ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это значит, я могу оставить его? — Шми кивнула, изучая дроида.

— Это очевидно для меня теперь. Ты был прав, помогая дроиду. Ты его второй шанс. — Спасибо, мам! — Сказал Энакин, обняв ее.

— Когда я заставлю его говорить, я скажу ему, чтобы он поблагодарил тебя тоже!

— Нет, Эни. Несмотря ни на что, ты его создатель. Просто помни, дроид это твоя ответственность. И пока ты не готов заботиться о чем — то, ты не достоин этого.

— Я не забуду, — сказал Энакин.

— И еще, — добавила Шми строгим тоном.

— Да, мам?

— Я хочу, чтобы ты убрал дроида с обеденного стола, немедленно.

ГЛАВА 4

Следующая гонка прошла для Энакина не очень удачно. Летя на болиде Уотто, он был нос в нос с Себульбой, когда мошенник даг протаранил кабину Энакина, практически вытолкнув его за линию гонок, называемую Метта Дроп.

Энакин не пострадал, но разбил болид Уотто, повредив оба двигателя. Уотто был в ярости, а Шми дала ясно понять Энакину, что не хочет, чтобы он еще когда — либо участвовал в гонках, даже если Уотто решил бы снова направить его состязаться.

Немногим более недели после аварии, у протокольного дроида Энакина был установлен и работал мыслительный и коммуникационные процессоры. Несмотря на то, что он не имел памяти, когда появился на Татуине, он вычислил языки джав и тускенов из шести миллионов языков на которых говорил. Дроид выдавал отрывистые предложения вежливым голосом, но по каким — то причинам не всегда знал, когда остановиться. Он также много волновался. Энакин назвал дроида Си3пио, выбрав номер три, потому что он считал его третьим членом семьи, после матери и себя.

Си3пио был все еще без металлического покрытия и имел только один глаз. Но, когда Уотто приказал Энакину взять спидер, загруженный металлическим хламом и другими товарами, в Дюнное море для обмена с джавами, Энакин решил тайно взять с собой дроида.

Энакин и Си3Пио встретили Джав в тени песчаного краулера, рядом с «утесом Мокот»— единственным каменным образованием, пересекающем Дюнное море. Си3Пио оказался искусным переводчиком, помогая Энакину вести переговоры с джавами, которые иногда торговали поврежденными товарами. Когда обмен был завершен, Энакин обзавелся двумя рабочими дроидами, тремя исправными многофункциональными дроидами и поврежденным конвертором гипердрайва, который нуждался в незначительном ремонте.

Возглавляя путь назад, Энакин направлял загруженный дроидами спидер через «Кселрик Дро» — не глубокий, широкий каньон на краю Дюнного моря, когда кое — что заметил. Это было что — то не четкое, не вписывающееся в общую картину каменных стен каньона. Энакин свернул в направлении места, которое привлекло его внимание. Си3пио занервничал и зафиксировал свой единственный рабочий глаз на своем создателе.

— Хозяин Энакин, что вы делаете? — сказал Си3пио с беспокойством.

— Мос Эспа находиться внизу каньона, не через край… о, мой…! Это то, что я думаю?

Си3Пио тоже заметил очертания, и поскольку он знал все о наиболее опасных формах жизни на Татуине, ему не понравилось то, что он увидел.

— Хозяин, все причины поворачивать назад…

— Я знаю, — оборвал его Энакин. — Я просто хочу посмотреть.

Энакин остановил спидер рядом с крутым обрывом. Груда камней покоилась ниже, а под ними лежало неподвижное тело гуманоида. Одна нога привалена большим валуном. Тело было одето в желто — коричневую робу, кожаные перчатки и ботинки. Оно растянулось лицом вниз, повернутым в одну сторону, позволяя Энакину увидеть покрытую тканью голову. Лицо скрывали защитные очки и дыхательная маска. Длинная двухручная бластерная винтовка лежала в метре от вытянутой руки. Энакин слышал достаточно о тускенских рейдерах, чтобы узнать их.

Со спидера, Энакин увидел выдолбленное отверстие в стене, неровную поверхность. Он легко представил себе, что тускен прятался где — то наверху, когда поддерживающие камни, обрушились, посылая его на дно каньона. Энакин спустился со спидера, чтобы посмотреть поближе.

Каркас Си3Пио задрожал.

— Хозяин Энакин, я не думаю, что это хорошая идея!

