ЛитМир - Электронная Библиотека

Роббинс еще раз окинул уставшим взглядом подчиненных, ощутив их тревогу и даже страх.

— Всем по местам! Идемте за мной, — кивнул он Мельену. Тот с готовностью вскочил и, согнувшись, захромал вслед за капитаном.

Пожалуй, на борту не было человека, с которым Том Роббинс прослужил дольше, чем с Мельеном. Так случилось, что тот был рядом в трудные для капитана времена, когда он потерял семью после катастрофы пассажирского звездолета, на котором жена и сын летели к ее родителям на S-27. Роббинс был в рейсе, когда узнал о случившемся, и едва не погубил свою карьеру. Мельен вытащил его из депрессии с помощью каких-то гипнотических примочек, которые освоил еще в юности. С той поры капитан доверял ему практически во всем.

— Что скажешь, Сван?

Роббинс запер дверь своей каюты и жестом пригласил навигатора присесть. Пока тот подбирал слова, неловко усаживаясь на край небольшого дивана, капитан достал из шкафа бутылку с янтарной жидкостью и налил немного в два бокала. Дрожание рук выдавало его состояние.

— Господин капитан, — начал было Мельен, но его собеседник махнул рукой, мол, давай проще. — Том, я все проверил, что-то произошло в самой системе. Сбой компьютера.

Он искал во взгляде Роббинса поддержку и доверие.

— Послушай, друг мой, я ничуть не сомневаюсь в тебе. Будем вместе искать выход из этого дерьма. — Капитан пододвинул бокал Свану и взял свой. — Десять лет вожу с собой. Отличный коньяк. Думаю, теперь в самый раз. Кто знает…

Его прервал резкий звук полиофона, раздавшийся с полки. Робинс переключил сигнал на проектор. В каюте возникла голограмма Игнатова, который все время куда-то оглядывался.

— Господин капитан! Вы должны прийти в рубку!

— Что случилось? — раздраженно спросил тот, но уже стало ясно, что произошло что-то чрезвычайное. Ответить Роман не успел, сигнал прервался.

— Что у Вас? — ворвался в рубку Роббинс.

Находившиеся здесь члены команды молча закивали на монитор главного сенсора, на котором появились очертания космического корабля. По всем признакам это был военный звездолет Корпорации, однако без опознавательных знаков.

— Связь есть?

Игнатов помотал головой.

— Сигнал проходит, но они не отвечают.

— Какой у него курс?

— Он идет за нами, капитан.

— Господин капитан, — раздался спокойный, но твердый голос Реуса, сидящего в центре рубки, — у меня есть секретное предписание на случай подобных ситуаций.

Все повернули головы к нему.

— Каких ситуаций?

— Встречи с неопознанным объектом в космосе при отсутствии связи с межпланетными базами Корпорации.

Капитан не отводил взгляд от монитора.

— Я слушаю.

Реус протянул плоский кристалл Роббинсу, и тот нехотя подошел и взял миниустройство. Включив его, он прочитал текст и посмотрел на первого помощника, а потом на остальных.

— Но ведь, угрозы пока нет.

— Там указано, уничтожить. Не нам решать, капитан. Никаких условий и исключений, не так ли?

Роббинс опустился в кресло за пультом и снова стал наблюдать за летевшим за ними кораблем, следовавшим тем же курсом.

Мельен, нахмурившись, производил какие-то расчеты.

— Он приближается, господин Роббинс, догоняет.

Реус усмехнулся.

— Господа, если вы не выполните приказ, я буду вынужден вас нейтрализовать.

— Это как? — усмехнулся Кулагин, который в юности серьезно занимался рукопашным боем и даже занимал призовые места на Галилее.

Первый помощник с абсолютно непроницаемым лицом сделал странное движение рукой, и Роман почувствовал резкую боль в голове, потом слабость, головокружение. Очнулся на полу, где лежали и остальные.

— Мы поняли! Достаточно! — Крикнул капитан.

— Что это значит, Реус? — Кулагин, пошатываясь, направился в его сторону, но Мельен оттеснил его и прижал к стене.

Судя по всему, представитель Совета владел каким-то устройством, воздействующим на жизненные функции, но почему об этом их никто не предупреждал, и почему, наконец, на самого Реуса это не действовало? Игнатов на миг даже забыл о преследовавшем их корабле. Чертовщина какая-то!

