ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так, о чем думаешь, то и появляется. Немедленно взять себя в руки. Успокоиться. Пошли прочь, вон отсюда, я сказала. Немедленно подумать о чем-то приятном. Например, … Пример как-то не приходил. А монстры, несмотря на все мои усилия, медленно и спокойно приближались. Холера ясная, ничего не получается! Я здорово разозлилась, даже страх прошел. Ах вы гады этакие, убирайтесь туда, откуда пришли! Кричать я не могла, поэтому, гневно сощурив газа, пыталась испепелить их взглядом. Энергия моей агрессии была так сильна, что под ее волной задрожала даже прозрачно-зеленая поверхность гребня. Но не тут-то было! Порожденья тьмы с легкостью поглотили мою волну, при этом не только не понесли ни какого ущерба, но и стали множиться с еще большей скоростью.

Я, наверное, явно чего-то не понимаю, что-то здесь не так. В настоящий момент вряд ли удастся все детально проанализировать, установить основные закономерности и их частные случаи. Поэтому я решила применить самый действенный и эффективный прием всех восточных и западный единоборств: развернулась и припустила, что есть духу, пока демоны не охватили меня кольцом.

Монстры с холодной уверенностью в своей непобедимости и разрушительной силе продолжали двигаться за мной.

Я мчалась, что было сил. Отсутствие привычных человеческих функций организма, например, дыхания, имеет свои положительные свойства. На что я рассчитывала? В этом нестабильном мире может случиться всякое: вдруг какой-нибудь разлом отделит меня от них или произойдет еще что-нибудь подобное? Пока работает мой мозг, пока я ощущаю себя человеком, я должна, я буду бороться!

Гонка продолжалась уже, наверное, довольно долго. Демоны не приближались ко мне слишком близко, но и не отпускали далеко. Как только я немного снижала скорость, расстояние между нами заметно сокращалось, поэтому я неслась на пределе. Надо же, никогда ведь раньше не была хорошей бегуньей!

Но всему, оказывается, есть предел. Я не то, чтобы ощутила привычные признаки усталости: одышку, слабость в мышцах — нет. Просто из меня как будто бы уходила энергия, несмотря на все усилия, замедлилась скорость, чем не замедлили воспользоваться преследователи. Да ведь они спокойно загоняют меня, как охотник дичь! Только вот куда?

А вот и ответ. Я еле успела затормозить, чуть не сорвавшись в пропасть. Все пространство заполнено мягким темно-пурпурным туманом. Вот и разлом. Только не перед демонами, на что я рассчитывала, а передо мной. Путь отрезан. Монстры методично приближались. Лишенные даже злорадства, они надвигались, как сама неизбежность. Гибель? Нет, после всего, что произошло, это меня уже не пугало. Просто была невыносимой сама мысль способствовать хоть чем-то, хотя бы собственной гибелью этим разрушителям всего сущего. Страшно было не умереть, а стать частицей всепоглощающей Тьмы, предоставить даже маленькую победу извечному древнему Злу. Порожденья ада уже приблизились на расстояние 2-3 моих роста. Прыгнуть вниз? В ногах уже отчетливо отдавался царапающий звук когтей монстров, взбирающихся по почти отвесной стене.

Полное, глухое отчаянье овладело мной. Боже, Великий Боже, помоги мне! Остатки сил уносились в немом крике, глаза тщетно искали возможность спасения.

Вдруг что-то произошло. Пурпурный туман у моих ног стал густеть и светлеть, вытягиваясь в тонкую линию. Тонкий как нить ярко-розовый луч направлялся прочь от края пропасти и терялся где-то в тумане. Теплая волна благодарности той доброй силе, которая дала мне шанс на спасение, переполнила мою душу, окутала мое существо серебристым полупрозрачным коконом, против которого были бессильны демоны.

Я встала на этот световой шнур и совершенно спокойно пошла по нему, как заправский канатоходец. Страха не было. Только детское удивление всем происходящим. Даже не оборачиваясь, я знала, что на этот лучик демоны встать не смогут, а без поддержки моего страха энергия этого мира рано или поздно их разрушит. Только об этом даже думать не хотелось. Мне было хорошо и спокойно, я чувствовала себя ребенком, которого ведут на новогоднюю елку.

