ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Марко стал ИМСом десять циклов назад благодаря щедрости совета директоров компании, которой его способности приносили колоссальные прибыли. Его процедура, скорее, была для них лишь вложением денег.

Когда ему было двадцать семь, у него обнаружили вирус «Шагеля». Через несколько суток Марко уже был на приеме у специалиста по «извлечению» и благодарил Бога за то, что он дал человечеству способ продлить жизнь. Тогда они с Леей не думали о последствиях, было лишь желание жить и строить будущее. Она тоже заразилась, и ее процедуру корпорация была вынуждена оплатить, поскольку Марко наотрез отказался заключать контракт без гарантии «извлечения» для жены.

Как и многим другим ИМСам, им пришлось сменить планету, чтобы все начать с нуля, не оглядываясь назад. Они утратили все связи с родными и знакомыми, оставив их в далеких мирах, сказав, что улетают в связи с секретной миссией.

Все было прекрасно: Марко работал, выпуская новые модификации популярных двигателей, а Лея, возвращаясь из медицинского центра, ждала его дома, заботливо выбирая меню на ужин и составляя планы на выходные. Появились новые друзья, новые впечатления и новый смысл.

Если не считать непростые и болезненные разговоры о ребенке, о такой жизни можно было лишь мечтать. Да и ребенка, в конце концов, могли взять приемного, что, собственно он и хотел предложить Лее. Просто все как-то не решался поговорить об этом, дожидаясь подходящего момента.

И вот теперь, как гром среди ясного неба свалилась проблема. А после срыва поставки последней серии двигателей Марко не был уверен, что может рассчитывать на корпоративную поддержку при очередном «извлечении». Сам же он такую сумму не наберет никогда.

Заключение доктора Лаврова подтвердили тесты — мозг начал отмирать. Именно так происходит износ биокомплексов в большинстве случаев. Не ноги, не руки, не задница, черт возьми! А именно мозг! Марко пребывал на грани истерики. Как не пытался смириться со скверной мыслью, ничего не получалось. Охватив разум поначалу, страх постепенно притупился, превратившись в навязчивую тревожность и раздражительность. Он еще не решил, как сообщить Лее неприятную новость, и старался вести себя, как ни в чем не бывало. Однако через пару дней она внезапно спросила.

— Что с тобой? Мне кажется, тебя что-то заботит.

Марко и не надеялся, что сумеет обмануть жену, но не думал, что она начнет допытываться так скоро.

— Все в порядке. Неприятности на работе, — промямлил он, рассчитывая, что Лею это удовлетворит.

— У тебя и раньше были неприятности по службе, — возразила она, показывая тоном, что не собирается добиваться каких-либо признаний.

Вот такого тона Марко как раз и опасался, зная, что не сможет теперь дальше умалчивать о том, что следовало рассказать уже давно. Он и сам толком не понимал, зачем скрывал свой диагноз от жены. Может, просто хотел уберечь ее от плохих известий, а может, ему казалось, что если никто не знает о его проблеме, то и сама проблема становится как бы ненастоящей, призрачной.

— Тебе сегодня же нужно пойти к президенту компании, — заявила она, после того, как он рассказал о визите к доктору и о своих участившихся приступах.

В такие минуты Лея необъяснимо преображалась, сосредотачивая все свои силы на решении возникшего вопроса. Марко и сам думал о том, чтобы довести до руководства свою беду, но сомневался из-за неудач на службе.

— Ты боишься, что тебе откажут? — спросила она.

— В какой-то мере, да. Им проще подобрать другого специалиста, чем тратить такие деньги.

Марко знал, что Лея не будет настаивать и уговаривать, и ее задумчивость лишь подтверждала его правоту. Она будет действовать. Может быть, даже сама пойдет в совет директоров.

— Ради всего святого! — взмолился он, — Не предпринимай ничего! Дай мне время, Лея!

— Не волнуйся. Я не буду ничего делать, пока ты не примешь решение, — заверила она, только Марко не очень-то надеялся на то, что она выполнит обещание.

