ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Совсем нет. Это имя напоминает мне счастливую и беззаботную пору, когда я еще был в возрасте ученика, и поэтому вызывает очень приятные ассоциации.

— Кстати говоря, почему это вдруг ты так быстро вырос? Ведь прошло меньше полугода, как мы с тобой виделись. Сколько времени мы здесь сможем пробыть? И почему мы летели таким хитрым способом, через столько временных потоков, вместо того, чтобы соорудить туннель? — я, как всегда, валила все в кучу и требовала немедленного ответа.

— Ты задал много вопросов, человек Елена. Но есть ряд фактов, которые я готов тебе сообщить и которые прояснят для тебя ситуацию.

Во-первых, для нас с момента последней встречи прошло не полгода, а около десяти лет по вашему измерению времени. Естественно, я за это время вырос и стал специалистом. Сферой своей профессиональной деятельности я выбрал пространственные перемещения. Моим учителем был индивид, которого ты называешь аналогом одного из съедобных плодов вашего мира. Я испытывал радость и гордость, когда именно на меня пал выбор при организации беспримерного доселе пространственно-временного перелета.

Во-вторых, необходимость такого перемещения была вызвана тем фактом, что уже в следующий период высокой электрической активности в месте твоего нахождения ты станешь недоступной для контакта на целых двенадцать лет. Также, как и человек Сергей. Об этом вам сообщал наш Координатор Действий, которого ты именуешь шарообразным объектом с электромагнитным излучением длинноволновой части видимого спектра. (А, это он о Пурпурном, то-то мне показалось, что он у них что-то вроде большой шишки, сообразила я.) Поскольку будущее носит вероятностный и очень разнообразный характер, мы не могли с большой точностью определить именно ту зону вероятности, где человек Елена во-первых, имеет союзником человека Сергея, а во-вторых, где произошла случайная авария с электричеством, которая привела к появлению туннеля и контакту с человеком Еленой. Ждать два года развития событий для осуществления контакта обычным образом мы не могли себе позволить, потому что велика вероятность полной гибели нашего мира за это время. Вот почему мы предприняли рискованную попытку пространственно-временного перелета для контакта с вами. Надо сказать, что для разработки теории такого перемещения неоценимо важными оказались те сведения о природе времени, которые сообщил человек Елена.

И в-третьих, поскольку туннеля не существует, ничто не мешает довольно длительному пребыванию людей в нашем мире. Я ответил на твои вопросы, человек?

— Да, спасибо!

— Какой у вас теперь план действий? — спросил Сережа.

— У нас нет никакого плана действий, — смутился Малыш и пошел темными пятнами. — Мы только рассчитывали, что вы, люди, сможете что-нибудь придумать, чтобы остановить агрессию.

— Какое у вас есть оружие для того, чтобы сражаться с захватчиками? Какова его мощность, средства доставки, базирование? — продолжал Сережа. Как-никак военную кафедру закончил, лейтенант запаса!

— Мне незнакомо понятие «оружие». Что это такое? — недоумевал Малыш.

— Ну… Оружие — это различные средства уничтожения врага.

— Но у нас никогда раньше не было врагов! — словно оправдывался Малыш.

— Послушай, Сережа! Какое может быть оружие в мире полной гармонии и общего симбиоза? — вмешалась я в разговор. — У них не то что вражды, у них, по-видимому, даже не было борьбы за существование. А понятие «конфликт» для них до сего момента было таким же умозрительным, как для нас «телепатия» или «совместное мышление».

— Да уж! — только и сказал Сережа.

Тоже мне, вояки-спасатели! Отправились на войну между двумя мирами и даже паршивого ножичка не прихватили. Эх, русский человек всегда задним умом крепок. Надо было свиснуть из части Сережиного папы парочку ракет СС-20 с ядерными боеголовками, то-то мы бы сейчас здесь шухер устроили!

Хотя впрочем неизвестно, какая метаморфоза произошла бы с ними при таком перемещении. Я бы нисколько не удивилась, если бы ракеты класса «земля-земля» вдруг превратились в развесистые кусты местных растений. Или набор ночных горшков из высокопрочного титанового сплава. Действительно, ведь никакие неодушевленные объекты, включая нашу собственную одежду, через такие перемещения не проходят.

