ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На пятьдесят оттенков темнее
Королевы Иннис Лира
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Истинная пара оборотня
Бизнес без MBA
Россия: страна негасимого света
Королевство Бездуш. Академия
Код ожирения. Глобальное медицинское исследование о том, как подсчет калорий, увеличение активности и сокращение объема порций приводят к ожирению, диабету и депрессии
Печенье на солоде

Юна пристально смотрит на женщину.

Монахиня опять на некоторое время «теряется». Похоже, до этого времени она слышала от школьниц о чем-то более простом и понятном. Что-вроде о сердечных переживаниях или подростковых проблемах. Справившись с удивлением и не торопясь с ответом, монахиня внимательно осматривает вопрошательницу, пытаясь понять, насколько она серьезна.

— Очень неожиданный вопрос, — наконец медленно произносит она, качая головой, — неожиданный и непростой. Боюсь, что моего разума не хватит дать на него ответ.

— А кто? Кто сможет дать на него ответ? — подается вперед Юна, — Кто-нибудь кроме вас может на него ответить? Мне это очень важно!

— Если хочешь, я могу проводить тебя к настоятельнице храма, — подумав, предлагает монахиня, — госпожа Сон Хё Ки очень мудрая женщина. Если она не сможет тебе помочь, то подскажет, к кому ты можешь обратиться.

— Благодарю вас, сонсен, — кланяется Юна, — могу ли я увидеть госпожу Сон Хё Ки?

— Следуй за мной, — произносит монахиня и, повернувшись, неспешно направляется внутрь храма. Юна кивает издали озадаченному происходящим Чжу Вону и двигается за ней. Пройдя несколько коридоров, они выходят в небольшой внутренний дворик, со всех сторон окруженный высокими каменными стенами. Внутри него группа пожилых женщин, в больших круглых плетеных шляпах и длинных, по локоть, разноцветных резиновых перчатках, занимаются садовыми работами. Рыхлят граблями длинную грядку, видно готовясь сажать растения.

— Госпожа настоятельница, — уважительно произносит монахиня, подойдя к одной из работающих женщин и низко поклонившись, — прошу прощения, что отвлекаю вас от исполнения послушания, но я не могу справиться. Эта девочка (монахиня оборачивается и указывает на Юн Ми) — пришла за помощью, но я не знаю, чем ей помочь.

Настоятельница поворачивается к Юн Ми и внимательно оглядывает ее умными и живыми глазами.

— Подойди, — говорит она ей, опираясь обеими руками на деревянную ручку граблей.

— Здравствуйте, сонсен-ним, — вежливо приветствует ее Юн Ми, подойдя и поклонившись.

— Здравствуй, — отвечает та и спрашивает, — как тебя зовут?

— Ю Чжин, — на мгновение замявшись, отвечает ей Юна.

— Ю Чжин-ян, что за помощь тебе нужна?

— Сонсен-ним, у меня есть два вопроса, на которые не могу найти ответ. Я пришла сюда, надеясь, что мне помогут найти на них ответ.

— Что за вопросы? — прищурившись на девушку, скрашивает настоятельница.

— Могу ли я задать вам их наедине, сонсен-ним? — интересуется та, бросив взгляд на женщин за спиною настоятельницы.

— Хорошо, — вздохнув, говорит Сон Хё Ки, отставляя грабли к невысокой ограде и командует своим помощницам — работайте пока сами. Я вернусь, как освобожусь.

Женщины кланяются в ответ. Сделав знак Юне следовать за ней, старая аджума отводит ее в угол двора, где садится на скамейку показав рукою Юн Ми на место рядом с собою.

— Говори, — говорит она, устроившись на своем месте. Сидя на краешке скамьи, как полагается скромной девушке, Юна повторяет вопрос, который задала монахине. В отличие от монахини, настоятельница не удивляется. Внимательно вглядывается в лицо девушки и качает головой.

— Какой непростой вопрос, — недовольно говорит она, — такие вопросы не делают жизнь человека лучше. Я тоже тебя спрошу — откуда ты знаешь, что у тебя душа мужчины?

— У меня была клиническая смерть, — когда я умерла, то узнала об этом.

— Вот оно что, — хмурится аджума и задумывается.

— Тебе там кто-то об этом сказал? — спрашивает она, прервав молчание.

— Да, — чуть помявшись, кивает Юн Ми.

— Кто? — пристально смотрит на нее настоятельница.

— Мне кажется, это была Гуань Инь, — осторожно отвечает Юна и опускает глаза к земле, — поэтому, я и пришла в ее храм…

— Ты кому-то об этом говорила? — прищуривается на нее Сон Хё Ки.

— Нет, — отрицательно мотает головой Юн Ми, — до сегодняшнего дня — никому.

