ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

"Человек не должен есть мяса, если только он не испытывает непреодолимого желания" (Хулин 84-а; Сангедрин 596).

С точки зрения иудаизма идеальным было бы вообще не убивать животных для употребления в пищу их мяса. Кашрут в качестве компромисса диктует строгие правила и ограничения, животные, пригодные для пищи, характеризуются весьма подробно: земные "твари" должны жевать жвачку и иметь раздвоенные копыта. Рыба, пригодная для пищи, должна непременно иметь плавники и чешую. Птиц можно есть всяких, кроме хищных. Судя хотя бы по вышеперечисленным ограничениям, не следует понимать запрет на свинину как особое "еврейское табу". Свинина потому не кошерная пища, что свинья не жует жвачку, а не потому, что свинья грязнее прочих животных. Средневековый комментатор Торы Ор Ха-Хайим отмечает, что "свинья названа "хазир", потому что когда-нибудь Бог вернет свинью ("йяхзир") в число позволенных животных" (Комментарий к книге Левит 11:14).

Почему законы Кашрута выбирают эти, а не противоположные характеристики животных, которых запрещено употреблять в пищу?. Можно ответить встречным вопросом: если бы все было наоборот, не задавали ли бы мы с вами точно такой же вопрос? Почему выбраны именно животные с раздвоенными копытами и жующие жвачку — это прелюбопытнейший вопрос, но не имеющий никакого отношения к моральной цели законов Кашрута, которая заключается в том, чтобы ограничить убийство животных ради пропитания человека… С таким же успехом можно спросить, почему красный свет светофора означает "стоп", а зеленый — "поехали"? Возможно, есть какие-то психологические или технические причины для такого выбора, но они не имеют никакого отношения к главной цели светофора — регулировать уличное движение. Вот так же и законы Кашрута: то, какие животные запрещены, не влияет на главную, этическую, цель законов. Существуют, правда, предположения, высказанные в работах еврейского философа Филона Александрийского (1 век н.э.): "Возможно, Библия верит, что характер людей может изменяться в зависимости от того, мясом какого животного питается человек. Тора поэтому запрещает есть мясо хищных и агрессивных животных, чтобы не унаследовать инстинкты убийцы. Не случайно все кошерные животные — травоядные, некошерные — хищники…"

Вторая цель Кашрута в отношении убиваемых животных — это сделать умерщвление животных как можно более безболезненным актом. В соответствии с законами Кашрута, любое раненое животное уже не кошерно. Поэтому убивать животных следует быстро — одним ударом, чтобы уменьшить боль до минимума. Более того, мясник ("шохет") должен быть праведным и религиозным евреем. Инструменты, которыми он пользуется (нож, топор), должны быть острыми. Убивать животное тупым орудием — некошерно.

Далее, еврейские законы диеты воспрещают готовить мясные и молочные блюда вместе. Нельзя также есть мясо и молочные продукты одновременно. Это правило зиждется на трижды упоминаемом в Библии совете: "Не вари малых животных в молоке матери". Первоначально этот закон, вероятно, носил этический характер. Впоследствии он приобрел характер философский: иудаизм настаивает на разделении всего, что связано с жизнью, от всего, что связано со смертью. Иудаизм сосредоточен прежде всего на аспектах жизни. В древнем Египте, где было положено начало иудаизму, местная культура и религия были сосредоточены вокруг проблем смерти. Так, например, священное писание египтян той эпохи было озаглавлено "Книга мертвых". Древнеегипетские жрецы уделяли много внимания философским аспектам и ритуалам смерти. Наоборот, еврейские священнослужители ("когены") даже не смели прикасаться к мертвому телу. Они были заняты вопросами жизни. Отсюда и стремление иудаизма отделить смерть (мясо) от жизни (молоко).

И еще одна подробность: только мясо млекопитающих животных нельзя есть с молоком. Рыбу, например, можно есть с молоком, ибо для рыбы молоко не является источником жизни, как, скажем, для теленка. Курица тоже не считалась в древности "мясом". Знаменитый талмудист раввин Иоси Га-Глили, например, ел курицу с молоком. Позднее, однако, курятину стали считать "мясом", которое нельзя употреблять в пищу с молоком или молочными продуктами.

