ЛитМир - Электронная Библиотека

Нн-да? Деликатесы? Звучит заманчиво! Ладно, попробую!

Время действия: тот же день

Место действия: Большая палатка, защищающая своих посетителей от солнца. Внутри несколько столиков, за которыми сидят люди, приехавшие отведать морских деликатесов. За одним из столов сидят Чжу Вон и Юн Ми, ожидая, когда им принесут заказанное.

Сижу, жду, когда мне принесут заказанный мною «морской коктейль». Трепанги, мидии, креветки, осьминоги и какие-то водоросли. Никогда ничего подобного не ел. Наверное — будет очень вкусно. Однозначно — жить у моря классно! Жалко, что в Москве моря нет… Тут такой воздух! Искупаться бы еще, но Чжу Вон сказал что еще холодно, не сезон. Ладно, подожду. Тут всего-то до моря час с небольшим ехать. Не проблема. А тут интересно! Прошлись по рыбацкой деревушке. Видели команду ныряльщиц, вернувшихся с промысла. Уставшие аджумы в возрасте, все в черных гидрокомбинезонах. Да, судя по их лицам — работенка у них еще та. Не в офисе бумажки перекладывали…

Чжу Вон рассказал, что работают хонде, всегда бригадами по от пяти до пятнадцати человек. В одиночку работать «настоятельно не рекомендовано». Море, как известно, шуток не любит. Опасности бывают самые разные — от ядовитых рыб (их немного, но бывают), до внезапно налетевшего шторма, коварных морских течений и еще многое другое. Кроме того, малейшее недомогание под водой может очень быстро привести к летальному исходу. В прошлом году на острове Чечжудо было два случая гибели ныряльщиц, несколько лет назад такая же трагедия произошла и на Чхучжадо. С одной стороны, сами ныряльщицы в подавляющем большинстве своем далеко не двадцатилетние девушки — то есть организм может не выдержать нагрузок — а с другой иногда, говорят, подводит азарт: увидела какую-то ценную раковину на глубине, попыталась нырнуть чуть подальше или когда уже кислорода не хватало — и все…

…Говорят, что практически у каждой из них раз в неделю случается полуобморочное состояние. Приходится тут же выныривать и отлеживаться на поверхности воды, держась за шар-поплавок, либо на берегу, если до него не так далеко.

Вот из-за всего этого они работают группами, чтобы могли быстро прийти на помощь. Во главе всегда есть старшая и самая опытная ныряльщица — помимо ловли она занимается также и тем, что следит за безопасностью — все ли из коллег остаются в поле зрения, не оттаскивает ли течение в сторону, не «хмурится» ли небо и так далее…

— Откуда ты все это знаешь? — спросил я Чжу Вона, проводившего мне развернутую экскурсию.

— У моей бабушки есть подруга — хонде, — ответил он, — когда я учился в школе, мы часто ездили к ней в гости.

— А-а, — сказал я, — понятно.

У бабушки-олигарха есть подруга-ныряльщица? — подумал я, — Надо же!

… Еще говорят, что ныряльщицы могут погружаться на глубину до 20 метров и задерживать дыхание на несколько минут. Однако, обычно «стандартная» глубина работы составляет не более пяти метров. Как пояснил мне Чжу Вон — нырять на большую глубину особого смысла нет, так как меньше времени остается на сам процесс поиска ракушек и прочей добычи, да и видимость с глубиной ухудшается.

В деревушке, куда привез меня Чжу Вон, было много туристов. Как корейцев, так и иностранцев. Потому одна команда хонде работала неподалеку от берега, видимо на показ. Немного понаблюдали за тем, как они ныряют. В один момент из воды вынырнула аджума, держа в выпрямленной руке приличного такого по размерам осьминога. Круто! Все видевшие это даже захлопали.

Потом, после лова, ныряльщицы обрабатывают добычу и несут продавать на небольшие мини-рыночки или в ресторанчики, которых в этой деревушке было полно. Вообще, людей было много.

— Здесь людно, — сказала я Чжу Вону, имея в виду количество туристов, — похоже, место пользуется спросом.

— Просто конец весны, — ответил он, поняв, что я имею в виду, — летом ловля запрещена. Сезон размножения. Летом у хонде — отпуск. Вот все и стараются поесть напоследок…

Удивительно! Лето — самый сезон, а ловля запрещена. О будущем заботятся. Молодцы вообще-то корейцы! Порядок у них есть…

— Ваш заказ, — ставя передо мной большую миску, сказала аджума-официантка.

