ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боже мой, как ты вырос. Надеясь услышать — «возмужал», Энакин ответил не думая — Как и ты. Что, за глупость я говорю. Последний раз, когда я ее видел, я был меньше ее! Надеясь исправить свою неуклюжесть, он добавил,

— выросла более красивой, я считаю. Что я только, что сказал?

— Ну, для сенатора, я думаю. Все в комнате должно быть подумали, что я идиот! Падме засмеялась,

— Эни ты всегда будешь тем маленьким мальчиком, которого я встретила на Татуине. Энакин почувствовал себя раздавленным. Он думал о Падме каждый день, с их первой случайной встречи, и не хотел, чтобы она думала о нем, как о «маленьком мальчике». Она была еще красивее, чем он запомнил.

Хотя старые друзья были рады видеть друг друга, обстоятельства их встречи были более чем, тревожными. Галактический сенат погряз в коррупции, и граждане многих миров угрожали, выйти из состава Республики и сформировать собственное правительство. Бывший джедай харизматичный граф Дуку начал организовывать сепаратистское движение, и многие верили, что ситуация может вылиться во всеобщую гражданскую войну. Поскольку Орден джедаев был не готов к такому масштабному конфликту, многие сенаторы хотели создать армию для защиты и сохранения республики.

Надеясь найти мирное решение, сенатор Амидала прибыла на Корускант, подать свой голос против постановления о создании армии, но едва была не убита, во время прибытия. В ужасной засаде, ее корабль был уничтожен и шесть человек, включая одного из телохранителей, погибли. По просьбе Верховного канцлера Палпатина, Оби — Ван и Энакин были назначены для ее защиты.

В довершении, последние недели, Энакин был взволнован серией снов, в которых его мать была в опасности. Он заключил, что сны могли быть своего рода предчувствием нападения на Падме, но ощущал, что видения были не связаны. В самом страшном кошмаре, его мать превратилась в стеклянную статую и разбилась на его глазах. Это был всего лишь плохой сон, пытался Энакин себя успокоить, сосредоточившись на своем задании.

Это была идея Падмы, использовать ее в качестве приманки, чтобы заманить таинственного убийцу в руки джедаев. Услышав ее план, Энакин сказал,

— Это плохая… я думаю, это не лучшая идея, сенатор. Помимо него, Р2–Д2 издал сигнал, как бы соглашаясь. Несмотря на то, что Энакин в тайне был счастлив находиться с Падме наедине в ее апартаментах, он почти умолял, чтобы Оби — Ван был с ними прямо сейчас, вместо встречи с Советом джедаев, так он мог отговорить Падме. Падме сказала,

— Перемещение меня в другое место, только отсрочит следующую атаку.

— Но, то, что ты предлаешь слишком опасно. Тебя могут ранить.

— Это возможно, — ответила Падме. — Но, если мы подготовимся к следующему нападению в этих условиях, и действительно будем следить за каждым углом, тогда у нас будет преимущество над убийцей, не так ли? И Арту сможет помочь…

Отведя взгляд от Падме, Энакин потряс головой и сказал,

— Все равно, это будет слишком рискованно. Мы знаем, что там может быть целая армия убийц. Падме подошла ближе к Энакину, вынуждая его, повернуться к ней и встретиться взглядом.

— Я не заинтересована в своей смерти, Энакин, но я не хочу, чтобы больше невинные люди теряли свои жизни, поскольку кто — то хочет моей смерти. Если ты сможешь это понять, тогда ты мне поможешь. Хотя Энакин хотел схватить людей, которые пытались убить Падме, он знал, что Оби — Ван не одобрит идею использовать Падме в качестве приманки. Несмотря на свои рассуждения, Энакин сказал,

— Хорошо, сенатор. Я помогу вам.

Оби — Ван не знал о плане до позднего вечера, когда Падме уже спала. Несмотря на приготовления и бдительное присутствие Р2–Д2, Оби — Ван и Энакин должны были действовать быстро, чтобы перехватить пару коухунов — маленьких смертоносных членистоногих, которые вторглись в апартаменты спящего сенатора и уже бесшумно скользили по ее кровати. Джедаи должны были дейстовать даже быстрее, чтобы поймать убийцу, который подбросил коухунов.

