ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стая
Как продавать дорого!
Холодные звезды (сборник)
Пёс по имени Мани
Пандора. Карантин
Дружу с телом. Как похудеть навсегда, или СТОП ЗАЖОРЫ
Поле зрения
Исчезновения
Firefly. Чертов герой

– Кенна, это Дерек. Я здесь. Ты должна быть сильной, Leoncita, и бороться. Хочу быть с тобой. Мы уже потеряли так много времени. О чем мы думали, amor de mi vida? – наклоняюсь и целую ее в лоб. Шепчу ей в ухо: – Я люблю тебя, Кенна.

Я провел ночь на узкой кушетке в комнате ожидания, боясь даже на мгновение покинуть больницу. Кайл и Дженни были тут же. Если они поинтересуются, почему я утром все еще здесь, не стоит об этом даже думать.

Жизненные показатели Кенны сильные, она оказывается хороший боец. Они смогут разбудить ее сегодня вечером, не могу дождаться, когда увижу ее красивые золотистые глаза. Я скучал по ним, мне очень сложно думать о возможности, что я никогда их не увижу. Отказываюсь думать, что она не переживет этого. Она – боец и, я знаю, она сможет это сделать. Она должна.

Уже за полдень, я сижу у подножия ее кровати, воспроизводят в памяти главные моменты, которые мы провели вместе. Одно из моих самых любимых воспоминаний, когда мы вместе ехали на моем Харлее.

Пять лет назад

– Я не могу на этом ехать.– она стоит, уперев руки в бедра, показывая мне свое отношение.

Я выехал так быстро, как она мне позвонила, сообщив, что сломалась, и ее нужно подвезти. Я никогда не задумывался, что она не захочет ехать на моем мотоцикле.

– О чем ты говоришь? Конечно же, можешь.

Она трясет головой и выпячивает подбородок:

– Я не собираюсь забираться в эту смертельную западню с тобой. Не за что, бл*ть.

Хватаю ее подбородок своими пальцами:

– Следи за свои ртом, Кенна.

Она резко вырывается из моей хватки:

– Я уже взрослая, Дерек. Мне не нужно, чтобы ты говорил, что я могу сказать.

Перекидываю ногу через мотоцикл, седлая его. Завожу и поворачиваю дроссель:

– Не собираюсь с тобой спорить. Если хочешь, чтобы тебя подвезли, то сади свою сладкую маленькую задницу на сидение позади меня. – перекрикиваю я громкое рычание V–образного двигателя.

Она кусает свою губу и пялится на мотоцикл, на ее лице беспокойство. Кладет руку мне на плечо и перебрасывает свою правую ногу через сидение. Крутится, стараясь найти наиболее удобное приложение, и усаживается прижавшись грудью к моей спине.

Я держу дополнительный шлем, купленный с мыслью о ней, в надежде, что однажды она будет ехать позади меня. Она его берет, одевает и застегивает под подбородком.

– Держись, Leoncita .

Она нерешительно обхватывает мой торс своими руками. Я беру обе ее руки в свои и затягиваю вокруг себя, чтобы она держалась ближе. Чувствую ее буфера на своей спине и ее таз, мягко сжимающий мою задницу. Я твердый, как чертова скала. Это первый раз, когда у меня стояк, пока я на своем мотоцикле. Она первая женщина, которая когда–либо со мной ездила. Не первая, кто хотел, но я никому никогда не позволял этого. Всегда представлял, что это будет именно она, и сейчас рад, что ждал.

Хлопаю ее по руке и спрашиваю:

– Готова?

Она прислоняет свой подбородок, оставляя его на время на моем плече, ее руки меня крепко сжимают:

– Да, готова. Едь медленно, Дерек. Я боюсь.

Поворачиваюсь и провожу рукой вдоль ее бедра, успокаивая ее:

– Не бойся, Leoncita , я никогда не позволю ничему плохому с тобой случиться.

***

Чувствую, что подвел ее, не защитив от этой ситуации. Хочу держать ее под замком, и быть уверенным, что больше ничего с ней снова не случится. Не выносимо жить остаток моей жизни без нее.

Смотрю, как ее грудная клетка вздымается и падает, совместно с вентилятором. Резкий всасывающий звук прибора напоминает мне, как близок я был к тому, чтобы ее потерять, и также как много времени мы потеряли в пустую. Но больше никогда, я расскажу ей, как сильно беспокоюсь о ней. Почему я так много внимания уделял тому, что подумают другие?

Я все еще сижу на том же месте, что и два часа назад, когда заходит Кайл.

– Эй, как дела? – подходит с другой стороны ее кровати и берет ее за руку.

