ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Ой, Лувгалл,-- скривился Тортолл,-- только не петушись! Если ты надеешься на благоволение свыше, то, говорю тебе, всему есть предел. Ну, представь, чью сторону примет инвар, если придется выбирать между каким-то чиновником и главой Академии? Будь ты хоть сто раз прав -- не может же он плюнуть в лицо всей науке! Прости меня, но еще ничья честность этого не стоила.

Лувгалл пожал плечами.

-- Ну что ж, подам в отставку, только и всего.

Тортолл одобрительно кивнул и доверительно произнес:

-- И чем скорее, тем лучше! Будь председатель хоть святым, он все равно будет вынужден вступиться за свое ведомство, что бы ты ни раскопал в нашем гадюшнике. А наш...

Тортолл замолчал, подбирая слово.

-- Палиндром,-- подсказал Лувгалл.

-- Да, наш палиндром,-- подхватил гость,-- он, знаешь, не святой, он... -- Тортолл вновь замолчал.

-- Палимпсест,-- снова подсказал хозяин.

-- Еще какой палимпсест,-- вздохнул Тортолл. -- Лувгалл,-продолжил он едва ли не шепотом,-- Лувгалл, он изучал Запрещенную науку! В молодости он несколько лет провел на Тунге... Ну, все, ты меня понял. В общем, чтобы обошлось без палимпсеста, пошли ко всем палиндромам наши палимпсестины и палиндремывай себе в саду в тенечке! Уф!

Выпалив свой каламбур, Тортолл в изнеможении откинулся на спинку плетеного кресла.

-- Я же сказал -- подам в отставку,-- повторил Лувгалл. -Эка важность.

Но оборот событий вышел другим. Лувгалла вновь пригласил к себе инвар, и на сей раз их встреча была тайной. Правитель показал Лувгаллу пачку доносов.

-- Опять на вас. Неужели все так плохо?

Лувгалл вздохнул.

-- Государь, я не такой уж придира и педант и на иные мелочи готов посмотреть сквозь пальцы. Положим, если экспедиция за образцами плодовых растений Юга заодно привозит парочку-другую ковров, то этим можно пренебречь. В конце концов, какая разница, где будет этот ковер греть ноги нашим академикам -- дома или в служебном кабинете. Но если...

-- Если экспедиция привозит одни ковры,-- понимающе продолжил инвар.

-- Если экспедиция вообще не отправляется,-- поправил Лувгалл,-- а все деньги сразу идут на покупку вилл... Вот тогда...

Инвар покивал.

-- Я понял, что дело плохо, когда прочитал, в чем вас обвиняют, Лувгалл. Оказывается, вы вовсю вымогаете взятки и уже провернули несколько махинаций.

-- Государь, я уже подал прошение об отставке,-- сообщил Лувгалл. -- Пусть двигают свою науку без помех. Я ведь только чиновник.

-- Наука порядочности и справедливости важнее любых иных,-- возразил владыка Дхаранга. -- И именно вы, Лувгалл, идете ее тропой. Хотя нашим ученым освоить ее никак не помешало бы.

Они говорили еще, и инвар настоял, чтобы Лувгалл оставался в своей должности.

-- Для виду,-- сказал властитель,-- я назначу расследование этих доносов, и дам понять о своем недовольстве вами. Ваша задача -- собрать за это время все необходимые документы и улики.

-- Государь, меня слопают,-- слабо возразил Лувгалл.

Инвар несколько нахмурился.

-- Стыдно, Лувгалл. Подумайте о Дхаранге, а не о себе. Нашим оплотом всегда было преклонение перед знанием и его искателями. Но что будет с Дхарангом, если лучшее, что в нем есть, станет сплошной червоточиной?

Лувгалл низко поклонился, и потайным ходом проследовал к выходу из дворца. Итак, инвар решил воспользоваться им как дубинкой, и пока не собирался отказываться от его услуг. Но что будет с дубинкой, если шлем, на который ее обрушат, окажется крепче? Похоже, инвара это не особенно волновало. Лувгалл представил удар по шлему и дубинку, разлетающуюся на кусочки. Он поежился. "Не буду ничего говорить Адине",-- решил Лувгалл.

x x x

Беда пришла ночью. Как водится, одна гроза совпала с другой -- а впрочем, это не было совпадением. Тот, Враг -Вайка это знал -- нарочно приурочил свое нападение к разгулу водной стихии. Но Вайка издалека проследил весь путь этих налитых ядом облаков, и, когда ураган приблизился к дому Лувгалла, булкут оказался в его слепой зоне -- он мог надзирать за происходящим, а сам оставался невидим.

