ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно
Дневник взбалмошной собаки
Три «котла» красноармейца Полухина
Новейшие приключения Петрова и Васечкина в горах Кавказа
Куда пропал амулет?
Аутсорсинг в стратегии современного бизнеса. Лучшие практики успешной работы с поставщиками услуг
Солнечный круг
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
Искушение

— Русский? — возмущенно спрашивает она, — Если бы я знала — русский? Откуда бы мне его знать, этот русский? И вообще! Да будет тебе известно, что русский язык — второй по сложности для изучения язык после английского! Люди годами учат его, а ты?! Школу еще не закончила, а говоришь, что знаешь! Как такое может быть?!

Хм? С какого такого перепуга английский вдруг стал сложнее русского? Первый раз подобное слышу. А! Возможно это местные легенды. Раз английский язык тут фетиш нации, то автоматом, все остальные выстраиваются за ним. Ну, наверное, так можно объяснить высказывание онни. Понятно. Единственно абсолютно непонятно, так это то, как объяснить, откуда я знаю русский?

— Ты не можешь его знать, — убежденным голосом произносит Сун Ок, — и значит, ты это устроила специально. Свою выходку в кафе. Вот только зачем?

Сун Ок пристально, с прищуром, смотрит на меня.

«Ок, гугл», еще пару мозговых усилий и онни найдет ответ — «завистливая маленькая сестра из дорамы». Мне и делать не придется того, чего минуту назад хотел… Пффф… Как сложно жить!

Бульк-бульк-бульк!

Лежащий на полу рядом с Сун Ок телефон несколько раз булькнул, извещая о принятом смс. Отвернувшись от меня, онни схватила его и, проведя пальцем по экрану, принялась читать. Что там? Весточка от оппы?

— Ничего не понимаю, — пару секунд спустя удивленно сказала онни, поднимая голову, — какие-то двадцать пять тысяч вон… заблокированы для оплаты по договору… Что это?

— А! — сообразил я, — это, наверное, заказчик согласился заплатить за мою работу. Мы же тогда указали твой телефон для смс.

— Какой заказчик? — не поняла Сун Ок.

— Ну, помнишь, я в интернете регистрировалась как переводчик-фрилансер? Вот, пришел первый заказ на перевод! Двадцать пять баксов — сумма, конечно, небольшая, но и текста там не много.

— А что за текст? — спросила онни и попросила, чисто, как кореянка, готовая практиковаться в английском где угодно и когда угодно, — Покажешь?

— Там вообще-то с итальянского на французский… — ляпнул я, не подумав.

— С итальянского на французский? — растерялась онни, но… Но мы же тогда с тобой регистрировались только на перевод с английского! Я хорошо это помню! У тебя сертификат только по английскому! Откуда взялся итальянский и французский?

Черт! Язык мой — враг мой! Онни же не знает, что я зарегистрировался не только на официальном сайте, но и еще в нескольких местах. Гадская смс! И вообще, почему сообщение пришло к ней? Я же на других сайтах указывал свой телефон! Стоп! Счет-то для перевода денег я указал Сун Ок, у меня-то счета нет! Вот ее банк и шлет ей сообщения. Я идиот. Опять нужно как-то выкручиваться!

— Просто я зарегистрировалась еще на нескольких сайтах, — сказал я не вдаваясь в подробности и добавил, глядя на онни, — чтобы охват рынка был больше…

Надо же как-то с темы соскочить!

— У тебя же нет сертификатов! Как ты можешь браться за такую работу? — испугалась онни, — Ты совсем дура?!

— Сун Ок, не надо так называть свою младшую сестру, — вмешалась в мое общение с онни мама.

— Мама, ты что, не понимаешь, что она наделала?! Она выдает себя за переводчицу! Это мошенничество, подлог! У нее нет сертификатов!

— Сейчас сдам тесты, будут сертификаты, — пообещал я и добавил, — а регистрировался я там как аноним. Так что все нормально. Если что — не найдут.

Онни посмотрела на меня как на ненормальную.

— Ты что, преступница? — спросила она меня.

— Почему я преступница? Просто произошла задержка с оформлением сертификатов. Поэтому, на сайте я зарегистрировалась раньше, чем получила документы. И все. Что тут такого криминального? — смотря на нее честными глазами, предложил я возможный вариант ответа на этот вопрос и добавил, — Ну так получилось. Бывает в жизни… Чего тут?

— Ажжжж! — замотала головою онни, — Адджж! Какие сертификаты?! Ты же не сдашь тесты!

— Почему это? — не понял я.

— Ты же не готовилась! Ты не знаешь! Сколько балов ты за них получишь?!

— Я хорошо знаю и французский, и итальянский, — сказал я.

— Как ты можешь их знать?!

