ЛитМир - Электронная Библиотека

Он выглянул из двери, пахнуло пылью и прохладой. В голове засела гнусная мысль, что все не может быть так просто.

Ну, вот, началось! К зданию приближалось несколько серых фигур. Счет шел на секунды. Сзади раздались тяжелые шаги, выстрел, рядом осыпалась часть стены. Егор кубарем выкатился наружу и, вскочив на ноги, бросился навстречу бегущим к зданию людям, выстрелив вслепую в сторону двери. Поле боя покрылось снопами пыли. Один из охранников, видимо, командир, поднял руку. Фигуры с оружием тут же растянулись в цепь и залегли. Егор закричал, чтобы они не стреляли, показывая на здание, из которого только что выбежал. Он сделал еще пару выстрелов за спину, тем самым, спровоцировав ответный залп, а поскольку находился между двух отрядов, оставалось надеяться, что его не заденут.

Егор прыгнул в сторону как раз в тот момент, когда между двумя группами завязалась перестрелка, и пока они разобрались, что к чему, он уже находился у вездехода, под которым обнаружил двоих, судя по всему, из экипажа.

Заметив приближающегося Астахова, один из них выхватил резонатор и прицелился в него. Занятия по скорострельности не прошли даром. Он выстрелил раньше, вырвав из бедра противника кусок мяса, заметив, как темные брызги обдали броню. Пнув на ходу второго, Егор приказал запрыгнуть в машину и последовал за ним.

— Гони! — заорал Астахов, тыча резонатором в затылок водителю. Тот, вжав голову в плечи, провел рукой по сканеру и вездеход завибрировал.

— Щит врубай!

Парень бледный, как снег, нажимал кнопки и щелкал тумблерами. Машина понеслась к воротам. Егор проходил курс подготовки по управлению такими механизмами, поэтому найти нужные кнопки и расстрелять ворота труда не составило.

— Курс на поселок! — крикнул он, когда они вырвались за периметр.

Машину несколько раз подбросило от ударов импульсных пушек, но энергощит к счастью выдержал. По его подсчетам предстояло проехать километров пятьдесят до попадания в сенсорное поле башен селения. Тогда их должны заметить и помочь. Но пока вездеход оказался под шквальным огнем, и как бы виртуозно водитель не уворачивался, заряды несколько раз попадали в щит, датчики которого показывали уже тридцатипроцентный уровень.

Внезапно все стихло. На мониторе заднего вида Егор заметил, что преследователи остановились, выпустив несколько залпов в его сторону. Слишком легко, подумал он. Только сейчас Егор понял, что его руки ходят ходуном, а ноги с такой силой уперлись в пол, что свело мышцы. Вездеход прыгал по песчаным склонам так, что порой все внутренности, казалось, отрывались от своих мест, перемешиваясь между собой, но главное — вокруг не вздымались от взрывов кучи грунта, и машина не подпрыгивала от прямых попаданий.

Вскоре в сумерках появились огни периметра поселка. Оставшуюся часть пути они проехали без приключений. Только возле ворот Егор осознал, что всё кончено. Теперь все изменится, он знает, что делать. Показав охране удостоверение, он потребовал, чтобы его проводили к префекту. Водителя Егор заставил идти с собой, как живое подтверждение случившегося.

На смену дикого напряжения пришел гнев по поводу наглого и безнаказанного отношения к сотруднику Корпорации здесь в далекой провинции, где, казалось, его, человека Центра, должны охранять как зеницу ока. Вместо этого его заперли где-то посреди пустыни в какое-то подземное сооружение и силой хотели заставить выдать секретные сведения.

На фоне этой клокочущей ярости ощущение нарастающей тревоги поначалу казалось неуместным, однако по мере приближения к офису префекта оно становилось все заметнее, пока не захватило все его существо. Боже! По сути, он здесь совершенно один! Кто такой этот префект? Чем он может помочь? Какие тут вообще порядки? Наверное, здесь можно сгинуть также незаметно, как сходить в туалет за кучу песка. Егор сбавил шаг и остановился, однако, поразмыслив минуту, решительно направился к двери. Больше податься было некуда.