После нескольких сильных, но пробных ударов сверху Враг отказался от намерения напасть в лоб. Он убедился в наличии защиты и ее прочности. Теперь у него был один путь -- снизу, и Вайка заблаговременно покинул наблюдательный пост на чердаке.

По счастью, люди спали несмотря на гром и полыхание молний и не могли помешать Вайке. Только М'Нади проснулась было, глянула в окно на расколотое огненным разрывом небо и воскликнула:

-- О Боже! Пощади нас...

Она присела на постели, испуганно глядя на ослепительный трепещущий полог во все небо, но не пыталась кого-либо звать на помощь или поднимать тревогу. Старая служанка понимала, что можно только перепугать детей и никак не отвратить небесного пламени, если на то будет Вышняя воля. М'Нади лишь осталась бодрствовать сама -- мало ли что -- а потом, не выдержав напряжения, все-таки провалилась в сон.

Тем временем Враг проник подземным ходом в погреб и благополучно угодил в расставленные силки. Но Вайка не торопился с разящим выпадом -- он дожидался, пока Враг раскроется там, на верхнем слое невидимого царства. И вот это случилось -- угодив в последний силок и почувствовав стеснение, Враг гневно зашевелился, пытаясь стряхнуть нежданные оковы. Он напрягался все сильнее, и наконец, там, в верхнем слое, он был вынужден отвлечься и придти себе на помощь -- здесь, в подвале.

Враг бешено извивался совсем небольшой змейкой -- только смертельно ядовитой -- пытаясь у себя в верхнем слое разорвать путы Вайкиного капкана -- там, внизу. И в этот миг Вайка прыгнул на Врага -- сзади и слева, по боевой науке булкутов, с точностью и молниеносностью бесподобного воина. Его зубки сомкнулись -- верхние пробив затылок Врага, а нижние -- шею. И только в этот последний миг Вайка сообразил -- в ловушку угодил он сам, Враг все рассчитал заранее -- и теперь уже он наносил свой разящий удар: над Вайкой нависал змей, огромней, чем любая анаконда в болотах Зантойи, и морда его опускалась неудержимо. Можно было попробовать разжать хватку и отскочить, еще было чуть-чуть мгновений, чтобы успеть это сделать.

Но Вайка не сделал этого -- удар бывает только одним, он помнил этот закон спинным мозгом, всей наследственной памятью булкутов. Вайка поступил иначе -- он наклонил голову, выставляя навстречу падающей на него пасти пять острых затылочных игл -незримое оружие булкута...

Утром люди проснулись с общим ощущением какого-то пережитого потрясения. Естественно, все приписали грозе, и слуги только о том и толковали. Затем Остия отправилась вниз за провизией и заорала на весь дом. Она выскочила на лестницу с отвисшей челюстью, бледная как мел, и только хватала воздух ртом и повторяла:

-- Там, там!..

Экка и пато Лувгалл с топориком и кинжалом осторожно спустились в погреб и едва не закричали сами: с лестницы им навстречу пялился мертвыми глазами огромный черно-зеленый змей. Его голова занимала сразу три ступеньки, а сверху на ней, ближе к затылку, лежал рыжеватый безжизненный комочек -- это был Вайка.

Люди осторожно спустились, и Экка кое-как оторвал зверька от исполинского змея -- булкут и теперь еще не разжимал хватки. Его веки чуть шевельнулись, и Экка сказал почему-то шепотом:

-- Пато Лувгалл, да он еще жив!

Булкутенка передали М'Нади, и Лувгалл велел срочно послать к Тортоллу -- может быть, сказал он, специалист по животным подскажет, как выходить зверька.

А они с Эккой попытались вытащить Вайкину добычу наверх -и не смогли: для них двоих туша была слишком тяжела. Экка сходил к соседям и позвал слуг-мужчин. Они обвязали голову чудища веревками и вшестером начали выволакивать исполинского гада наружу. Когда на заднем дворе показалась огромная морда, женщины дружно завизжали. Адина хотела увести детей, но они не послушались.

-- Я хочу видеть, с кем бился Вайка! -- с решительным лицом заявил Онголл -- и Адина не решилась с ним спорить.

7
{"b":"55813","o":1}