ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лена, ты совершенно не дорожишь девичьей честью, — вещала Клизма, в то время как ее щупальца применили новую тактику. Почти все, за исключением пары-тройки, отлепились от моего кокона и стали ловить бурые плевки моего гриба, поглощая их, переваривая в черный цвет и пристраивая куда попало в энергетический кокон.

— Я уверена, что твои дружки обворуют в конце концов квартиру родителей, а ты сама окажешься в тюрьме рано или поздно, — подвела итог заботливая соседушка, отпустив мой рукав. Ее щупальца выпустили меня, словили напоследок еще пару-тройку плевков и быстренько втянулись обратно.

Клизма гордо попилила дальше. Довольно быстро ее кокон приобрел нормальный серебристый цвет, только форма его была вся неровная, бугристая — дырки перемежались с проглоченными плевками, торчавшими, как раковые опухоли.

Со мной было хуже. Гриб долго еще торчал над головой, норовя плюнуть багровым сгустком куда-нибудь еще, в кого-то, кто подвернется под злую руку. Я, как обычно после любого скандала, сделала несколько глубоких вдохов-выдохов. Они позволили погасить красно-бурый цвет, после чего и весь гриб рассосался. Только кокон мой сделался весь помятый, истощенный, висел, как с чужого плеча. Я устало побрела домой.

* * *

Шпок! Все исчезло — я-обычная, дом, Клизма. Вокруг меня снова был уже знакомые плотные хлопья. Ага, схлопнулась дырка, и я снова в сырном тумане. Или в туманном сыре. Сеанс окончен. Еще одно отличие от обычного кинотеатра: вместо того, чтобы включить свет и дать возможность зрителю покинуть зал цивилизованным образом, тебя просто-напросто вышвыривают вон.

Да, впечатлений масса. Еще ни один фильм не оставлял в моей душе такого глубокого следа. Переварить бы все увиденное.

Я механически переставляла ноги, шлепая куда-то по сырному туману, не имея ни малейшего представления о том, куда и зачем я иду и иду ли вообще — ориентиров не было никаких. С другой стороны мне всегда лучше думалось на ходу или сидя, вперив куда-нибудь невидящий взор. Но вперить взор было абсолютно некуда, кроме летающих пред самым носом разноцветных хлопьев и ошметков, а сидеть в этой пористой каше не очень-то хотелось. Мне нужно было хорошенько все осмыслить, разобраться в увиденном, взглянуть на привычные вещи и события с другой, с новой стороны.

Всегда когда я сильно злилась на кого-то, а Клизма обладала редким даром каждый раз доводить меня просто до исступления, мне на глаза будто опускалась красная пелена, и я совершенно переставала что-либо соображать и контролировать себя. Зачастую это заканчивалось довольно печально для того, кто разозлил меня до такой степени. Мало того, что я могла наговорить такого, на что в здравом уме и трезвой памяти вряд ли была способна, так еще и случалось хорошенько отходить обидчика кулаками. Бывало приходила в себя лишь тогда, когда пара человек буквально висела у меня на руках, не давая ими размахивать. В общем, в гневе я страшна. Самое интересное, что всегда после подобной вспышки я чувствовала себя ужасно опустошенной, разбитой, хотя физически разбит, как правило, был мой обидчик. Разумеется, в реальной жизни Клизму я никогда не била, все-таки учитывала ее возраст, но врезать как следует хотелось всегда.

Похоже, что иллюстрацию именно этого явления я пронаблюдала с энергетической точки зрения. Вот откуда тот красно-бурый гриб, выросший из моего защитного кокона. Это была энергия моего гнева, причем она была явно отрицательная. А комья, которыми он плевался, не иначе как были энергией моих «светлых» мыслей и пожеланий в ее адрес. Расход ресурсов организма на этот процесс был огромным, просто фантастическим, каждый такой плевок забирал массу физических сил, да и поддержание гриба в активном состоянии тоже стоило немалых энергетических затрат. Вот почему после ссоры мой кокон повис, как тряпочка, вот почему я всегда так погано себя чувствовала после подобных эксцессов.

Стоп, стоп! Но ведь у Клизмы все происходило совершенно иначе! Эти черно-синие щупальца. Они ведь совершенно открыто, никого не стесняясь, присасывались к моему кокону, да еще и с удовольствием ловили гневные плевки. Была бы ее воля, всю меня втянула бы в свое вонючее нутро. Интересно, на кой ей фиг нужна грязная энергия отрицательных эмоций?

