ЛитМир - Электронная Библиотека

Китаец покачал головой.

— Что ж, будем сражаться…

Егору вдруг стало весело, только веселье это больше походило на помешательство.

— Чем сражаться?

— Зубами, — нервно ответил Астахов, — Хватит киснуть, надо попытаться выбраться на поверхность.

Он заметил, как тот вздрогнул, и, словно, очнувшись, начал просматривать карту туннелей. Хоть что-то, подумал Егор. Нельзя стоять на месте, надо думать и двигаться, и как можно, быстрее.

— Что там? — спросил он через минуту, посматривая на юношу, начавшегося шевелиться.

Они осторожно шли по коридору, прислушиваясь к каждому шороху. Если бы полиция обнаружила вход, через который они провели пилота, она была бы уже здесь. Это немного успокаивало. Решив пока оставить Марка в убежище, Астахов и китаец шли к тому самому входу, через который была возможность добраться до безлюдных пещер в соседней горной гряде.

На поверхности стало светлее. В нос ударил едкий запах горелого пластика. В низине сгустился сизый дым. Обломки корабля еще тлели. Вокруг места падения была натянута желто-красная лента, вдоль которой примерно на равном расстоянии стояли вооруженные люди в форме, в внутри ограждения работали специалисты.

Полицейский патрульный катер медленно парил над полем, вероятно, придерживаясь заданного маршрута. До ближайшей скалы было метров триста, и о том, чтобы добежать до нее незамеченными, да еще и с раненым, не могло быть и речи. Тупик. Егор вытер пот со лба.

Вэй сел спиной к стене и запрокинул голову.

— Есть еще один выход, — наконец, произнес он, — полкилометра к югу. Правда, он ведет к центру каньона.

Егор молчал, переводя дух. Наверняка, полиция уже всех согнала на дно каньона, и пройти мимо будет не проще, чем здесь. Хотя мог быть шанс.

— Надо пробовать.

Китаец посмотрел на него.

— Если он не завален.

Через полчаса они тащили на себе еще до конца не пришедшего в себя юношу к заветному выходу, пока не совсем понимая, что будут делать, выйдя на поверхность. Марк не мог наступать на больную ногу и время от времени повисал на них, но изо всех сил старался двигаться дальше.

Иногда казалось, что позади слышались крики и топот. Сердце в такие мгновения не просто замирало, оно было готово взорваться. Кровь долбила виски так сильно, что порой восприятие происходящего притуплялось, и Егор видел себя как бы со стороны. Руки и ноги ныли от физического перенапряжения, пот заливал глаза.

Время словно остановилось. Одни и те же серые стены коридоров и их многочисленных разветвлений. Он подумал, что они никогда уже отсюда не выберутся.

Пару раз Вэй ошибался, и они теряли дорогу. К концу пути все трое были выжаты как лимон. Пот пропитал одежду, сердце работало на пределе. Где-то сбоку замаячил долгожданный свет. К счастью, проход не завалило, лишь кое-где были осыпи камней и песка.

Они не сразу разглядели то, что происходило внизу на дне каньона, пока глаза не привыкли к свету. Полузасыпанный выход из заброшенной шахты был хорошо замаскирован природной террасой шириной около двух метров, по краям которой лежали валуны, так, что снизу зияющее чернотой отверстие туннеля было совсем незаметно.

Выглянув из-за края террасы, Егор увидел два патрульных катера и около трех десятков вооруженных людей. В стороне у стены одного из складов стояли пятеро горожан. То, что произошло потом, повергло его в шок. Один из военных подошел к мужчине и выстрелил ему в грудь. Тут же закричали женщины, толпа людей, стоявшая неподалеку загудела. Однако пара выстрелов поверх голов собравшихся мгновенно внесла сумятицу и люди начали приседать. Офицер подошел к патрульному катеру и начал говорить через громкоговоритель.

— Если через пять минут вы не выдадите пилота, умрет еще один. И так каждые пять минут.

О том, что он говорил всерьез, красноречиво свидетельствовало тело с еще дымящейся дырой в груди. Расстояние до него было всего метров пятьдесят, и, казалось, что чувствовался даже запах горелой человеческой плоти.