Летя на аэроспидере и используя собственные инстинкты, джедаи преследовали свою добычу более ста километров по улицам галактического города до того, как их охота закончилась в переполненном ночном клубе. Хотя убийца показалась привлекательной женщиной человеком, в действительности она была меняющей форму клоудитом, одетой в темное эластичное трико, которое оставалось натянутым, когда она меняла форму. В ночном клубе, ее попытка выстрелить Оби — Вану в спину привела к тому, что Джедай использовал свой световой меч, обезоружив ее. Клоудитка была все еще в шоке, когда Оби — Ван вынес ее на аллею снаружи клуба. Энакин шел недалеко от них, и его взгляд, переполненных гневом глаз был мощью, в которой он нуждался, для ободрения местных обитателей освободить аллею.

Клаудитка простонала, когда Оби — Ван аккуратно положил ее дрожащее тело на пол аллеи. Энакин надеялся, она останется достаточно долго в сознании, что бы дать ответы. Оби — Ван посмотрел в глаза клаудитки и сказал,

— Ты знаешь кого ты пыталась убить?

— Это была сенатор с Набу, — пробормотала она.

— А кто нанял тебя? Мышцы на ее лице сократились, когда она попыталась поддержать свой человеческий облик. Затем пробормотала,

— Это просто работа. Опустившись на колени рядом с клаудиткой, Энакин почувствовал растущий гнев к этому существу, которое пыталось убить Падме «просто работа». Это потребовало все его самообладание, чтобы поддержать спокойный, вежливый тон. Он наклонился вперед и спросил,

— Кто нанял тебя? Скажи нам.

Глаза клаудитки повернулись к Энакину. Когда она не ответила, Энакин закричал, — Говори, быстро. Клаудитка сглотнула, затем сказала,

— Это был охотник за головами по имени…

Ее фразу оборвал небольшой метательный снаряд, врезавшийся ей шею. Энакин и Оби — Ван быстро повернулись и проследили траекторию выстрела к высокой крыше, где облаченный в доспехи человек с ракетным ранцем быстро унесся в небо и исчез. Два джедая обернулись назад к Клаудитке, чье тело стало темно зеленым, принимая естественную форму.

— Вии шанит… слимо, — задыхаясь, сказала она, до того как ее голова опрокинулась назад. Говоря бегло на хатском, Энакин понял последние слова убийцы: охотник за головами мешок с дерьмом. И с большим сожалением, он хотел, чтобы она дала им имя, вместо этого. Оби — ван взял шею мертвой клаудитки и вытащил метательный снаряд, ужасный маленький предмет со стабилизирующими плавниками для дальней стрельбы и иголкой наконечником.

— Ядовитый дротик, — заключил Оби — ван.

Энакин почувствовал некоторое облегчение, по крайней мере, один убийца больше не сможет причинить вред Падме. Глядя на труп клаудитки, он подумал: ты получила, что заслужила. А затем он задрожал. Он знал это не путь джедая, думать о ком — то, как заслуживающим смерти.

Но, он все равно думал.

ГЛАВА 7

Поскольку сенатор Амидала была все еще в опасности, Совет джедаев поручил Оби — Вану выследить ускользнувшего охотника за головами, в то время как Энакин должен был сопровождать Падме назад на Набу. Сохраняя местонахождение Падме в тайне, они замаскировались под беженцев и остались с Р2–Д2 на борту корабля направляющегося в систему Набу. У Энакина был особый интерес к безопасности Падме, но он также в тайне был рад, что его миссия являлась первым официальным назначением без учителя, позволяя ему провести больше времени с молодой женщиной, которую он обожал с детства. Возможно ли, что у нее схожие чувства? Он не мог перестать думать об этом.

На борту космического корабля, они держались эмигрантов в отсеке третьего класса. Энакин решил воспользоваться случаем и вздремнуть во время длинного перелета, но к нему пришел другой кошмар. Во сне, он говорил, — Нет, нет, Мама, нет…

Затем проснулся. Падме была рядом и встревожанно смотрела на него. Слегка озадаченный, он встретился с ней взглядом и сказал — Что?

— Кажется, у тебя был кошмар.

Энакин не ответил. Но позже, когда они ели, Падме упорствовала.

11
{"b":"558681","o":1}