ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Товарищи! — начал он искренне и проникновенно, помогая себе размахиванием пудового кулака. — Мы вот тут собрались здесь все мы… Ну, в общем, давно мы не виделись. И вот мы наконец собрались. Все вместе…

— Серега, ближе к делу! Мы уже поняли, что мы собрались и даже пока понимаем, где именно это произошло, — прервал его Илюха под всеобщий хохот.

— Попрошу не перебивать! Мы вот тут собрались… Очень давно не виделись… Ай, ладно! В общем, давайте за это и выпьем!

Предложение было принято с восторгом и тут же исполнено. Все разговаривали со всеми, обмениваясь новостями и сплетнями и не забывая отдавать должное великолепному столу. Особенно в последнем усердствовал Кап Капыч, предлагая всем и каждому выпить с ним «на брудершафт».

Наташка зацепила Илюху и что-то старательно выпытывала у него. А я наконец-то улучила минутку пообщаться с Максой и Шатиной.

— Вам Сережка большой привет передавал, — исполнила я обещание.

— Привет приветом, спасибо, а где же он сам? Я ожидала его увидеть вместе с тобой, — спросила Макса.

— Да, куда ты его дела? — добавила Шатина.

— Никуда я его не девала. Домой поехал, к родителям.

— Вы что, разругались? — заорали обе в один голос так, что даже Кап Капыч оторвался от рюмки и уставился на нас. Ну и фиг с ним, пусть слушает.

— Ни разу не бывало. Просто перед тем, как предпринимать некоторые действия, принято родителей ставить в известность. Вот он и поехал сообщить им новости.

— Что ты несешь? Какие новости, какие действия? — похоже, за то время, которое мы не виделись, мои подруги изрядно отупели.

— Какие, какие! Пожениться мы собрались, — выпалила я со своей обычной дипломатичностью.

— Как здорово!

— Поздравляю! Когда?

— Где-то осенью, точно еще не решили, — ответила я.

Шатина еще что-то хотела спросить, даже рот уже открыла, но тут прибежал Ленька:

— Инга! Куда ты подевала шампанское? Уже же без четверти двенадцать!

Так и не закрывая рта, Шатина понеслась за шампанским. Я мельком взглянула на Кап Капыча. Бледный весь, рюмка в руке дрожит.

— А родители что по этому поводу думают? — спросила Макса.

— С моими — порядок, а что его родители думают, надеюсь узнать после праздника.

— А, так вот чего он к ним отправился, — наконец-то дошло.

Она еще что-то хотела сказать, но тут вернулись Шатина с Ленькой, принесли шампанское и приказали срочно всем освободить бокалы. Михаил Сергеевич произнес дежурное поздравление, и мы дружно чокнулись.

Звонили куранты, а я изо всех сил загадывала одно-единственное желание: всегда быть вместе с Сережей! И вдруг почувствовала, ощутила как бы его присутствие. Точнее такое же его желание — быть рядом со мной. Солнышко мое! Как же это так получилось? И мое энергетическое восприятие тут же выдало ответ: существовал тоненький, но очень сильный канал, который соединял мою оболочку с чем-то или кем-то, находящимся довольно далеко. И этот кто-то, мой Сережа, тоже думал обо мне в этот момент!

Надо же, никогда не думала, что такое возможно! Я ко многому привыкла в желтой и розовой стране, но чтобы тут, дома, в моем привычном мире существовала телепатия, энергетическое взаимодействие на расстояние несколько сот километров! А, может быть, нет в этом никакой моей уникальности, может быть это просто обыкновенные свойства каждого человека, только неразвитые и невостребованные, которые в некоторых условиях могут активизироваться? Ведь Сережа — самый обыкновенный человек, не считая, разумеется, его гениальности, а тоже смог вступить со мной в контакт! Так что же тогда получается? Я совсем даже не монстр, я просто человек, навыки и умения которого получили некоторое развитие. Как слух у музыканта. Как художественное восприятие у живописца.

Сережа, солнышко мое золотое! Я постаралась передать по этому внезапно возникшему каналу всю силу моей любви, всю мою нежность. И тут же получила ответное послание. Сильная пульсирующая волна всколыхнулась откуда-то из центра, наверное, из самой души и, затопив полностью, понеслась по всему телу, достигая кончиков пальцев.