Глава 5

Карго стоял на вершине скалы, закутавшись в шкуры, и смотрел вверх. Он знал, что они прилетают, когда солнце находится на середине своего пути. Уже третий день Карго поднимался сюда и с надеждой наблюдал за ползущими по серому небу тучами. Все его существо сотрясалось от ненависти к тем, кто забрал смысл его жизни — Весту. Все эти дни охотник не мог думать ни о чем, только о ней, и о том, как он с наслаждением вонзит в сердце врага свой дротик.

Ветер беспощадно хлестал по лицу, заставляя огрубевшую кожу сжиматься до ломоты, ноги и руки порой деревенели настолько, что Карго приходилось растирать их клочком шерсти почти без перерыва. Время слабых морозов уходило, впереди были жуткие времена, когда даже глубоко под землей племя нередко недосчитывалось с десяток замерзших сородичей. Огонь приходилось поддерживать постоянно, и в то же время нужно было экономить топливо, состоявшее в основном из черной жидкости, и сухих корней подземных растений.

Когда-то мальчишкой он попал с отцом в бурю, бушевавшую несколько дней. Они тогда едва не погибли, если бы навстречу не вышли другие охотники. Он помнил, как сидел вот также на вершине горы, стараясь сквозь снежную пелену найти хоть какие-то знакомые метки, ведущие к дому, а отец, тем временем добывал пищу. Ветер был гораздо сильнее, чем сейчас. Отец вернулся с шитом, которого они ели, разрезав на части. Потом закапывались глубоко в снег и грелись друг о друга. Карго поежился.

Отец умер через несколько месяцев от какой-то мучительной болезни, харкая кровью. Настали трудные времена. Он оказался никому не нужным зверьком, которому доставались лишь объедки. Карго дрался и порой убивал, чтобы выжить и стать сильным воином и охотником. Смерть всегда была где-то рядом и зловонно дышала ему в спину, но он был уверен, что именно так и должно быть, что это и есть жизнь настоящего мужчины.

Веста появилась в их пещере случайно. Вождь соседнего племени расплатился ею за несколько туш тронгов. Девушка не подпускала к себе никого, и племя решило избавиться от лишнего едока, но Карго выступил против, взяв на себя заботу о девчонке. Тогда он еще не знал, почему сделал это, однако вскоре понял, что с каждым разом на охоте все чаще думает о родной пещере, ставшей теперь и просторней, и теплее, где непременно его ждала она. Он старался всегда принести Весте что-нибудь диковинное, будь то клык большого животного или прозрачные камешки из расщелин.

Девушка выросла и похорошела. Она тоже тянулась к своему опекуну, день их соединения был все ближе. И вот ее похитили! Карго не находил выхода своему гневу, отчаянно рвавшемуся наружу. Спал он только тогда, когда ноги отказывались его носить, а сознание меркло от усталости. Все остальное время он ждал.

И дождался. Недалеко от него, извергая пламя, села летающая коробка. Две фигуры в синих комбинезонах направились в его сторону, неуклюже ступая по плотному снегу. Если бы захотел, Карго легко бы мог скрыться от них в узких ущельях склона, но не это было его целью. Терпеливо дождавшись гостей, он раскинул руки в стороны, показывая, что безоружен.

На секунду, потеряв над собой контроль, Карго готов был вцепиться в гладкошкурых зубами, сломать их шеи, сил на это у него хватит, но охотник вспомнил про свой план и опустил глаза, стараясь не выдать порыв ненависти.

Обойдя его, двое в масках что-то крикнули на непонятном языке. Карго не шелохнулся и тут же получил удар чем-то твердым под колено, а затем в живот. После удара в затылок он рухнул на землю. Его обыскали, потом, стянув чем-то за спиной руки, подняли на ноги и, тыча каким-то продолговатым предметом, дали понять, что он должен идти к летающей коробке.

Карго буквально вполз внутрь и лег на пахнущий металлом ребристый пол, а затем, морщась от боли, с трудом прислонился спиной к борту. Здесь было еще несколько человек, с любопытством разглядывающих дикаря. Платформа поднялась, и через секунду Карго почувствовал, что лицо стало тяжелее, вскоре его затошнило и вырвало. На лицах гладкошкурых он заметил презрение и усмешки. Его привязали ремнями к полу, однако на взлете его бросало из стороны в сторону, как тушу тронга на крюке.

17
{"b":"558517","o":1}