ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К несчастью, его помолвка будет объявлена на следующей неделе, и ему больше не придется выбирать, с кем делить постель.

Сердце сжалось в его груди, когда он подумал о том, что потерял. Его брат. Его жизнь. Привычный мир, в котором он вращался. Ник старался прогонять от себя эти мысли.

С той минуты, когда он вернулся в Акафинию, его жизнь превратилась в ад. Его отец очень медленно шел на поправку, страна все еще оплакивала гибель своего кронпринца. А в придачу ко всему Карнелия отделалась формальным извинением через посредника. Как будто этого было достаточно.

Его коронация прошла безо всякой помпы. И в течение всей церемонии его словоохотливый сосед доказывал ему, что Акафинии лучше вернуться в состав Кафарианских островов. Экономика Карнелии уже несколько лет находилась в упадке, в то время как Акафиния процветала. Было нетрудно сообразить, кем было продиктовано такое мнение.

Но если быть до конца честным, Ник хотел, нуждался в том, чтобы доказать отцу и его подданным, что он может не хуже, а возможно, и лучше брата управлять этой страной. Мысли об этом не давали ему спать по ночам.

Глубоко вздохнув, Ник сделал глоток кофе и вернулся к документу, лежавшему перед ним. Но его внимание снова отвлекли, когда Абрам постучал в дверь и вошел в комнату.

– Извините, что отрываю вас, сир.

Ник приподнял бровь.

– Вы просили меня приглядывать за мисс Рамирез, учитывая шумиху в прессе.

– С ней все в порядке?

– Да. Не считая того, что она беременна.

– Беременна?

Нику показалось, что он ослышался.

– Мы следили за ней по вашему указанию. Несколько дней назад она купила тест на беременность, потом посетила своего доктора.

Ник пытался осмыслить то, что говорил ему помощник. Но это было невозможно. Они были так осторожны.

– А что доктор? Вы уверены, что он это подтвердил?

– Да.

Ник поднялся со стула. Голова его шла кругом. Это было невозможно. Невозможно.

Он отпустил Абрама и принялся расхаживать по комнате, пытаясь осознать, что произошло. Он станет отцом. София носит наследника Акафинии. Это была немыслимая катастрофа.

Ему пришла в голову мысль, что София ничего не сказала ему, потому что отцом был не он. Но он тут же отбросил эту идею. У Софии до него давно не было любовника. И она не изменяла ему. Это он знал.

Так почему же она не сказала ему? Чего она ждет? Он вспомнил их последнюю ночь. В ее глазах он прочел, что она слишком привязалась к нему. И она остановила его, когда он хотел взять презерватив…

Неужели она легла с ним в постель в ту ночь с намерением забеременеть? Это было так на нее не похоже. Но разве из личного опыта он не знал, как далеко может зайти женщина, чтобы сохранить отношения, которые подходили к концу?

Ник направился в сад, где его отец совершал утреннюю прогулку. Он коротко сообщил ему новости. Лицо старого короля стало чернее тучи.

– Беременна? Никандрос, мы закрывали глаза на твои похождения, но позволить ей зачать твоего наследника? Ты с ума сошел?

Ник выставил вперед подбородок:

– Это не было запланировано.

– Тобой. А что, если это было запланировано ею? Неужели прошлое ничему тебя не учит?

– София – это не Шарлотта.

– Ты не желал слышать ничего плохого и про свою первую американскую шлюшку. А она продала историю в желтую прессу и серьезно испортила репутацию нашей семьи.

И его отец никогда не позволит ему забыть об этом. Несмотря на то что сам был далеко не святошей и имел множество любовниц в течение всего своего брака.

– Но нет смысла обсуждать сейчас твою безответственность. У нас есть шанс уладить это дело. Рассмотрим наши варианты.

Пульс Ника участился.

– Какие варианты ты имеешь в виду?

– Нам нужен этот союз с Ажиеро.

То, чего отец не произнес явно, ошеломило Ника. Когда он наконец смог заговорить, его тон был резким и непримиримым.

– Мы говорим о наследнике трона Акафинии. Что именно ты предлагаешь?

– Мы можем избавиться от него. Будут и другие наследники.

