ЛитМир - Электронная Библиотека

Корабль почти бесшумно подъехал на магнитной подушке к выходу, и через минуту они оказались за бортом ангара. Набрав скорость, серебристая птица, оставляя за собой серый шлейф, покидала солнечную систему, устремляясь в бездонную черноту космоса.

* * *

В малом зале заседаний Совета царил прохладный полумрак. На фоне огромного во всю стену сенсорного экрана выделялись две высокие фигуры, одетые в сияющую белизной обтягивающую одежду. По диагонали экран рассек яркий след удаляющегося от Галилеи звездолета, набиравшего световую скорость.

«— Мы еще можем их уничтожить.»

«— Зачем? Все идет по нашему плану.»

«— Они потеряли одного.»

«— Это допустимо.»

«— Мы готовим флот.»

«— Да. Пора все закончить.»

Один из них кивнул, провожая взглядом точку, затухающую в усыпанном звездами пространстве. В зале по-прежнему стояла звенящая тишина, ни один из собеседников так и не раскрыл рта. Фразы еще некоторое время витали среди многоголосья мыслеформ и образов, но затем медленно улеглись туда, где им и полагалось быть. Оба синхронно развернулись и направились к выходу.

Часть вторая

Бабочка в янтаре

Глава 18

Марко провел рукой перед панелью управления интерьером, и комната ожила, бесшумно меняя очертания. Еще теплая двуспальная кровать из бежевой асанги провалилась сквозь пол в открывшийся люк, створки которого тут же сомкнулись, образовав идеально гладкую поверхность с ярким орнаментом из пестрых ассиметричных узоров. Вдоль окна вырос терракотовый диван с таким же креслом с мягким нежным покрытием. Занавес стал полупрозрачным как легкий туман, сквозь который тут же проглянули и наполнили комнату лучи «внутреннего» солнца.

Стены будто задышали, впустив в дом струи свежего прохладного воздуха. Прикрыв глаза, Марко несколько секунд наслаждался этим бризом из вентиляционных блоков, а затем скользнул в эктоновые шорты. После велотренажера и атлетического станка, он сбросил одежду и забрался в термокабинку, где, основательно прогревшись, с криком дикого слона пустил сверху холодную воду.

Высушив тело горячими сухими струями воздуха и, накинув халат, Марко довольный и посвежевший прошел в столовую.

— Доброе утро, дорогая! — промурлыкал он, поцеловав Лею в щеку.

Слегка вздрогнув, она лишь немного повернула голову и неловко улыбнулась. Со спины ее склонившаяся над столом фигурка с острыми плечами казалась тонкой и хрупкой.

— Привет. Рада, что у тебя прекрасное настроение.

Не замечая ее колкости, Марко легким движением выбрал в меню завтрак, прикоснувшись к сенсорной панели. Ухватив в одну руку дощечку с дымящейся гренкой, а в другую — любимую блестящую кружку с горячим сагом, он энергично и в то же время аккуратно сел за овальный стол, скользнув взглядом по лицу жены. В какой-то момент Марко хотел даже приласкать ее и поинтересоваться причиной утренней хандры, но передумал, решив, что отсутствие лишнего интереса с его стороны быстрее отвлечет ее от унылых мыслей.

Под видеоголопанелью, вмонтированной в потолок, проходила передача о презентации какого-то нового комплекта для обработки сельхозугодий. При выключенном звуке сцена выглядела забавно. Люди почти в натуральную величину проходили мимо стола, открывая рты, видимо, обмениваясь впечатлениями от устройства. Потом картинка сменилась, и в трех метрах от них запели две девушки, хотя о том, что они именно запели, можно было догадаться лишь по вытягиванию губ и мимике.

— Лея! Может, чуть погромче? — предложил он, принимаясь за завтрак.

Женщина движением пальцев по виртуальному дисплею вернула панели звук, и столовая наполнилась приятной мелодией.

— Может, поделишься, что происходит? — не выдержал Марко, отложив вилку, — на тебе лица нет.

