ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но, несмотря на все препятствия, идеалы иудаизма продолжали распространяться и крепнуть, в то время как империи и "формации" рушились она за другой. И вот, двенадцать веков спустя после откровения в Синайской пустыне, группа евреев под руководством Павла из Тарсиса, наблюдая крах Римской империи и ее языческой веры, пришла к выводу, что "настал час" приведения мира под "власть Божию". Апостол Павел верил, что, отказавшись от "сковывающего" еврейского Закона и обретя Бога в образе человеческом (Иисус), человечество более охотно примет "закон Бога" и пойдет путем самосовершенствования. Так родилось христианство — первый отпрыск иудаизма… Через шесть веков после Павла, в другой языческой части мира, где еврейские идеалы монотеизма дали новые ростки, Мухаммед провозгласил Бога перед арабами — и возник второй отпрыск иудаизма, ислам. Здесь следует отметить, как это делает Чарльз Террей в своей книге Еврейские основы ислама (Нью-Йорк, изд-во Ктав, 1968, стр. 61), что "знакомство Мухаммеда с иудаизмом было близким и многосторонним. Мухаммед был прилежным исследователем Библии. Если тщательно сравнивать тексты Корана и еврейские священные тексты того времени, можно с полной уверенностью сказать, что ученики Мухаммеда и авторы Корана, кто бы они ни были, были отлично знакомы и с Библией, и с "устным законом". Талмудом, и с "Агадой"… “Две новые религиозные системы (христианство и ислам) оказались необычайно жизнеспособными, они распространились путем миссионерской деятельности весьма активно и даже агрессивно, и в результате этого этические идеалы иудаизма довольно быстро овладели умами людей, сначала в центральной Азии, затем в Европе и, наконец, в "Новом свете" (Америке и заокеанских колониях европейских метрополий). Но это стремительное распространение идеалов, к сожалению, повредило самим идеалам. Две дочерние религиозные системы стремились игнорировать по крайней мере три главных принципа иудаизма:

Во-первых, обе религии подчеркивали первостепенное значение веры (и, в исламе, предопределения) по сравнению с практическим "земным" поведением людей. Во-вторых, обе религиозные системы получили наибольшее число последователей (верующих) не столько путем морального убеждения, сколько силой, иногда довольно грубой физической силой. В результате ислам и христианство "обратили" в свою веру не столько умы и души, сколько тела "верующих". В-третьих, обращая в свою веру массы людей (количество возобладало над качеством), обе религии не смогли избежать "засорения" языческими верованиями, ритуалами и традициями. Возможно, в качестве реакции на слишком усиленный упор на "потусторонний" мир христианства Карл Маркс, внук двух ортодоксальных раввинов, основал свой собственный "нерелигиозный" вариант еврейского идеализма — мессианский социализм. Эта "научная" религия стремилась к усовершенствованию "сиюминутного, нынешнего мира — сейчас!" Марксистская интерпретация идеалов иудаизма звучала так: "Усовершенствовать мир по законам человека (а не Бога)". На протяжении всех этих веков среди последователей всех религиозных систем, отпочковавшихся от иудаизма, росло недоброжелательство к евреям. Профессор Стайнер в своей статье в журнале Психология сегодня (февраль 1973 г.) отмечает: "Тройственный призыв евреев к совершенству (через 1/еврейский этический монотеизм; 2/христианство и ислам; З/мессианский социализм) породил в общественном подсознании убийственное недоброжелательство по отношению к евреям. Евреи превратились в "нечистую совесть" в истории западной цивилизации".

Что же касается последователей отпрысков иудаизма, то и они возненавидели евреев за то, что те не следуют идеалам совершенства, провозглашенным этими новыми движениями, за то, что они подвергают сомнению авторитетность и истинность этих течений. Христианская церковь, начиная с эпохи Нового Завета и до сегодняшнего дня, с трудом переваривает тот очевидный факт, что люди, к которым обращался Иисус, отвергли его. Дает ли это право христианской церкви характеризовать всех евреев как "детей дьявола" (например, в Евангелии от Иоанна 8:14) и относиться к ним соответственно этому определению?