Ух ты, красотень-то какая! Щас попробую! Стоп! А чего они… ШЕВЕЛЯТСЯ?!

Время действия: тот же день

Место действия: там же. Юн Ми, округлившимися глазами смотрит в свою тарелку. Чжу Вону его заказ еще не принесли.

— Чего застыла? — спрашивает ее Чжу Вон, — ешь!

— Чжу Вон, — пригнувшись к столу, испуганным шепотом обращается к нему Юн Ми, — они… шевелятся!

— Правильно, — кивает тот, — они и должны. Это показывает, что они — свежие. Бери, макай в соус и в рот!

— Ээ-э, — открыв рот, «зависает» над своей тарелкой Юна, наблюдая круглыми глазами за протекающей в ней жизнью.

— Вот глупая! — откровенно смеется над нею Чжу Вон.

В этот момент за столиком рядом раздается громкий смех. Юна поворачивается туда. Три корейских девушки громко смеются, смотря, как их четвертая подруга пытается съесть маленького живого осьминога. Серенький осьминожек, с большими испуганными глазами, видимо решил бороться за жизнь до последнего. Он удрал из своей тарелки, и теперь его убийца, под хохот подруг, отдирает его, прилипшего, от стола. Наконец у нее это получается, но жертва выворачивается и, растопырив щупальца, серым летающим зонтиком шлепается среди тарелок. Девушки с визгом и хохотом отшатываются в стороны. Рассердившись, хозяйка осьминога протягивает руку и рывком отрывает его от клеенчатой скатерти. Схватив его обеими руками, она несколько раз растягивает его в стороны за голову и щупальца, макает в соус и, сморщившись, словно ест лимон, засовывает его себе в рот. Секунду из него торчат трепыхающиеся щупальца, затем девушка всасывает их в себя и начинает усиленно жевать.[8]

Наблюдавшая за всем этим квадратными глазами Юн Ми меняется в лице. Позеленев, она прижимает ладонь к губам и, с надутыми щеками, пулей вылетает из-за стола. Подняв брови, Чжу Вон изумленно смотрит ей в след.

Время действия: тот же день

Место действия: небольшое кафе рядом с университетом Сун Ок. Большие стеклянные окна, окна пол и стены — приятных, уютных для глаз оттенков. За одним из столиков сидит Сун Ок с тремя подругами, одна из которых сидит, уткнувшись в планшет.

— У-у, Сун Ок получила за тест по английскому высокий бал, — говорит одна подружка другой.

Сун Ок улыбается с довольным видом и подносит к губам картонный стаканчик с кофе.

— Наверное, она очень хорошо позанималась, — отвечает вторая подружка первой и с лукавым выражением на лице делает предположение, — может она нашла себе хорошего тичера?

— Ой, наверное, — мгновенно сориентировавшись, подхватывает тему первая, — молодой красавчик, который только что вернулся со стажировки из Америки!

— Он доктор… — с мечтательностью в голосе говорит первая.

— …И прекрасно знает английский язык… — добавляет вторая.

Сун Ок, держа стаканчик у рта переводит взгляд с одной подруги на другую, в зависимости от того, кто говорит.

— И они вместе занимались… — делает большие глаза первая.

— Наедине, — уже хохочет вторая.

— Эй, эй, вы что, смерти себе хотите?! — восклицает Сун Ок, ставя кофе на стол, — что вы тут такое выдумываете?!

— Ой, онни, а разве это не правда? — смеется первая, — а мы думали, что так было на самом деле! Кто же тебе так помог с занятиями?

— Мне помогла моя сестра, — с гордостью отвечает Сун Ок.

— Твоя тонсен?[9] — удивляется собеседница.

— Да. Она ведь сдала ТОЕС на 999 баллов!

вернуться

8

(посмотреть, как в Корее живьем едят октопокусов, можно тут — https://yadi.sk/i/O1VXB-9hiM7Xc. Большое спасибо приславшему ссылку на это видео!)

вернуться

9

тонсен — младшая сестра или брат Прямым обращением это слово не является, никто и почти никогда не называет младшего «тонсэном» при непосредственном контакте, однако в разговоре с третьим лицом об этом человеке его могут назвать этим словом. Прим. автора

16
{"b":"558677","o":1}