Кажется, что-то припоминаю. Сейчас развелось немерянное количество разных экстрасенсов — всякие Чумаки, Кашпировские, даже по телику их показывают. А сколько болтают о разных там энергетических вампирах, которые поглощают энергию у людей, потому что сами не могут поддерживать свой энергетический баланс! И в газетах пишут, я сегодня, когда еще была жива, во время утреннего чая как раз читала про мужика, который нарочно с кем-нибудь ссорился, чтобы забрать его энергию. Похоже, что Арнолида Францевна как раз из его компании. Ужас какой, питаться такой гадостью, как мои плевки! Мне даже стало немного жаль ее. Кокон ободранный, дырявый. Ворованная энергия торчит мерзкими комьями и шишками, да и вряд ли приносит пользу для здоровья. А чего стоит сам по себе факт, что каждый день нужно кормиться из помойки!

А, может быть, дырки в коконе — дело возрастное? Нет, там же стояли тетеньки тоже далеко не юного возраста, а с энергетикой у них все было в порядке. Это все-таки особенность самого человека.

Так что же тогда получается? Мало того, что все наши эмоции, сконцентрированные мысли, волевые устремления имеют энергетическую природу, они могут быть положительными и отрицательными, созидательными и разрушительными, причем последние разрушают не только то, на кого направлены, но и самого их обладателя.

Шпок! Совсем рядом снова материализовалась дырка. Я рванулась к ней, надеясь на продолжение сеанса, но дырка исчезла практически в то же мгновение, что и появилась. Не попала. На этот сеанс все билеты проданы. Интересно, неужели и мое «кино» длилось лишь такое краткое мгновенье? Ничего удивительного, время в дырке было так перепутано, что все может быть. Ладно, подождем следующего «фильма», мне это определенно понравилось.

До вмешательства дырки я думала какую-то умную мысль, надо бы продолжить. А, вот. Положительная и отрицательная энергетика. Каждый человек является существом безусловно положительным хотя бы потому, что принадлежит к этому, к положительному миру. И тем не менее всем нам свойственно вырабатывать отрицательную энергию, а некоторые даже с успехом ее поглощают. В таком случае вырабатывая, а тем более поглощая отрицательную энергию, человек приходит в диссонанс с окружающим его миром, теряет способность нормального энергетического обмена с ним. И должен силой отбирать энергию у других. Но ведь насильно отнять можно только грязную энергию, поглотив которую вампир получает лишь небольшую отсрочку. Круг замкнулся. Это же как наркотик — чем дальше, тем больше его нужно. И исход аналогичный. Правильно говорят, что все болезни — от нервов.

Я поймала себя на том, что мне не поступала никакая информация, все выводы я делала абсолютно самостоятельно. Может, я после «фильма» уже разучилась воспринимать ее напрямую? Нет, Слава Богу! Только стоило подумать, как я уже знала, что некоторые сведения о мире, в котором я оказалась, ко мне приходили и будут приходить. А выводы о той, прежней, обыкновенной жизни я должна делать самостоятельно, благо материала для размышлений у меня предостаточно. Что-то вроде контрольной работы в средней школе, правда не объявили, что уже наступило 1-е сентября, и я забыла дома дневник. Ума теперь не приложу, куда пятерки складывать!

* * *

Очередной «шпок!» снова куда-то меня забросил. Переменка закончилась, пора на урок в кинозал. Да здравствует передача «Телевидение — школе». Почему-то в том, что снова будет кино, я была абсолютно уверенна. А, ну да. Это же была информация об этом, моем нынешнем мире.

Уже наученная предыдущим опытом, я не стала ползать, высунув наружу только нос и уши, а просто чинно и спокойно прошла в середину открывшегося мне пространства. «Уважаемые зрители! Приглашаем вас занять свои места в зрительном зале! До начала сеанса осталось 3 минуты!» Зрительный зал был полным аналогом предыдущего: та же куча временных потоков. завязанных в узел, тот же энергетический колокол надо мной, точно также, сначала смутно, а потом все резче и четче проявляются объекты привычного мира. Когда ведешь себя прилично, и к тебе относятся как к человеку. Я уже не делала попыток броситься на людей, оказавшихся в поле моего зрения, поэтому, наверное, мой колокол рассосался значительно быстрее.

11
{"b":"55830","o":1}