Средневековое христианское описание евреев как "дьяволов" подробно документировано в труде историка Джошуа Трахтенберга Дьявол и евреи (изд-во –Иельского университета, Нью-Хэйвен, 1941). Церковное законодательство в отношении евреев было настолько всеобъемлющим, что впоследствии нацисты использовали его как образец для своих антисемитских законов. Так, например, третий синод Орлеана в 538 году постановил, что евреям запрещается показываться на улицах города во время страстной недели, а нацистский закон от 3 декабря 1938 года уполномочил местные власти подобным же образом запрещать евреям находиться в общественных местах в определенные праздничные дни. Труланский синод в 692 году постановил (и многие церковные лидеры неоднократно повторяли позднее этот законодательный акт), что христианам запрещено лечиться у еврейских докторов… Нацистский закон от 25 июля 1938 года постановил то же самое. Начиная с третьего синода в Толедо в 681 году, церковь регулярно сжигала Талмуд и прочие еврейские книги публично, что было с готовностью подхвачено и в нацистской Германии. Четвертый лютеранский совет в 1215 году в каноне 68 постановил, что все евреи должны носить на своей одежде опознавательный знак. Нацисты в сентябре 1941 года ввели такое же правило… Синод в Бреслау в 1267 году ограничил территорию проживания евреев специальными "гетто" и, начиная с XVI века, церковь содействовала созданию таких гетто по всей

Европе. 21 сентября 1939 года Гейдрих принял такой же закон. Совет в Базеле в 1434 году на XIX сессии постановил, что евреям запрещено получать научные степени в европейских университетах. Такой же закон был принят нацистами 25 апреля 1933 года, и назывался он "Закон против переполнения германских школ и университетов"…

Профессор Рауль Хилберг, составивший этот список, отмечает, что нацистская Германия смогла так успешно "бороться" с евреями именно потому, что "немецкие бюрократы могли щедро заимствовать из обширного резервуара административного опыта, накопленного христианской церковью и заполнявшегося в течение пятнадцати веков истории всевозможной разрушительной деятельностью (по отношению к евреям)" (Уничтожение европейского еврейства, изд-во Квадрант, Нью-Йорк, 1961, стр. 4-6).

Но вернемся к Мухаммеду. Разгневанный на евреев за то, что те отказались принять его пророчества, Мухаммед перенес центр своей религии из Иерусалима в Мекку. По его же настоянию евреи были изгнаны из Медины. Хотя ислам был исторически менее враждебен иудаизму, нежели христианство, мусульмане всегда недолюбливали евреев за их непризнание Мухаммеда, который фактически создал священный Коран на основе еврейской Библии и еврейской веры. (Чтобы познакомиться с– более подробным анализом еврейских основ Корана, читайте книгу Абрахама Катика Иудаизм в исламе, изд-во Ктав, Нью-Йорк, 1954, или изд-во Херман, 1980, в бумажном переплете). В наши дни это издевательство над евреями выродилось в декларацию всего исламского мира, объявляющую каждого еврея смертельным врагом, если он верит в право евреев на свою национальную государственность.