На мониторе высветилось сообщение.

— Это он! Они отвечают!

Все сместились к пульту, злобно поглядывая в сторону сидевшего на прежнем месте побледневшего Реуса.

«Остановитесь и приготовьтесь к стыковке! Вас не тронут! Среди вас представитель Совета, его нужно уничтожить»

Сообщение повторялось трижды. Корабль стал резко приближаться.

— Как он далеко?

— Полмиллиона миль, капитан.

— Дайте мне с ним связь! — Роббинс нажал на кнопку. — Если вы меня слышите, ответьте! Мы сбились с курса, требуется помощь!

Ответа не последовало.

— Капитан! — голос Реуса прозвучал звонко и четко. — Если Вас это успокоит. Нас преследуют пираты. Они лгут. Им нужен корабль. Вы еще не забыли, что у нас на борту и сколько это стоит?

Роббинс исподлобья взглянул на него и прищурился.

— Вы в этом уверены?

— Судя по желанию разделаться с представителем Совета они — наши друзья, — негромко произнес Кулагин, но так, чтобы его мог слышать Реус.

— Абсолютно уверен в намерениях наших преследователей, — тот пропустил последние слова мимо ушей.

— Что мы можем сделать?

— Я же сказал, уничтожить.

— Вряд ли получится, капитан, — вновь вмешался в разговор Кулагин, — если я не ошибаюсь, это «Скорпион» — военная машина. Наше вооружение — рогатка по сравнению с их импульсными пушками. Скоро мы будем на расстоянии выстрела.

— Стреляйте, капитан, — криво улыбнулся Реус, — иного выхода у нас нет.

— Если Вы можете нас контролировать, то Вам и командовать.

Роман заметил, как на лице у Роббинса задергалась мышца.

— Это была крайняя мера. Надеюсь, что больше не придется к ней прибегать. Вы — капитан.

— Отдайте мне то, чем Вы это делаете!

— К сожалению, не могу. — Реус развел руками.

Роббинс едва не зарычал, но взял себя в руки и сел в свое кресло.

— Старший группы вооружения, приготовиться к бою!

— Есть! — вскочил Кулагин и выбежал из рубки, на ходу включая миниполиофон и раздавая команды подчиненным.

— Том, ты же понимаешь, что это самоубийство? — прошептал Мельен, склонившись над пультом рядом с капитаном.

Тот еле заметно кивнул. Навигатор показал большой палец и прикрыл глаза, показывая, что все понял.

— Как ведет себя корабль? — громко спросил капитан.

— Приближается. Триста тысяч миль, командир. — Мельен заметил, как тот весь напрягся.

— Господин, первый помощник, Вы пробовали связаться с базой?

— Да. Результат отрицательный. Нужно направление, а мы его не знаем.

— Не могли бы Вы нам помочь? — капитан указал на кресло рядом.

— Я готов.

Когда Реус уселся в кресло и поднял руки, ожидая приказа ввести команду в компьютер, сзади на него набросился Мельен и скрутил руки ему за спину, а капитан быстро обшарил карманы первого помощника, нащупав в одном из них странный предмет, похожий на магнитный карандаш.

— Свяжите его! — крикнул он.

— С удовольствием! — подскочил Кулагин и легко, сцепив руки Реуса специальной нитью, препроводил его в угол рубки.

— Вы делаете огромную ошибку, капитан! — Спокойно произнес тот.

Роббинс даже не повернулся в его сторону. Схватив полиофон, он скомандовал.

— Огонь не открывать! Залп только по моей команде!

— Будем включать обратную тягу? — спросил Мельен.

— Следуем с той же скоростью, тем же курсом.

— Капитан! Они нас догнали и следуют параллельно, — доложил Игнатов. — Мы получили еще одно сообщение.

— Что там?

— Требуют стыковки.

— Хорошо. Готовьте отсек. Это лучше, чем удар импульсной пушки.

Через полчаса на мониторе, затаив дыхание, они наблюдали, как на борт через шлюзовой отсек прошли пять фигур в скафандрах. Переборка раскрылась. Спустя несколько минут в рубку зашли двое в шлемах. Один из них отстегнул от пояса портативный импульсный резонатор и выстрелил в сидящего в углу Реуса, от головы которого остался лишь дымящийся окровавленный кусок подбородка.

2
{"b":"558517","o":1}