Настоятельница кивает и надолго задумывается, подняв голову и смотря невидящим взглядом куда-то в стену напротив.

— Ты ошибаешься, — наконец говорит она ожидающей ответа девушке, — ошибаешься в том, что думаешь, что есть мужские и женские души. Это не так. Душа не имеет пола. Приходя в мир, она воплощается в разных телах. Если нынешнюю жизнь она проживает женщиной, то в следующей раз, придя в мир, она может воплотиться в мужское тело. Это зависит от того, какую задачу ей нужно решить в конкретном воплощении. А ты знаешь, что по буддистским представлениям, Гуань Инь — это женское воплощение Будды?

Юн Ми отрицательно мотает головой. Настоятельница понимающе кивает.

— Хоть Гуань Инь является богиней милосердия, олицетворяющей чистоту и божественное сострадание, — продолжает просвещать Юнну настоятельница, — но давным-давно ее изображали в мужском обличье. И вот почему. Есть Будда, который тоже выполняет в этом мире свои предназначения, воплощаясь в разных воплощениях. Гуань Инь и Будда это есть одно. Одна душа — множество воплощений. Понимаешь, Ю Чжин-ян?

Юна надолго задумывается, потом кивает.

— Поэтому, ты ошибаешься, — говорит настоятельница, — ищешь того, чего нет.

Юн Ми молчит, по-прежнему размышляя.

— Хорошо, — наконец говорит она, — пусть душа не имеет пола и я, потом, буду когда-то девушкой. Пусть. Но я точно уверена, что в этой жизни должна была воплотиться в мужском теле, а оказалась в женском! Что теперь мне делать, сонсен-ним?

Настоятельница качает головой.

— Ты очень молода, Ю Чжин-ян, — осуждающе говорит она, — задаешь такие непростые вопросы, а ведешь себя как ребенок, который не слушает, что ему говорят.

— Простите, но мне об этом сказала Гуань Инь! — не сдается Юна.

— На границе между жизнью и смертью, — говорит настоятельница имея в виду клиническую смерть Юны, — возможно получить знания или откровения, которые невозможно получить в этом мире. Но это лишние знания, ненужные знания, опасные знания. Как показывает мой опыт, еще ни одного человека они не сделали счастливее…

— Во многой мудрости много печали… — задумчиво произносит Юна.

Настоятельница кивает на это и продолжает говорить.

— …Лучше бы тебе было бы об этом забыть. Но раз ты говоришь, что тебе об этом сказала заступница, значит, так должно быть. Не знаю, для чего тебе приоткрыто это. Не в моих силах постичь смысл поступка владычицы. Возможно, это испытание, посланное тебе ею. Может, смысл его в том, чтобы ты сделала выбор? Вероятно, это будет трудный выбор. Для тебя трудный, если Гуань Инь посылает его тебе…

Настоятельница качает головой. Юна задумывается над ее словами.

— Я не знаю ответа на твой вопрос, — говорит ей настоятельница, — Единственно, могу дать совет. Никому не говори об этом. Ни про Гуань Инь, ни про твои вопросы. Люди не поймут.

Юн Ми согласно кивает, показывая, что понимает.

— За мою жизнь мне несколько раз задавали вопросы подобные твоим, — продолжает говорить настоятельница, — И я знаю, что жизнь этих людей была очень непростой. Если тебе будет совсем плохо, и некуда будет идти, можешь прийти сюда. В этих стенах ты найдешь убежище. Здесь есть место, где живут женщины, попавшие в разные сложные жизненные обстоятельства. Их никто ни о чем не спрашивает, но всегда готовы выслушать, если они захотят о чем-то рассказать. Мы даем им время укрыться от мира, передохнуть и собраться силами, чтобы снова выйти за стены храма, в большой мир…

— Спасибо, госпожа Сон Хё Ки, — склоняет голову Юна, — я запомню это.

— Ответ на свой вопрос ты должна найти сама, — подводя итог разговора, говорит настоятельница, — возможно, в этом и есть смысл твоего нынешнего воплощения. Хотя, может быть, это не так… А что за второй вопрос ты хотела задать?

— Он тоже непростой, — снова задумавшись, говорит Юна, — попробуйте представить, сонсен-ним, — что были люди, которых как-бы никогда не было… И после них осталось… скажем так, нечто. Если взять это нечто, это будет… воровство? Или нет? Ведь этих людей никогда не было?

43
{"b":"558677","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темный кристалл
Аскетизм
Поток: Психология оптимального переживания
Очарование женственности
Казус Кукоцкого
Королевы Иннис Лира
Грани любви
Черный Леопард, Рыжий Волк
Как убежать от любви