор и защелкал вслед уходящему человеку, оглядываясь на людей.

-- Эге,-- нахмурился Экка,-- похоже, это не случайный гость. А ну-ка, прослежу я за ним...

Он проводил нежеланного визитера, держась поодаль, и увидел, что тот вошел в дом какого-то богатого вельможи. Расспросив, он узнал, что это особняк Гувдолла, вице-председателя Академии, а фактически -- ее главы: председатель Конгалл был стар и болен и уже ничем не занимался -- ни наукой, ни руководством, ни государственными делами.

Эту новость рассказали Лувгаллу, когда он вернулся со службы, и хозяин дома только вздохнул.

-- Но что нужно было слуге Гувдолла у нас в саду? -недоуменно спросила Адина.

-- Может, он хотел поставить капкан на мотыльков,-пошутил Лувгалл, но Адина видела, что мужу вовсе не до смеха.

Разумеется ни тот, ни другой из супругов не представляли, насколько шутка Лувгалла близка к истине -- за исключением только мотыльков -- "капкан" был заготовлен на совсем другую дичь.

Ложась в постель и видя озабоченность жены, Лувгалл поспешил ее успокоить:

-- Ну вот, не вздумай еще ты расстраиваться. В крайнем случае, подам в отставку, вот и все. Подумаешь! У нас дети, дом, имение...

Близ кровати послышалось постукивание коготков.

-- ...и Вайка! -- закончил Лувгалл. -- Чего еще?

x x x

Вскоре в воскресенье к Лувгаллу заглянул школьный приятель Тортолл.

-- Только не пробуй закормить меня, старина,-- предупредил он. -- Я по-свойски. На работе, конечно, всегда можно повидаться, ведь ты теперь в нашей шараге. Но разве там поболтаешь запросто!

Тем не менее Тортолл остался на обед и был, надо признать, весьма мил: шутил с детьми, произносил тосты и рассказывал всякие забавные случаи из жизни Академии.

-- Ты, конечно, знаешь уже, какой дремучий болван этот Урдулл, секретарь Ученого совета. Ведь он словесник по образованию, и представь себе: как-то его спросили, чем палиндром отличается от палимпсеста. И что же ответил наш Урдулл?

Тортолл отложил вилку, сделал надменно-тупое лицо и произнес голосом Урдулла:

-- Окончания разные. Нет, это отпад -- окончания разные! И это на полном серьезе! Ну, где еще сыщешь столь дремучее невежество? Только в нашей Академии.

-- А что такое палиндром? -- мгновенно спросил Онголл.

-- Возьмите с Дитой словарь и прочитайте,-- отвечала вместо гостя Адина. -- Они у нас уже читают,-- похвалилалсь она.

Потом приятели прошли в кабинет Лувгалла.

-- Уф,-- вздохнул Тортолл,-- можно, я сниму рубашку? Ничего себе готовит эта ваша повариха.

-- Ну, Тортолл,-- предложил Лувгалл,-- валяй, выкладывай. Я понимаю, ты ведь не из-за кулинарных талантов нашей М'Нади заглянул ко мне?

-- Ну, что ты,-- вяло возразил Тортолл. -- По-твоему, я не могу зайти по-приятельски? Конечно, наука здорово затягивает, что говорить. Ты этого не понимаешь, конечно, это уж у нас, ученых, такое сумасшествие -- знание, но... В общем, старая дружба для меня не пустой звук.

В это время в кабинет заскочил Вайка. Как водится, он катнулся к гостю, и Тортолл ахнул:

-- Булкут! Не знал, что ты его держишь.

-- Это Вайка,-- отвечал Лувгалл. -- По-моему, ты ему понравился.

-- Надо же,-- продолжал Тортолл, забыв на время обо всем, кроме своей страсти -- науки о зверях,-- надо же, у него пять полосок.

-- Да, а что? Это значит что-нибудь особенное?

-- Ну, еще бы! Обычно у булкутов бывает две-три полоски. Уже четыре -- большая редкость, а пять! Да, отхватил зверя... Редкий экземпляр... -- бормотал Тортолл, разглядывая Вайку.

Лувгалл пожал плечами.

-- Знаешь, мы все к нему очень привязались, у нас даже как-то все в доме наладилось, когда появился Вайка. Но по мне -- что две полоски, что десять, лишь бы зверек был милый -- как вот Вайка.