* * *

Я шла, наверное, достаточно долго. Вокруг практически ничего не менялось. То есть сверху по-прежнему летали и лопались радужные шары, пели и танцевали серебристо-цветные столбы, ничего не менялось на уровне моего горизонта. Везде был мягкий сиренево-пурпурный туман: впереди, сзади, слева и справа. И только яркий и добрый лучик уходил вперед, насколько хватало глаз.

Я старалась идти медленнее чтобы экономить энергию. Каждый следующий шаг давался с гораздо большим трудом, чем предыдущий. Мозг уже слабо воспринимал окружающее, все образы сливались, но я почему-то знала, что по лучику можно только идти. Остановиться, отдохнуть, набраться сил — невозможно, он разрушится, а я тут же полечу в пропасть.

Вдруг впереди из-за тумана появился какой-то неясный контур, что-то квадратное, такое же розовое, как лучик, но менее яркое. Еще несколько шагов. Это беседка. Мой лучик упирается прямо в порог ажурной розовой беседки, которая висит в этом пространстве непонятно каким образом. Слава Богу, это, наконец, благословенная передышка! Только добраться, дойти, даже доползти из последних сил!

* * *

Потом было что-то вроде провала. Не сон, здесь, по-видимому, спать просто не принято, а именно провал, когда полностью отсутствуют мысли, ощущения, любое мировосприятие.

Первое, что я ощутила, когда очухалась, был пол. То есть, конечно, не мой, женский, этого не забудешь даже в полном беспамятстве. Пол беседки. Плотный такой, упругий. Энергия, исходившая от него, обволакивала мягким, но мощным коконом, проникая в меня и возвращая к жизни. Вернее, к тому существованию, к которому я уже успела привыкнуть в этом мире глюков и заморочек. Я вспомнила, как по телевизору Ярмольник показывал утюг, который включили в розетку. Примерно те же ощущения. Сначала глазки заморгали, потом ручки-ножки зашевелились, в конце концов даже мозги, скрипнув немного, стали соображать, а значит и анализировать происходящее.

Розовая беседка представляла собой мощный сгусток стабильной энергии, то есть нечто совершенно невероятное в этом мире пульсаций, взрывов и деформаций. Ее ажурные стены казались сотканными из затвердевшего тумана, переплетенными из сотен трубочек и жилок, светившихся и мерцавших, переливавшихся всеми оттенками розового от бледного, почти белого, до ярко-пурпурного.

Я сидела в своей любимой позе и размышляла. К тем ощущениям, которые появились у меня, когда я находилась в подобной позе в серой сферке, добавилось что-то новое. Сама по себе приходила информация об окружающем. Просто время от времени происходило странное явление: стоило задуматься над чем-то, что было или происходило вокруг меня, как я ощущала у себя определенные знания об этом предмете или объекте. Например, сейчас я знала, что беседка представляет собой временное пристанище и источник энергии, что-то вроде автозаправочной станции. А еще раньше, когда за мной гнались эти, и я вступила на лучик, я четко знала их дальнейшую судьбу. Стоп! А было ли подобное раньше? Ну да, точно. Ведь когда меня сразу после удара током распылило по всей Вселенной мелкими порциями, и я испытала новые ощущения, я же поняла каким-то образом, что чувствую энергетические и временные структуры. Да, стрессы сокращают жизнь (иногда даже очень), но способствуют обострению восприятия.

Каким же образом это все происходит? Очень похоже на то, что информация имеет некую энергетическую структуру, то есть представляет собой какой-то особый вид энергии. Таким образом, коль скоро я воспринимаю энергию, я могу воспринимать и непосредственно информацию.

Именно этим, получением информации об окружающем меня мире, я и решила заняться. Я уселась поудобнее, важно надула свои, по предположению желто-зеленые, щечки и приобрела самый умный вид, на который была способна. Вот сейчас вот сосредоточусь, все быстренько пойму, стану самая умная (особенно если учесть, что сравнивать, в общем-то, не с кем) и, наконец, отвечу на свои три коронных похмельных вопроса: кто я, где я и что дальше делать. Сосредоточилась так, что чуть морда не треснула, но все напрасно. Фиг вам, индейская избушка, как говорил Шарик из Простоквашино. А почему? А, ну да. Энергию я ведь тоже чувствую несколько избирательно, не всю и не везде, а преимущественно те объекты или явления, которые находятся рядом со мной. Наверное, так и с информацией. Ее можно заловить, когда объект, несущий ее где-то рядом. А жаль.

7
{"b":"55830","o":1}