ЛитМир - Электронная Библиотека

— Энакин! — возразила Шми.

— Уотто не позволит тебе.

— Уотто не знает, что я построил болид. Повернувшись, к Куай — гону он сказал,

— Вы могли бы сказать Уотто, что он ваш, и нанять меня пилотом.

Хотя Падме понравилась эта идея примерно так же, как и Шми, Энакин был уверен в своем плане, как и в своем секретном гоночном болиде.

* * *

«Бунта Ив классик» была наиболее опасной гонкой, в которой, Энакин когда — либо участвовал. Это было жестокое, всеобщее соревнование, где множество гонщиков становилось жертвой высокоскоростных виражей, каменных препятствий и грязных уловок трусливых соперников.

Старт гонки был трудным для Энакина. Когда он запустил двигатели болида на стартовый сигнал, его турбины молчали. Он почувствовал себя беспомощным, вглядываясь сквозь очки на других стартовавших пилотов, которые, пересекая стартовую линию, оставляли его глотать их пыль. Он потерял драгоценные секунды, борясь с управлением, но когда, в конечном итоге запустил «радон — ульцеры», устремил свой болид вперед, мчась по арене Мос Эспа на максимальной скорости.

Планируя через извилистые ущелья, Энакин настиг остальные болиды уже на первом круге. Когда возвышающееся каменное образование, известное как «Грибовидная гора» проскользнуло мимо, он уловил запах горящего топлива долей секунды, до того, как увидел разбросанные, дымящиеся останки зеленого болида, который пилотировал гран по имени Моухоник. Каким — то образом, он знал, что Себульба был ответственным за эту аварию и не имел иллюзий, что гран выжил. Удерживая контроль, Энакин стиснул зубы и подумал, я не собираюсь так умирать.

Энакин продвигался вперед с невероятной скоростью, маневрируя мимо нескольких соперников, посылая свой болид через опасности «Бунты», носившие экзотические названия «Джаг Грэг», «Пещеры Лагуны» и «Бинди Бенд. В то время, как другие пилоты немного замедлялись, чтобы пройти печально известную, извилистую расщелину, называемую «Крутая спираль», Энакин удерживал постоянную скорость до того, как он не добрался до «Дверной ручки дявола», такого узкого прохода, что пилоты были вынуждены переворачивать свои болиды, проходя сквозь него. Благодаря своим искусным навыкам, он перевернул свой болид над широкими просторами мертвого моря, известными как «Равнины Хатта». Спустя мгновение, появилась арена Мос Эспа и он с шумом промчался мимо толпы, которая наблюдала его задержку при отправлении только минутами ранее. Осталось пройти два круга.

Энакин знал, что быстро нагоняет лидирующих гонщиков. Когда его болид вылетел из «Каньона Нищего», он заметил Марса Гуо далеко впереди, за Себульбой. Внезапно, один из двигателей Марса Гуо взорвался, и его болид разлетелся во всех направлениях. Энакин нырнул в опасной близости от горящих обломков, чтобы избежать столкновения, но один отколовшийся кусок металла ударил в основание управляющего кабеля, который соединял его болид с правым двигателем. Кабель оборвался и болид Энакина, соединенный только с левым двигателем — начал терять управление. Сосредоточься! Он ощущал, что до сих пор летит вперед, и понял, что не разбился только потому, что энергетическая связующая арка между двигателями еще держалась. Когда поверхность Татуина стала нечеткой и начала закручиваться в спираль вокруг него, он ударил кулаком по контрольной панели, пока не стабилизировал болид. Затем он дотянулся до аварийного инструмента — его эластичного магнитного ретривера. Он потянулся своим устройством, прицеливаясь в металлический конец управляющего кабеля правого борта, который болтался недалеко от кабины. Раздался удовлетворительный металлический лязг, когда магнитный ретривер зафиксировал конец кабеля. Энакин почувствовал напряжение в руке, когда оттянул кабель назад, затем засунул его прямо в гнездо двигателя правого борта. Мгновение спустя, он восстановил контроль над своим кораблем.

Энакин не поздравил себя. Его кратковременная потеря управления позволила ксексто пилоту Газгано и парочке других обойти его, а Себульба был до сих пор в лидерах. Энакин делал, что должен был: продолжать лететь только быстрее.