Ник сжал руки в кулаки:

– Не смей больше предлагать мне этого.

– Не будь наивен, Никандрос. Женщины всегда были твоим слабым местом.

Ник мрачно посмотрел на него:

– Я улетаю в Нью-Йорк в пятницу.

У его отца отвисла челюсть.

– Ты не можешь оставить страну в такой момент.

– Идас не начнет войну в одночасье. Я вернусь через двадцать четыре часа.

– А если узнают, что ты оставил Акафинию в такой критический момент?

– Не узнают.

– Пошли Абрама.

– Я не доверю никому разбираться с таким деликатным вопросом. Я знаю Софию. Я знаю, как уговорить ее. Мы вернемся через двадцать четыре часа.

Его отец сжал челюсти:

– Это безумие.

Ник покачал головой:

– Безумием было со стороны Атамоса принять участие в гонке, в которой они с Костасом оба должны были погибнуть. А это практический вопрос. София носит моего наследника. И единственным решением может быть наша свадьба.

София повесила на дверь бутика табличку «Закрыто», сбросила с ног туфли и направилась к кассе, чтобы оформить вечернюю выручку. Она предпочитала работать допоздна, лишь бы не думать о том, как ей сообщить Нику, что она вынашивает наследника престола.

София чувствовала себя бомбой с часовым механизмом, которая потрясет целую нацию и выбьет почву из-под ног ее короля в тот момент, когда ему это менее всего нужно.

По мнению доктора, она забеременела в их последнюю с Ником ночь. А противозачаточные таблетки не подействовали, поскольку она принимала лекарство от мигрени, которое могло нейтрализовать их действие. Как она отчаянно жалела теперь, что не знала этого! Но она все равно ни за что не избавится от этого ребенка.

Первоначальный шок перешел в состояние паники, когда она начала понимать, что в ее жизни снова наступает резкий поворот. Как могло случится такое именно сейчас, когда она решила начать свою карьеру дизайнера? Она даже наняла помощницу, которая будет присматривать за бутиком.

София понимала, как нелегко растить ребенка в одиночестве. Она видела, как тяжело приходилось ее матери после гибели отца. Но разве у нее есть выбор? Она не нужна Нику, который собирается жениться на другой женщине. И ей придется самой налаживать свою жизнь, как бы тяжело ей ни пришлось воспитывать ребенка и одновременно заниматься карьерой.

София принялась в третий раз пересчитывать двадцатидолларовые купюры, не в силах сосредоточиться на этом занятии. Внезапно звякнул дверной колокольчик. Катарина отправилась встретить клиента, который проигнорировал табличку «Закрыто». Услышав изумленное восклицание Катарины, София подняла глаза.

Высокий темноволосый мужчина, стоявший в дверях, окинул их мрачным взглядом:

– Если вы уже закрылись, нужно запирать дверь на замок. Это Нью-Йорк, дамы.

Инкассаторская сумка выпала из рук Софии. Не отрывая взгляда от Ника, она нагнулась и подняла ее. Он подошел к ней и посмотрел ей в глаза. Ее сердце внезапно сделало кувырок. В таком состоянии Ник был просто устрашающим.

Судорожно глотнув воздух, София спросила:

– Ник, что ты здесь делаешь?

– Нам нужно поговорить.

Во рту у нее пересохло. Он не мог знать. Она только на днях была у врача. Но тогда что он делает здесь, когда его стране угрожает ее агрессивный сосед? И почему в его глазах читается такая ярость?

Катарина откашлялась:

– Я должна встретиться с сестрой. Увидимся завтра.

София чуть не попросила ее не уходить. Ей не хотелось оставаться наедине с Ником, пока она не решит, как справиться с неожиданно возникшей ситуацией. Как сказать ему о ребенке. Но вместо этого она заставила себя улыбнуться:

– Увидимся завтра утром.

После ухода Катарины София поставила сумку с деньгами на стол и посмотрела на Ника:

– Мне очень жаль, что так случилось с твоим братом.

Ник наклонил голову:

– Заканчивай со своими делами. Мы поговорим после.

6
{"b":"558561","o":1}