-- Не скажи,-- возразил Тортолл. -- Считается,-- правда, это точно не установлено, -- что их полоски -- это показатель альвитической силы.

-- Какой силы?

-- Сейчас попробую показать,-- отозвался ученый. -- У вас в доме найдется несколько больших зеркал?

Экка притащил все зеркала, что были в доме, и Тортолл принялся с ними мудрить. Он расставил их каким-то хитроумным образом, и наконец удовлетворился.

-- Лучше, если бы свет был поляризован,-- заявил знаток чудес природы. -- Но, я думаю, довольно будет и просто яркого света.

Тортолл затенил окно шторами и установил в оставленной им щелке пару зеркал. Полутьму комнаты прорезало несколько полос и столбов яркого солнечного света, в котором роилась тьма-тьмущая пылинок.

-- Ну вот, а теперь позови-ка Вайку, заставь его попрыгать по комнате.

Лувгалл поманил Вайку прутиком с кусочком тряпки на конце, и топотунчик весело щелкнул -- он любил, когда с ним играли. Носясь по комнате взад-вперед, зверек запрыгнул на стену и попал в полосу света.

-- Ну? -- прошептал Тортолл торжествующе. -- Видишь?

Лувгалл глянул внимательней и тихонько ахнул: вокруг Вайки блестели тонкие-тонкие лучики, очень похожие на тонкую паутинку, когда на нее попадает солнечный луч. Зверек переменил положение на стене -- и Лувгалл успел заметить, что на какой-то миг булкут вовсе ни за что цеплялся -- на весу его удерживали, как паутинка, эти вот тонкие светящиеся ниточки. В следующий миг Вайка прыгнул к ногам Лувгалла, привлеченный движением игрушки -- это Лувгалл, забывшись, шевельнул рукой с зажатым в ней прутиком. В прыжке топотунчик пересек освещенное место, и вновь на свету блеснули несколько ниточек -- выглядело так, будто Вайка скользит по тонкому канатику, вернее -- на нескольких канатиках.

-- Глазам своим не верю,-- произнес наконец Лувгалл. -- И что это значит?

-- Это вид особой силы, тонкой энергии,-- лекторским тоном разъяснил Тортолл. -- Булкуты умеют пользоваться ей, вот почему твой Вайка такой ловкий верхолаз. Одними коготками он бы не удержался на такой крутизне. Мы называем этот вид силы альвитической энергией. В сущности, это разновидность той силы, что применяют маги.

-- Ты хочешь сказать, что наш Вайка -- зверек-чародей? -засмеялся Лувгалл.

-- В каком-то смысле -- да,-- важно подтвердил Тортолл. -Правда, ему не хватает одной малости -- разума...

-- Вайка насмешливо защелкал.

-- Кстати, я как раз исследую альвитическую энергию у животных,-- сообщил далее Тортолл. -- Конечно, это граничит с Запрещенной наукой, но мы, ученые, обязаны идти на определенный риск в интересах знания. Впрочем, для тебя, вероятно, это слишком высокие материи.

-- Что ж,-- согласился Лувгалл,-- можно спуститься и на грешную землю. Ты, помнится, хотел мне что-то посоветовать?

-- Разве? А, да...

Тортолл посерьезнел и некоторое время молчал.

-- Старина, я скажу тебе напрямик,-- заговорил он наконец. -- Лучше не дразнить гусей. Или, если угодно, не наступать на больную мозоль.

-- Или не путать палиндром с палимпсестом,-- в том же тоне продолжил Лувгалл. -- Кстати, что это такое?

Тортолл махнул рукой -- дескать, еще объяснять эту чушь.

-- Лувгалл, все очень чревато. Мы обойдемся без имен, но ты меня поймешь. Председатель Академии, сам знаешь, где одной ногой. И ты знаешь, кто его сменит, а вернее, уже сменил.

-- Что, разве выборы председателя уже отменили? -- поддел Лувгалл. -- А как же вековые традиции науки?

6
{"b":"55813","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Мучительно прекрасная связь
Мастер клинков. Клинок заточен
Говорю от имени мёртвых
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Темный паладин. Рестарт
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Записки с Изнанки. «Очень странные дела». Гид по сериалу
1793. История одного убийства