Когда он приедет, я обязательно все ему расскажу.

* * *

— Эй, Ленка, ты что, намерена так весь год простоять с бокалом, загадывая желания? Скромнее надо быть! — нашему Юре лучше на язычок не попадаться.

Я с трудом сообразила, где нахожусь. Выпила шампанского. Стала механически ковыряться в тарелке. Медленные жевательные движения наконец-то позволили прийти в себя и начать воспринимать окружающую действительность. А она, то есть действительность, была очень даже ничего, веселая. Пока я пребывала в прострации, народ уже успел выпить-закусить и теперь лихо отплясывал в просторной прихожей. За столом кроме меня сидели Кап Капыч и Серега, причем последний безуспешно пытался отказаться от «еще одной юмочки на б’уде’шафт». Я ужиком выскользнула из-за стола и с удовольствием присоединилась к танцующим.

Прошло уже довольно много времени. Периодически народ возвращался в комнату, пополняя энергетические запасы, снова выходил в прихожую, чтобы их расходовать. И только Кап Капыч не отрывался от стола, поэтому когда он, шатаясь, замаячил в дверном проеме, у меня чуть глаза на лоб не полезли. Неужели танцевать пошел? Такого с ним за пять лет учебы ни разу не случалось. Ф-фу, нет, просто пошел куда-то в сторону то ли ванной, то ли кухни. Проводив взглядом его раскачивающуюся долговязую фигуру, я тут же о нем забыла и продолжала отплясывать, как ни в чем не бывало.

Шатинка сегодня превзошла саму себя. Рекрутировав пару-тройку ребят, она велела принести «гвоздь программы» — превосходных жареных цыплят. Даже никого не надо было за стол приглашать. Сами потянулись на запах, как зомби. Отдавая должное прекрасному блюду, я не сразу заметила, как по рядам пополз какой-то шепоток.

— Чего народ там шебуршит, не знаешь? — тихонько толкнула я Наташку.

— А, так ты еще пока относишься к «счастливчикам»!

— К каким еще счастливчикам? — я ничего не понимала.

— Что, еще не пробовала в туалет попасть? — веселилась Наташка.

— А что?

— А то, что в нашей милой компании никто не может этого сделать, засел кто-то всерьез и надолго.

А тем временем тихий шепоток уже превратился в оживленное обсуждение происходящего. Дело-то нешуточное. Стали выяснять, кого нет за столом. Оказалось, Мишки, Илюхи и Кап Капыча.

— Они что там, сразу втроем? — подала голос непосредственная Маринка.

Срочно были организованы поиски. Илюха был обнаружен первым — курил на лестнице. Мишка уже закончил празднование и спал сном праведника в соседней комнате. Оставался Кап Капыч. Срочно была организованна спасательная группа. По спасению всей честной компании, волею негодяя Кап Капыча оказавшейся в экстремальной ситуации. Илюха, как самый деятельный, взял руководство на себя. Спасатели не щадя сил осаждали вожделенный санузел. Но безрезультатно. Время от времени прибегала Шатина и сообщала новости с поля битвы:

— У меня там отдушина есть в ванной. Так Илюха забрался на две табуретки и посмотрел, что там делается.

— Ну и что?

— Да ничего особенного. Сидит себе и раскачивается.

— А что Илюха?

— Просунул в отдушину швабру и лупит ею ему по кумполу.

— А он что?

— Я же говорю: сидит и раскачивается. Ладно, пойду еще посмотрю.

Шатина вернулась минут через десять, давясь от смеха:

— Представляете, Илюха просунул душ в эту отдушину и поливает его холодной водой!

— И что?

— Все то же: сидит и раскачивается.

Минут через двадцать все попытки были признаны безуспешными и прекращены. Блокада продолжалась уже второй час. Конечно, мы ели-пили-веселились, но воодушевление было уже не то. Так что еще через часок Макса заявила, что «ей дико болит голова», подхватила Пашку, и они отчалили, прихватив Пашкин магнитофон. Оставшись без музыки, народ совсем приуныл. Да и естественные надобности организма диктовали свою волю. Поэтому через некоторое время стали собираться буквально все.

38
{"b":"55830","o":1}