Похоже у онни поехала крыша… Как же это надоело! Эти вздохи и ахи по одному и тому же поводу! Пфф… Нужно как-нибудь так сказать, чтобы родные Юн Ми раз и навсегда перестали меня доставать. Чтобы приняли мои языки это как данность, как воздух, как солнце, всходящее на востоке! Приняли и больше не спрашивали! Но как объяснить, откуда я их знаю?

Хотя, лично меня тоже несколько напрягает факт того, что я свободно говорю на разных языках и не испытываю с этим никаких затруднений. Ни акцента, ни проблем со словарным запасом. Прекрасно помню свой уровень знаний в предыдущей жизни. Не мог я тогда так, как сейчас! Не мог! Откуда это у меня вдруг взялось? Думал об этом и не раз. Ничего путного в голову не пришло, кроме одной идеи, хоть как-то обосновывающей имеющийся факт. Вот что такое душа? Не знаю, но знаю, что она есть. Стопроцентно, как говорится — на себе проверил. Исходя из опыта, вещь она явно не материального плана. Ибо перемещаться куском мяса по всяким измерениям, это вот как-то сложно представимо. Однако, при всем при том, душа есть личность конкретного индивидуума. А что такое личность? Личность, как я это понимаю, совокупность привычек, опыта, желаний, устремлений и прочего, что есть у каждого человека. Все это по отдельности — сложно, вместе — вообще не осмысляемо, но подвергаемо обобщению. Это все есть, это где-то находится и, по сути, легко представляемо как хранимая информация в каком-то виде. Например, вроде файлов разных форматов на жестком диске компьютера. Однако, если на компе байты и битики потерлись, то их уже больше нет. Не, есть, конечно, программы по восстановлению данных, но они не стопроцентная панацея. Если файла на диске нет, то тут хоть с бубном, скачи, хоть без бубна — итог ноль. А вот с человеческой памятью это не так. Если сейчас что-то не помнишь, то совсем не значит, что это потеряно навсегда. Через неделю может запросто «всплыть». Или, через месяц. Получается, что все, что хоть раз попавшее человеку в память — никуда не исчезает. Это всегда есть, всегда при нем, только порою у него нет к этому доступа. И это правильно и так и должно быть. Почему? А потому! Вот представим, что человек умер и является на суд божий. Как его будут там судить? «По деяниям его» — говорят церковники. Что такое «деяния»? А это как раз и есть память, память человека, со всеми мельчайшими подробностями. Почему мельчайшими? Да потому что любой нюанс в суде может повернуть дело либо в ту, либо в другую сторону. Об этом даже по телевизору в бандитских сериалах говорят, когда показывают.

Следующий момент. Где должна храниться память? В суде? Ну, это сложно. Тогда придется организовывать какое-то хранилище, страшно представить каких размеров и плюс систему доставки информации в это хранилище, с шансом что-то потерять по дороге, или не передать самый последний кусочек информации, потому что курьер или кто-то там, где-то, еще телепается, а подсудимый уже стоит перед судьей. Не очень хорошее решение. Гораздо проще и надежнее если душа будет приходит на суд со своей памятью. Тогда все проблемы с хранением отпадают и гарантировано вся жизнь — записана. Поэтому, логично предположить, что память находится у человека в душе.

Теперь, рассмотрим мой случай. Я умер. Вся моя память о прожитой жизни, до каждой секунды, со мною, в моей душе. Я отправляюсь с ней туда, где мои поступки и «деяния» должны взвесить и дать им оценку. Но тут мне дают новое тело! Что должна была сделать Гуань Инь, чтобы поместить в него мою душу? Ответ очевиден — переписать имеющуюся информацию на новый «носитель». Переписать все до секунды, до битика. А раз это так, то значит, что все, что я когда-то учил и слышал, я помню. Каждое слово, каждую интонацию. Поэтому, у меня с языками так и хорошо. Я помню все, что когда-то учил, читал и слышал. Правда, остается открытым вопрос, почему я раньше так не помнил как сейчас? Ну-у, стопроцентного ответа нет, могу лишь опять предположить, что, допустим, из-за замены тела имеется эффект «свежей записи». Типа как на виниловую пластинку. Сначала — качество отличное, потом появляются щелчки и потрескивания, а спустя еще время, при прослушивании, целые слова в песнях пропадают…

24
{"b":"558677","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
1917: Да здравствует император!
Книга, в которой прячется семейное счастье. О мудром воспитании без помощи психолога
Уйти, чтобы выжить
Золушка для шейха
Наследник черного престола
Мир Тёмного солнца
Лечимся тем, что есть под рукой. Носовые кровотечения, перегревы и переохлаждения, мозоли и подагра, ревматизм и боли в спине
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Страна утраченной эмпатии. Как советское прошлое влияет на российское настоящее