Он обогнул Газгано, но, попытавшись обойти векноида пилота Тимто Пагалиса, почувствовал внезапный, пробирающий до костей удар, когда Пагалис отклонился, чтобы сознательно ударить один из длинных двигателей болида Энакина. Энакин крепко схватился и удержал управление, выводя Пагалиса из «Пещер Лагуны», появившись у основания широкого, окруженного как стеной образования, называемого «Каньоном Дюнного виража».

Крах!

Несмотря на рев двигателей, Энакин услышал взрыв сверху. Долей секунды спустя, яркие искры посыпались спереди на него, когда огненные пули просвистели по его болиду. Песчаные люди! Они стреляют в меня! Он надавил рычаг дросселя, который отправил его через каньон быстрее. Энакин сделал это. Пагалису не так повезло.

Энакин настиг Себульбу у «Крутой спирали», но жестокий даг ударил своими двигателями прямо в лоб болиду мальчика. Энакин потерял темп, но был по — прежнему в секунде от него, следуя за болидом Себульбы через каньон «Дьявольской дверной ручки». Менее минуты спустя, Энакин преследовал Себульбу снова на Арене Мос Эспа.

Только один круг!

Энакин держался на хвосте Себульбы, почти сразу за ним, когда они начали проходить через узкие границы «Каньона нищего». Себульба резко повернул в сторону, сбивая Энакина с курса и посылая его в крутой откос обслуживающей рампы, спустя мгновение, двигатели Энакина понесли его болид вверх за пределы каньона, поднимая его к небу. Нет! Думал Энакин. Если он не выиграет гонку и денежный приз, он не сможет помочь джедаям купить запасные части к кораблю, и ему нужно оставить Татуин. И он очень сильно хотел помочь джедаю и девочке, которая путешествовала с ним. Я не могу проиграть. Когда его болид достиг максимальной репульсорной высоты, Энакин завис, как его болид, изогнувшись дугой, направился назад к поверхности Татуина. Далеко внизу, он увидел болид Себульбы все еще летящий через каньон. Не отрывая взгляда от Себульбы, Энакин бросил болид в крутой вираж. Он чувствовал воздух, бьющий по щекам, когда нырнул обратно в каньон, затем он резко ускорился, занимая позицию впереди разъяренного дага.

Возбуждение от состояния быть первым продлилось не долго. Когда Энакин и Себульба держали курс через «Крутой утес Джетта» на пути к «Крутой спирали», левый двигатель Энакина перегрелся и начал дымиться. Проворные пальцы мальчика пытались устранить неисправность. Когда два болида вырвались из «Дверной ручки дявола» и последнего предела «Равнин Хатта», Себульба начал таранить Энакина в последней грязной попытки вытеснить его с гонки. Энакин подумал, он спятил! Даг врезался в Энакина снова, но вместо того, чтобы спихнуть его с курса, оба болида сцепились. Энакин взглянул на Себульбу и увидел, что Даг нахмурился. Если они останутся в этой позиции весь путь до финиша, то счет гонки будет равным. Но Энакин знал, что такого никогда не случиться. Себульба или убъет меня или нас обоих, до того как это произойдет. Энакин надавил рычаги дросселя назад и вперед. Я должен освободиться.

Как только Энакин освободился от Себульбы, раздался громкий треск, и двигатели болида дага взорвались. Себульба закричал, когда его разваливающийся болид начал разбиваться о песок. Энакин уклонился, избегая обломков, затем ускорился до финишной линии.

Я сделал это! Я победил! Я победил! Толпа на арене взорвалась.

После гонки, ликующий Энакин встретил свою мать, Падме, Джа Джа, Р2–Д2 и Си3Пио в главном ангаре арены, куда Уотто доставил запасные части корабля по требованию Куай — гона. Энакин не ожидал празднования его победы, но любая надежда провести побольше времени с его новыми друзьями испарилась, как только появился Куай — гон несколькими минутами позднее. Он посмотрел на своих путешествующих компаньонов и сказал — Пора идти. Мы должны доставить эти запасные части на корабль. Энакин прикусил нижнюю губу. Он хотел сказать, что тоже мог бы оставить Татуин, но понимал, что это бессмысленно говорить. Когда Падме и другие готовились уходить, он посмотрел вверх на Куай — гона, который сказал — У меня еще несколько дел, до того, как я уйду. Возвращайся домой с матерью, а я встречу тебя там через час.

7
{"b":"558681","o":1}