Как только Энакин приблизился, тускен зашевелился. Подняв голову, он посмотрел на Энакина, затем опустил ее снова. Он до сих пор жив! Из всего, что Энакин слышал о тускенах, он знал — лучше всего уходить немедленно. Если он застрянет поблизости, могут появиться другие тускены. Если он опоздает в Мос Эспа, или вернется без дроидов и спидера, Уотто будет в ярости. Пока Си3Пио возражал ему, он думал о матери. Он знал, что она беспокоилась, но ему было интересно, хотела бы она также, чтобы он ушел от сюда? Что она сказала бы, если была здесь?

— «Трипио», позвал он беспокойного дроида, — приведи остальных дроидов.

* * *

Это была комбинация достоинств различных дроидов и веса спидера, оборудованная рычагом, способным достаточно приподнять валун, чтобы Энакин мог вытащить Тускена. Взяв запасы из аптечки спидера, Энакин использовал быстро накладываемую шину, чтобы зафиксировать поврежденную ногу тускена, которая была сломана в нескольких местах.

Солнца Татуина начинали садиться. Энакин знал, что он никогда не доберется до Мос Эспа ночью, и не хотел рисковать, путешествуя через пустыню в темноте. Самым лучшим, было спрятать спидер и переделанных дроидов под укрытие склона. Энакин стоял рядом с Си3Пио. Осветив путь небольшим ярким элементом, они переместились в другое место. Они смотрели на тускенского рейдера, когда он очнулся. Тускен лежал на песке, пристально смотря на Энакина через непрозрачные линзы защитных очков, затем он медленно поднялся и сел, стараясь не перемещать травмированную ногу.

— Привет, — сказал Энакин, надеясь, что его голос прозвучал дружелюбно. Тускен не ответил.

— Хочешь пить? Снова, нет ответа. Си3пио наклонил свою одноглазую голову ближе к Энакину и сказал, понизив голос,

— Я не думаю, что мы ему очень понравились. Тускен немного повернул голову. И Энакин понял, что тот обнаружил свою бластерную винтовку, которой он подпер несколько камней. Затем снова тускен вернул взгляд на Энакина.

Несколько минут спустя, тускен заговорил. Энакин не понял спутанных слов, так что он повернулся к Си3Пио. Дроид перевел,

— Он хочет знать, что вы собираетесь делать с ним, хозяин Энакин.

Озадачившись, Энакин посмотрел на тускена снова.

— Скажи ему, я не собираюсь ничего делать с ним. Я просто пытаюсь помочь.

Тускен не ответил, но Энакин почувствовал, что он боится. Энакин был удивлен, поскольку почти все полагали, что тускенские рейдеры бесстрашны. Почему он боится меня? Я не пугал его. Затем, с некоторым удивлением, Энакин догадался, я не боюсь ничего. Но, когда Энакин пристально посмотрел на покрытое маской лицо тускена, он увидел свое отражение в линзах защитных очков и немного вздрогнул. Он слышал, что тускены никогда не снимают своих масок или обнажаются. И мысль, о своем чистом теле так основательно закутанным, поглотила его, что он не был способен ничего чувствовать — даже прикосновение руки матери. И внезапно Энакин осознал причиняющую боль правду: хотя он никогда не боялся за себя, он иногда очень боялся за свою мать.

Что если, я потеряю ее? Каким смелым буду я тогда? Энакин продолжил смотреть на тускена, пока не уснул.

* * *

Этой ночью у Энакина Скайвокера было много снов. В одном из них ему было уже не девять лет. Он был мужчиной. И не просто мужчиной, а рыцарем джедаем со световым мечем. Он бежал по улицам Мос Эспы, разыскивая рабовладельцев, которые пытались скрыться от него. Его миссией было освободить всех рабов на Татуине. Слишком долго, работорговцы внешнего кольца верили в свою неуязвимость перед законами галактической республики. Энакин собирался это изменить. Он выкрикивал, — Освободите рабов сейчас и вам не причинят вреда!

В зданиях, которые линиями покрывали улицы Мос Эспы, некоторые жители высовывались из своих окон и приветствовали Энакина. Даже несмотря, что он деактивировал клинок светового меча, большинство рабовладельцев боялись его и тут же сдавались. Энакин давал им немного кредитов и понимание, что лучше по — хорошему.

5
{"b":"558681","o":1}