Я потираю свои глаза:

– Я в порядке.

– Только что разговаривал с ее лечащим врачом. Они собираются начать отключение от аппарата искусственного дыхания, и уберут лекарства. Если пойдет по плану, то к завтрашнему дню она должна проснуться.

– Это фантастика. Я собираюсь поехать домой и принять душ. Хочешь, чтобы я тебе сюда что–нибудь привез? – спрашиваю я.

– Нет, мужик, у меня все есть. Почему бы тебе не остаться дома и не поспать? Я останусь здесь вместе с ней, и Дженни тоже здесь будет. Нет смысла всем нам не спать.– киваю. Не хочу ехать домой, но возможно ему хочется провести с ней время наедине. Они всегда были ближе, чем обычные родственники. Потеря сразу обоих родителей заставила их полагаться друг на друга. Не хочу мешать, если он хочет с ней побыть.

– Я вернусь завтра. Позвони, если тебе что–либо понадобится. – смотрю на неё в последний раз перед тем, как покидаю ее палату. Несколько минут у меня занял поход по коридору, чтобы убедиться, что с ней все будет хорошо, если я на ночь поеду домой.

***

На следующий день я возвращаюсь в больницу с сэндвичами, купленными для Кайла и Дженни. Им, должно быть, надоела больничная еда. Я на мотоцикле, так что положил бумажный пакет в один из седельных вьюков.

Как только захожу, направляюсь прямо в комнату ожидания Отделения Интенсивной Терапии. Дженни сидит одна и выглядит задумчиво. Она меня не замечает, пока я практически не подхожу к ней. Сажусь на кушетку с ней рядом, и кладу пакет с едой на пустое место между нами.

–Привет. Как ты держишься?– беру ее за руку и изучаю ее лицо. Под большими голубыми глазами залегли темные круги, она выглядит, словно на ее плечах тяжесть всего мира.

Она изгибает рот в небольшой не открывающейся ее зубы улыбке:

– Я держусь. Кенна сейчас в сознании.

– Это замечаю. Из–за чего ты так волнуешься?

– Я беспокоюсь за Кайла. Он так перенервничал из–за всего этого. Знаю, это наверно глупо, но я беспокоюсь за его здоровье. В его этого слишком много для него, и он едва ли спал. Я лишь не хочу, чтобы он слишком сильно старался, и чтобы что–нибудь произошло. – ее глаза наполнились слезами. – Я не могу не интересоваться, с каким следующим происшествие мы будем разбираться? Что вселенная собирается подкинуть нам в следующий раз?

– Эй, ты не должна волноваться за Кайла. – останавливаюсь и жду пока она на меня посмотрит. – Он – самый крепкий ублюдок, которого я знаю, и он никуда не денется. Черт, этот негодяй кажется бессмертным. Он выжил после получения пули в голову и операции на мозге. Как много людей могут о таком рассказать?– залажу в пакет и достаю обернутый в бумагу сэндвич. – Вот, я принес тебе салат «Цыпленок Буффало» и бутылку воды. Где Кайл? У меня для него тоже есть.

– Кто–то называл мое имя? – шутит Кайл, заходя внутрь. Встаю, освобождая пространство на кушетке рядом с Дженни. – Вот, мужик, садись рядом со своей прекрасной невестой, пока я ее у тебя не украл. – подмигиваю Дженни, а она смеется. – Вот ланч для тебя. Я собираюсь поздороваться с Кенной.

У меня сводило желудок, пока я шел по коридору к палате Кенны. Я тверд в своем решении больше не тратить время. Я собираюсь рассказать ей, что она для меня значит, и пусть идет, как идет. По крайней мере, я буду знать, на каком этапе мы с ней находимся. Если она не хочет давать нам шанс, тогда я постараюсь не показываться рядом с ней.

Медленно открываю дверь, в случае если она спит, но как только делаю несколько шагов к ней, замечаю, что она проснулась, и ее глаза цвета виски смотрят на меня. Лучезарно ей улыбаюсь. Меня захватило облегчение, что она проснулась. Хочу бежать по коридору и кричать об этом во все горло, но не хочу ни на мгновение оставлять ее.

Останавливаюсь у ее кровати:

– Привет.– глажу ее щеку тыльной стороной пальцев.– Я так рад, что ты сейчас не спишь. Ты напугала меня.

22
{"b":"558684","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Склероз, рассеянный по жизни
Список опасных профессий
Брошенная колония. Ветер гонит пепел
Страж
Легкий способ бросить курить
Тридцать три несчастья. Том 3. Превратности судьбы
Зов кукушки
Год без покупок
Пенсионер. История первая. Дом в глуши