ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Огромное значение имела и первая партизанская весна 1942 года. Тогда Среднегорье, одевшееся в новый зеленый наряд, призвало сотни новых партизан. Они приступили к устройству землянок, лагерей, сборных пунктов, прокладывали партизанские тропы.

Мы, среднегорцы, можем гордиться и тем, что не оставили без заслуженного наказания ни одного предателя, ни одного палача. Мы гордимся нашими помощниками в селах, постоянно оказывавшими нам содействие. Так вспомним же о них и сейчас и выразим им нашу благодарность за хлеб, гостеприимство их очагов и теплоту слов.

В этот момент толпа пришла в движение. Все хотели увидеть наиболее заслуженных помощников партизан.

— В мае 1942 года полиция организовала первую крупную блокаду Среднегорья. В ней приняло участие более двух тысяч полицейских и насильно мобилизованных крестьян. Топот их сапог можно было слышать на многих тропинках Среднегорья. Зловещий треск пулеметов и автоматов заставил сердца матерей сжаться от боли и не отрывать взгляда от вершины Братан. Но блокада ничего не дала полиции. Партизаны вырвались из кольца окружения.

Этой же весной партия послала в Среднегорье Ивана Самунева (Важарова) и Дечо Бутева (Штокмана). Позже к нам прислали товарищей из ЦК партии, из окружного комитета партии и из Советского Союза, среди них Георгия Жечева, Чочоолу, Васко и многих других. К тому времени окрепли наши связи с селами, значительно улучшилась партийная работа. Коммунисты из Чехларе, Розовца, Чобы, Брезово, Зелениково, Свежена, Енишерли, Омурово, Стрямы, Рыжево-Конаре, Борца, Тюркмена и почти всех сел нашего края еще плотнее сомкнули свои ряды и укрепили связи с партизанами.

Утро 14 июля 1942 года выдалось свежее и прохладное. По всему Гайдук-Конаку разносились соловьиные трели. И они единственные нарушали тишину утреннего покоя. Да едва слышные шаги партизан, которые отправились выполнять решение окружного комитета партии, доставленное Георгием Жечевым, о создании западнее реки Стряма партизанского отряда. Для него нельзя было найти более достойного имени, чем имя поэта-революционера Христо Ботева. На основании полученной боевой инструкции товарищи разработали и утвердили статут отряда и план активных боевых действий. Именно здесь, в отрогах гор, в местности Гайдук-Конак, прозвучали слова первой партизанской клятвы: «Я, народный партизан из отряда имени Христо Ботева, обещаю и клянусь перед своим народом, что с оружием в руках буду бороться за освобождение своей родины от германского рабства и за свержение фашистского правительства».

Затем партизаны пели боевой марш отряда:

По долинам и по взгорьям,
По вершинам Среднегорья
Мы идем — молодые партизаны,
Сыновья народа…

Партизаны стали все чаще проводить боевые операции. Они ликвидировали полицейскую засаду около села Славянин, овладели селом Бабек и удерживали его какое-то время, провели ряд акций в селах Вырбен, Долно-Ново, Александрове, Омурово, Розовец, Свежен, Брезово и многих других. И вскоре же были вознаграждены: радиостанция имени Христо Ботева в одной из своих передач призывала народ: «Следуйте примеру чехларской и брезовской молодежи!»

Все лето 1942 года отряд осуществлял смелые и решительные действия, приводившие в панику монархо-фашистскую власть. За это время отряд окреп. Но неожиданно он попал в другую блокаду — блокаду зимы. Дни и ночи в холодных и сырых землянках проходили в напряженной подготовке к крупным весенним операциям.

В конце марта 1943 года своры полицейских напали на следы партизан из лагеря Юнчала. Чтобы уничтожить народных партизан, полиция запросила помощи у расположенных поблизости военных гарнизонов. Девять часов подряд в оврагах Юнчалы не затихал бой. Маленькую группу храбрецов атаковали сотни полицейских. Но никто из партизан не дрогнул. Каждый гордо принимал смерть. Там погибли и стали бессмертными Кольо Кючуков, Тодор Боев, Желю Златев…

Полиции не удалось уничтожить отряд. Блокада провалилась потому, что наши помощники в селах окружили народных бойцов непробиваемой броней, а те из них, кто оказался вне кольца блокады, продолжал проводить смелые операции, отвлекая на себя внимание противника.