Подобно этому Карл Маркс тоже полагал, что не будет никакого "освобождения пролетариата" до тех пор, пока общество не освободит себя от иудаизма, то есть пока евреи будут считать себя евреями. По мнению Маркса, для освобождения человечества необходимо, чтобы евреи ассимилировались и влились в стройные ряды рабочего класса… И по сей день почти единственный принцип, который разделяют и марксисты, и ленинисты, и троцкисты и даже маоисты — это необходимость исчезновения евреев как своеобразной отдельной общественной и национальной части человечества. Вот поэтому все эти "революционеры" считают любое и каждое "национально-освободительное движение"… "прогрессивным", за исключением национально-освободительного движения евреев, сионизма, который они, марксисты, считают "реакционным", даже если среди сионистов есть еврейские социалисты и рабочие! Таким образом, религиозные системы, ответвившиеся от иудаизма, не любят евреев, тем не менее охотно приглашают их в свои ряды "усовершенствовать мир" — но только по их рецептам и только при условии отказа от иудаизма и еврейства. Евреям, перешедшим в христианство, ислам или марксизм, была обещана спокойная и безбедная жизнь без притеснений и преследований, которым подвергались верующие евреи. Вопреки мифу о том, что евреи не могут ассимилироваться, факты свидетельствуют об обратном — многие евреи ассимилировались и перешли в другие веры. Но большинство все-таки продолжало оставаться в лоне иудаизма. Как объяснить это нежелание обеспечить себе "легкую жизнь" и безопасность ценою отказа от иудаизма? Ответ на этот вопрос заключается в характере той миссии, которую, как евреи неустанно повторяют, они получили от Бога — "служить светом для человечества" {Исайя 49:6) и совершенствовать мир по закону Божию. Еврейский народ должен при этом противостоять двум наиболее искусительным философским соблазнам: религиозному фанатизму, который превозносит Бога, но отвергает этику, разум и мораль, и светскому, нерелигиозному гуманизму, который превозносит разум и стремится улучшить мир… но без Бога. К первой категории людей относятся те, кто печется о Боге больше, нежели о людях, верят в то, что только они знают единственно верный путь к спасению, и судят людей не по делам их, а по степени декларируемой ими веры. В то же время евреям приходится бороться и против тех, кто отвергает основополагающие элементы монотеизма — Бога и универсальные моральные стандарты. Как мы уже отмечали в предыдущей главе, в нынешнем мире главная борьба идет между двумя идеологическими символами — между Моисеем и Марксом. Будущее человечества зависит от выбора между этими двумя идеологиями. Выберет ли человечество идею Моисея о том, что Бог — верховное существо и что мораль выше человека? Или люди пойдут за Марксом, веря в то, что человек — вершина творения и что не нужно ему, человеку, никакой "высшей", внечеловеческой морали? Если Бог объявляется "мертвым", человек умирает духовно и морально… а впоследствии и физически и, как правило, в массовом порядке, целыми народами и цивилизациями. Менее чем через 65 лет после заявления Ницше о том, что для человека западной цивилизации "Бог умер", две идеологии, основанные на "мертвом Боге", коммунизм и нацизм, вплотную занялись умерщвлением (массовым) самого человека в лагерях смерти. Если, как утверждает иудаизм, каждый человек создан по образу и подобию Бога, — человеческая жизнь священна. Но если мы верим в то, что человек создан "по образу и подобию" материи, как утверждают марксисты и гуманистические атеисты, то тогда человек — лишь кусок материи, который можно использовать для производства мыла или делать из его кожи абажуры для настольных ламп, как это делали нацисты с евреями — или как это делают сегодня коммунисты, убивая миллионы людей ради ускорения индустриализации. И это вполне логичный результат воплощения в жизнь идеологий, основанных на идее "мертвого Бога"… Тот факт, что марксизм и прочие нерелигиозные идеологии с их моральной относительностью распространяются и побеждают сегодня с опасной быстротой, несмотря на недавний исторический опыт гитлеризма и сталинизма, еще раз доказывает, что люди ничему не научились у истории и что перед евреями стоит самая трудная задача за последние 3200 лет. Но еще рано предсказывать исход борьбы, рано судить лишь по числу убитых или порабощенных людей, или по физической мощи армий и техники в руках людей, отвергших Бога. Как свидетельствует история, иудаизм является самой мощной идеологией в истории человечества, вполне успешно пережившей многие другие. Две тысячи лет иудаизм оставался интроспективной, замкнутой в себе системой. Настало время, когда иудаизм должен обратить взор на мир и предложить себя и свой монотеистический идеал этики как альтернативу для человечества. Пора и человечеству взглянуть на иудаизм более благожелательно и серьезно. Христианство и ислам показали нам, что только лишь вера в Бога не создает нравственное общество. Марксизм и коммунизм продемонстрировали нам, что вера в человека тоже не содействует созданию нравственного и доброго человечества. Гуманисты и нерелигиозные интеллектуалы, превозносящие разум, как Бога, тоже не создали лучшего общества. Остается иудаизм, создатель идеала совершенствования мира, основатель универсальной морали, система, объединяющая Бога, человека и разум.

23
{"b":"558679","o":1}