Вэй выругался и отполз от края террасы. Егор посмотрел на Марка, пристально смотревшего вниз, и взгляд юноши ему не понравился, хотя он еще не понимал, почему.

— Время пошло! — донеслось снизу.

Парень вдруг лег на спину и влажными глазами стал глядеть на сизое темнеющее небо. Вэй смотрел в одну точку на камне и раскачивался из стороны в сторону.

Астахов снова выглянул из-за укрытия и молча наблюдал за происходящим. Офицер медленно ходил вдоль стены, у которой стояли ожидавшие своей участи люди. Солдаты ощетинились стволами резонаторов, готовые уничтожить любого, кто попытается двинуться с места.

Бред какой-то! Это же откровенное убийство! Полиция, военные…с ума сойти! Обыкновенные бандиты. Промелькнула мысль, что надо все зафиксировать на видео… Однако он вспомнил, что камеры у них все равно нет.

В какой-то момент он начал осознавать весь ужас ситуации. Людей действительно будут убивать, и они не смогут этому помешать. Он только сейчас начал понимать состояние Вэя. Ведь там внизу его родные. Боже!

Внезапно над ним промелькнула тень. Он даже не сразу понял, что Марк поднялся во весь рост и шагнул через камни.

— Стой! — прошипел Астахов и с ужасом посмотрел на китайца, который сидел все в той же позе, молча наблюдая за происходящим.

— Эй! — закричал юноша, едва не упав.

Полицейские, заметив его фигуру, тут же взяли его на прицел.

— Я иду. Отпустите людей.

Зачем! Думал Егор. Что он этим хочет доказать! Ведь могут пострадать другие. Они вытащат из его головы всю информацию.

В следующее мгновение Марк приставил резонатор к голове, прозвучал резкий хлопок, и тело юноши, обмякнув, покатилось по склону вниз, поднимая за собой дорожку пыли.

Глава 13

Они ехали уже почти час, только изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Внешний экран показывал мутную пелену из песка, и Сит в очередной раз с уважением подумал об изобретателях навигационного оборудования.

Мысли путались, упрямо всплывала история о рабочем со сломанной ногой. Сознание какое-то время негодовало по поводу жестокости здешних нравов, но потом возмущение сменилось унынием и, в конце концов, просто усталостью.

Под монотонный гул двигателя Гудвера немного укачало, и мысли стали расплываться, превращаясь в обрывки ускользающих образов. Дремота приходила коротким забытьем, но в моменты вибрации и тряски вездехода сознание возвращалось, чтобы через несколько секунд снова уступить место неровному сну.

Казалось, Логан тоже задремал, его голова начала болтаться из стороны в сторону, и Сит время от времени следил за навигационным оборудованием, прислушиваясь к урчанию мотора.

В какой-то момент Сит увидел, что экран прояснился. Буря утихала, и вокруг начали проступать очертания окрестных холмов, а затем и горная гряда на востоке. Вскоре изображение стало практически чистым, и захотелось даже выйти на воздух.

Он наклонился над приборами и боковым зрением увидел, что Логан тоже не спит.

— Кажется, прояснилось, — показывая на монитор, пробубнил Гудвер.

Харри лишь кивнул и протер глаза. Как бы то ни было, а эта поездка сблизила их. По крайне мере он решил, что парню можно доверять.

Настроение улучшилось вместе с погодой. Тут вообще ясная погода довольно редкое явление. Этакое сухое ненастье. Странное состояние атмосферы для кислородной планеты. Видимо, влаги настолько мало, что она не успевает конденсироваться. Воздух сушил слизистые глаз, носа и губ, что поначалу доставляло неудобство. Многие носили на лице матерчатые маски, смоченные специальным раствором, не позволявшим им быстро высыхать. В общем, свои особенности выживания.

— Как насчет выпить?

Логан держал в руке два пластиковых стакана и бутылку с прозрачной жидкостью.

Сит улыбнулся, и его приятель понимающе щелкнул пробкой и наполнил посуду. Спирт обжог пищевод и стал растекаться по телу. Стало веселее.

48
{"b":"558517","o":1}