В своем докладе на V съезде партии вождь и учитель нашего народа бессмертный Георгий Димитров сказал: «Памятными останутся героические бои партизанских отрядов Среднегорья, против которых зимой 1942/43 года без всякого успеха было брошено 20 тысяч войск и полиции».

По решению штаба второй повстанческой оперативной зоны и по указанию Центрального Комитета партии в конце 1943 года партизанское движение в Среднегорье начало бурно разрастаться. Летом того же года в отряде имени Христо Ботева уже насчитывалось 350 партизан. Его три подразделения проводили смелые, решительные и дерзкие операции. Молодежь всегда находилась в первых рядах. Из Пловдива в родные горы, особенно в Среднегорье, ушли сотни ремсистов. Города и села переживали невиданный подъем, в них все бурлило. Надежда на скорое свержение ненавистной власти сплачивала людей. Однако наступила третья партизанская зима, и под ее снегами оказалось много партизанских могил. Среднегорье снова блокировали, но уже не на несколько дней, а на месяцы.

Врагу удалось обнаружить партизанский лагерь в районе Дерменка. Тридцати четырем партизанам, вооруженным всего лишь 14 винтовками и 7 пистолетами, пришлось принять бой с окружившими их войсками и полицией. И солнце над Среднегорьем будто померкло вместе с первыми зловещими пулеметными очередями. И снова от ужаса сжались сердца партизанских матерей. Целых тринадцать часов длился неравный бой. Погибло одиннадцать прекрасных сыновей и дочерей нашего народа. О героях Дерменка напоминает и вечно будет напоминать установленный у самой дороги гранитный памятник.

В неравном бою с врагом в начале марта 1944 года в районе Зюмбюлюк погибло еще семь смельчаков. Но несмотря на тяжелые потери, партизаны встретили весну и лето 1944 года новым приливом сил. На места убитых вставали десятки новых борцов, и 15 июля отряд переформировали в партизанскую бригаду.

И снова операции, и снова бои. Народ все радостнее встречал своих освободителей. Едва ли можно назвать село в районах действия бригады, которое бы не поддерживало партизан. Особенно отличались Чехларе, Радомир, Бегово, Розовец, Зелениково, Брезово, Белозем, Златосел, Чоба, Тюркмен, Свежен, Стряма, Борец, Вырбен, Пыдарско, Рыжево-Конаре, Омурово, Верен, Медово, Долно-Ново село, Горно-Ново село, Оризово, Гранит, Болярино, Винарово… В этих селах нас укрывали, там подпольщики всегда находили надежное убежище!

Летом последнего партизанского года враг бросил вторую дивизию на прочесывание гор, но и эта его операция провалилась. На удар мы ответили ударом. Под руководством Тимошкина партизаны разгромили недалеко от села Рубки немецкую группу особого назначения. Стало очевидным, что уже ничто не в состоянии остановить победоносное шествие бригады. В эти дни до нас все более отчетливо доносилось эхо атакующей артиллерии непобедимой Советской Армии, и это еще больше окрыляло нас. В районе между реками Тунджа и Марица не осталось ни одного села, которым бы не овладели партизаны. Фактически мы стали хозяевами положения.

И снова прозвучало как клятва:

— Бывшие партизаны Первой среднегорской бригады имени Христо Ботева постоянно находились и будут находиться в первых рядах партии. И если партия, ее Центральный Комитет и народ призовут нас на новые боевые дела, мы готовы!

— Всегда готовы! — ответил хором строй бойцов.

— Прислушайтесь сейчас к шуму леса, и вы услышите слова, сказанные на митинге 8 сентября 1944 года в Пловдиве: «Партизанская бригада имени Христо Ботева жива и наступает по направлению к Пловдиву и не сегодня-завтра будет в городе». И Первая среднегорская партизанская бригада торжественным маршем вошла 9 сентября в рабочий Пловдив. Среди нас не было только тех, кто пал в боях. Их места в строю бригады до сих пор сохраняются за ними, а слава о их боевых подвигах будет жить вечно.

47
{"b":"558675","o":1}