— Придется рассчитывать на собственные силы. То есть на силу наших эмоций, обусловленных патологическим индивидуализмом человека, — пожала я плечами. — Только не уверена, что из этого что-нибудь путное получится.

— Или получится, или нет. То есть или победим, или погибнем, — резюмировал Сережа. — Выбор небогатый, но попробовать стоит. Послушай, Малыш, как бы это нам отправиться на передовую?

— Что такое «передовая»? — не понимал Малыш. Патологический пацифист, как и весь сверкающий народец.

— Это та условная линия, которая разделяет месторасположения сторон, находящихся в конфликте, — терпеливо объяснял Сережа, избегая слишком милитаристских терминов.

Похоже, у него есть шанс сделать самую стремительную военную карьеру в истории человечества — из лейтенанта сразу превратиться в главнокомандующего армией целого мира. Куда там до него какому-то Наполеону Бонапарту!

— Это не представляет сложности. Если вы готовы, мы можем отправиться туда немедленно.

— Погодите, ребята! А может быть можно сначала навестить Салатовенького в больнице? — попросила я.

— Разумеется, это возможно, к тому же не займет слишком много времени, — согласился Малыш.

И мы отправились в уже известный нам Сапфировый дворец.

* * *

Салатовенький лежал в прозрачном пузыре релаксационного анализатора под энергоносящими струями. Странно было видеть огненно-сверкающее существо, погруженное в воду. Огонь и вода… В моем восприятии они всегда были противоположностями, но здесь ведь все наоборот.

Выглядел он совсем плохо. Сверкал тускло, еле-еле, весь был покрыт темными пятнами. Даже шарообразную форму потерял и напоминал сейчас сплющенную зеленоватую булочку.

— С ним можно общаться? — спросила я кого-то из обслуживающего персонала, шарик средних размеров фиолетового цвета. Похоже, он здесь кто-то вроде врача.

— К сожалению, он потерял слишком много энергии, и сейчас все силы его индивидуального организма уходят лишь на поддержание относительной стабильности оболочки. Мысленные импульсы он не воспринимает. Мы пытаемся поддерживать его энергоносящей жидкостью так, как делаем это обычно с только что сформировавшимися существами. Но это дает очень небольшой эффект — его состояние лишь не ухудшается. Но и не улучшается. У нас ведь даже нет специалистов по регулировке энергетики взрослых существ, потому что никогда ничего подобного не случалось. Мы всегда уходили из индивидуального существования только добровольно.

— А другие жертвы есть?

— К сожалению, да, — ответил Доктор. В соседних помещениях находятся еще 14 пострадавших в таком же или худшем состоянии. Мы даже не можем воспроизводить новых существ, потому что их некуда поместить. И еще 18 индивидуумов были принудительно деструктурированы.

— Также значительно пострадали три хранителя жизни, и сейчас в любой момент может сложиться ситуация беспрецедентного и безвозвратного разрушения энергетического баланса нашего мира, — печально добавил Малыш.

Я подошла поближе к боксу и оперлась на него ладонью, стараясь получше рассмотреть своего друга. Эх, Салатовенький! Ну что же ты так, право слово! Такой добрый, мудрый и терпеливый, такой заботливый и тактичный, он совершенно не был готов к чужой агрессии. Как и все сверкающие, совершенно не умел защищаться. Но каким же выродком надо быть, чтобы губить существа, по самой своей природе настроенные на добро и взаимодействие! Ведь это то же самое, что убивать детишек или маленьких беззащитных животных!

Помимо воли сжимались кулаки и стискивались зубы. Салатовенький, мы отомстим за тебя! Обязательно!

* * *

Я очень слабо ориентируюсь в сторонах света в желтой и розовой стране. Точнее сказать, никак не ориентируюсь. Поэтому представить, в какую именно сторону от города мы направились, я была просто не в состоянии. В общем, куда-то летели. Я, Сережа, Малыш и еще несколько сопровождающих шариков. Охрана для военспецов, каковыми мы являлись.

59
{"b":"55830","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Новые правила деловой переписки
Щегол
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Гости «Дома на холме»
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
После
Сыщик моей мечты
Как любят некроманты
Фартовый город