ВОПРОС ТРЕТИЙ.

ЕСЛИ ИУДАИЗМ ДЕЛАЕТ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ, КАК ОБЪЯСНИТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ БЕЗНРАВСТВЕННЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ЕВРЕЕВ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, И НРАВСТВЕННЫХ ЛЮДЕЙ, НЕ СВЯЗАННЫХ С ИУДАИЗМОМ — С ДРУГОЙ?

Тора для души человека — то же самое, что дождь для земли: дождь помогает произрастать ЛЮБОМУ семени, и полезному плоду, и ядовитому сорняку. Тора помогает тому, кто стремится к совершенству; но она же может увеличить недоброе в сердце того, кто предпочел остаться духовно ущербным.

Элия, Виленский Гаон, комментарий к Книге притчей Соломоновых, 24:31 и 25:4

…Как объяснить праведность многих неверующих? Просто: люди часто ведут себя лучше, чем того требует их идеология. Но не следует ожидать ПОСТОЯНСТВА от них и надеяться на прочность' их праведности. В конечном итоге, поведение людей обусловлено их мышлением. Атеизм, если нее первом, то в одном из последующих поколений, непременно "перевоспитает" человека в свете атеистической логики.

Милтон Стайнберг. "Анатомия веры"

КАК ОБЪЯСНИТЬ СУЩЕСТВОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ЕВРЕЕВ, ЯВЛЯЮЩИХСЯ БЕЗНРАВСТВЕННЫМИ

Многих сознательных евреев тревожит то, что есть такие евреи, которые соблюдают еврейские законы, но при этом остаются весьма неэтичными. Само существование таких евреев дискредитирует иудаизм в глазах других людей и превращает религию в собрание механических ритуалов, фальшивых и лицемерных, по мнению неверующих. Как разрешить эту проблему?

"РЕЛИГИОЗНОСТЬ" РАВНОЗНАЧНА ЭТИЧНОСТИ

Прежде всего, отметим неправильную постановку самого вопроса. Дело в том, что не может быть еврея, который "неэтичен", но религиозен, ибо соблюдение еврейских законов уже включает в себя соблюдение этических законов иудаизма. Аналогично этому гражданин США не может считаться "законопослушным", если он нарушает половину законов страны. Очевидно, неправильность постановки вопроса о неэтичности религиозных евреев происходит от общепринятого заблуждения, что "религия — это исключительная область личного, частного общения между человеком и Богом". Однако законы об отношениях между людьми и Богом — это лишь часть иудаизма. Другая, весьма обширная, часть законов иудаизма и религиозной дидактической литературы посвящается как раз взаимоотношениям людей в обществе. И эти законы имеют такой же обязательный характер, как законы Кашрута, молитва, тефиллин. Существуют общие этические правила, такие, например, как "возлюби ближнего своего, как самого себя" (Левит19:8), существует также масса специфических и детальных этических законов: законы благотворительности и пожертвования; законы, запрещающие распространение сплетен и слухов, вредящих престижу ближних; законы этики в бизнесе и торговле (как, например, закон, запрещающий еврею интересоваться ценой товара, если он не собирается покупать этот товар (Мишна Бава Меция 4:10).

Иудаизм настолько занят проблемой знания и точности исполнения этических законов и правил, что существует даже положение, что "невежественный (в области законов и правил) человек не может быть праведным евреем" (Мишна Авот 2:5). Человек, который следует законам "от человека — к Богу", но игнорирует этические законы "человек — человеку", просто не может считаться религиозным евреем. Называть такого человека "религиозным" будет в принципе неправильным, ибо такой человек нарушает по крайней мере половину законов иудаизма. Самый высокий термин, определяющий религиозность еврея, хасид, означает "человек, который на практике совершает праведные и добрые дела". Приведенные ниже этические законы заимствованы всего лишь из девяти стихов третьей книги Моисеевой (Левит 19:]0-18). Судите сами: разве могут люди, нарушающие эти библейские заповеди, эти законы Торы, считаться религиозными евреями?

12
{"b":"558679","o":1}