В этот вечер он долго не мог заснуть, и, набросив куртку, отправился во двор. Усевшись в кресло на террасе, Марко поднял глаза и поразился виду раскинувшегося над головой звездного неба. Затемнение купола отсутствовало, и космос напрямую через прозрачные панели дотягивался своими красками до городка. На половину небосвода навалилось очертание Гуарана, отражающего косые лучи местного светила. То тут, то там вспахивали разноцветные всполохи — результат магнитных аномалий. Скопления звезд казались как никогда яркими и близкими, словно висели всего в нескольких метрах. Пару раз пронеслись метеоры, пронизывая сгустками света черное пространство.

Как же он раньше не замечал, как красиво устроен этот мир без лишних деталей, как он величественен и грациозен. И все это он мог видеть и восторгаться если не каждый вечер, то, по крайней мере, когда нет атмосферных бурь и туманностей. Будет жаль, если все закончится, и его сущность исчезнет в лабиринтах небытия.

В главном офисе компании было тихо и прохладно. Сквозь огромные окна в холл проникал яркий свет «внутреннего» солнца, рассеиваясь и наполняя все укромные уголки. Серебристый интерьер переливался от ослепительных лучей, вынуждая время от времени жмуриться и отводить глаза.

Расположившись в мягком белом кресле под кронами комнатных деревьев, Марко ждал вызова из конференц-центра. Сегодня ему пока еще не мерещились голоса, как обычно, и это предвещало неплохой день. Стараясь сосредоточиться, он повторял заученные фразы, которые приготовил для разговора и нервничал, если что-то забывал или путал.

В конце концов, Марко решил просто расслабиться и стал наблюдать за гигантским аквариумом с какими-то экзотическими обитателями, похожими на медуз, которые водились когда-то на далекой планете Земля. Жаль, что теперь это космическая ледяная глыба. В том секторе отсутствуют даже исследовательские станции. Даже околоземный город Галилею переместили на орбиту Меркурия. Он где-то слышал, что на Земле циклов триста назад построили военную базу, но это были лишь слухи. Его мысли прервал мягкий женский голос, приглашающий господина Марко Расса пройти в конференц-центр.

— Здравствуйте, господин Фишер! — поприветствовал он проекцию вице-президента компании, сидевшую в кресле в центре комнаты.

— Рад видеть Вас, уважаемый Марко, — откликнулась проекция, — как продвигаются наши дела?

— Немного отстаем от графика, — признался он, — но, думаю, это временное затруднение.

Фигура Фишера наклонилась и взяла с воображаемого стола бокал с каким-то напитком.

— Вы запросили встречу, господин Расс. Что-то случилось?

Марко тер ладони, подбирая слова, которые все вдруг вылетели из головы. Так или иначе, ему было тяжело просить денег, пусть даже для того, чтобы просто жить. Пауза затягивалась, и чиновник стал раздраженно поглядывать куда-то в сторону. Казалось, еще несколько секунд, и разговор прекратится. Пожалуй, второго раза у него не будет.

— У меня отторжение биокомплекса, — выпалил он, — мне нужна повторная процедура.

Фишер поднял брови и внимательно посмотрел на Марко.

— Вы уверены?

— К сожалению, да.

Вице-президент отставил бокал и задумался. Прошло, наверное, больше полминуты, пока он вновь заговорил.

— Скажу честно, Марко, — Фишер явно подбирал слова, — мы предвидели такой вариант. Решение было единогласным… Мы не сможем больше тебе помочь. Мне жаль.

Глава 19

Из череды размышлений Рогова вывел зуммер биофона.

— Привет, Андрей! Надо встретиться, — прозвучал хриплый голос Марата в ушном динамике.

— Ты уже вернулся? — удивился он, поскольку был уверен, что тот еще отдыхает в пансионате на Вероне.

Марат проигнорировал безобидный вопрос, и предложил встретиться через час в офисе компании.

— О чем пойдет речь? — сухо спросил он, вставая с кресла и набирая комбинацию на панели управления интерьером.

69
{"b":"558517","o":1}