Поджав губы, она растерянно посмотрела в его сторону, видимо, пытаясь уловить во взгляде ту самую искру, благодаря которой они и оказались когда-то вместе, но с годами появлявшуюся все реже. Марко отодвинул дощечку и, слегка подавшись вперед, приготовился слушать.

— Мне сегодня приснился сон, — неуверенно заговорила она, разглядывая свои ладони, — у меня был ребенок.

— Лея! — воскликнул Марко, — опять ты за свое!

Встав из-за стола, он подошел к окну и подставил лицо искусственному солнцу, зажмурив глаза. Его стройное мускулистое тело обволокло ярким светом. Съежившись, она казалась еще меньше ростом.

— Ты же все сама знаешь! — выдохнул он и, повернувшись, развел руки, — сколько об этом можно говорить!

— Ладно, не бери в голову. Я помню, — попыталась улыбнуться Лея, — ты завтракай, а то на работу опоздаешь.

— Знаешь, как-то уже перехотелось, — хмурясь, ответил Марко и, взяв кружку, залпом допил напиток.

На протяжении нескольких подциклов их беседы нередко заканчивались именно этой темой. Лею, словно, подменили. Она осунулась, плохо стала питаться, часто уединялась и молчала, размышляя о чем-то. Хотя о чем, было не трудно догадаться. Поначалу она делилась с ним мыслями о ребенке, но вскоре Марко перестал отзываться на ее настроение, и Лея окончательно замкнулась, изредка позволяя себе отдельные фразы на бытовые темы.

Пропадая допоздна на работе и падая от усталости в кровать, он не особенно тяготился таким скудным общением. В ближайшем подцикле им предстояло закончить восьмой дельта-двигатель. Все мысли Марко сейчас были там — в производственном секторе. Однако он прекрасно понимал, что рано или поздно им придется обратиться за помощью к профессиональному психологу. Похоже, иначе Лею не переубедить.

Надев эктоновый костюм, Марко прикоснулся к индикатору, и над рукавом возникло виртуальное табло. После набора кода программы костюм стал темно-синим, подтянулся и разгладился.

— Я пошел, дорогая, — крикнул он уже из коридора и покинул дом.

В глаза резанул обжигающий свет «внутреннего» солнца, диск которого висел в самом центре небесно-голубого купола. У Гойи-1 было и свое солнце, но оно в считанные минуты сжигало радиацией все живое, хотя две трети времени вращения планеты местное светило затенялось Гуараном.

Их городок состоял из пяти улиц, на которых разместилось девяносто пять похожих друг на друга домов с небольшими садиками, спортивным площадками и бассейнами. Всего в поселении проживало двести шестнадцать жителей, в основном сотрудники межпланетного завода по изготовлению дельта-двигателей второго поколения. У Гуарана было еще три спутника, на которых также размещались производственные и жилые территории. Всего на Гойе-1 возвели семь таких куполов для персонала и их семей. Еще три городка служили многопрофильными лечебницами и центрами развлечения.

Марко и Лея прилетели сюда десять циклов назад в связи с его назначением ведущим инженером блока Z-3. Специалистом Марко Расс был высококлассным, и совет директоров не ошибся, сделав ставку на его талант технического организатора. Лея работала в одном из госпиталей штатным кризисным психологом.

Почти каждые десять астрономических суток они выбирались в полетный центр, где брали напрокат аэробот и часами скользили над каменистой поверхностью безжизненной планеты, получая массу впечатлений и максимально сбрасывая накопившееся напряжение от работы и семейных неурядиц. После таких полетов оба заряжались энергией на несколько дней, и катание в атмосфере со временем стало непреложным ритуалом.

— Здравствуйте, Марко! — помахал ему рукой Ионсон, проживающий по соседству, и в данный момент, видимо, тоже собравшийся на работу, поскольку в таком же синем костюме спускался по каменным ступеням к дорожке, ведущей за пределы домовладения. Ионсон работал в блоке Z-4, и им предстояло треть часа провести вместе в транскапсуле по пути к производственному сектору.

Неохотно кивнув головой, Марко на мгновение натянул улыбку и снова поднял глаза к куполу.

— Хорошая погода сегодня, — Ионсон расплылся в улыбке, и Марко стало неловко.

66
{"b":"558517","o":1}