ЛитМир - Электронная Библиотека

-У меня так первый раз получилось.- Призналась Глафира.- Сама не ожидала. Насколько я понимаю, сила моего крика от эмоционального настроения зависит, а он меня здорово разозлил, своими разглагольствованиями. Крыса тыловая,- настроение Глафиры снова поменялось, от сострадания не осталось ни следа,- только о своей прибыли и печется, а на всех остальных плевать. Ничего, может хоть так немного мозги поправит.

-Или напрочь лишиться.- Засмеялся Андрей.- Во всяком случае, теперь я точно знаю, почему тебя Ведьмой из Ада назвали.

Для того чтобы вернуть Кащея в строй, пришлось подключать Татушку, с его целительными возможностями. Конечно, он бы и сам оклемался, вот только, сколько бы это заняло времени? Если даже с помощью дракончика, восстановление здоровья заняло весь день. Непозволительная роскошь растраты времени, ведь впереди столько дел, что только и успевай поворачиваться, да и на Земле их в долгий ящик не отложишь.

ГЛ 6

Люди, ради счастливого, неизвестного будущего

Так легко губят свое настоящее...

Прямая дорога проходила через горную цепь разделяющую Болгарию от Византии, что само по себе слегка усложняло поход. Да и как говориться прямая дорога не всегда легче и короче. Скрытно перевалить их, ну никак не получится, по сути, всего одна дорога вся перекрытая заставами. Да Святослав никогда и не скрывал своих намерений. После взятия Болгарской столицы, Великой Преславы, где он захватил Бориса вместе с его семьей и всем двором, он тут же отправил гонца в Константинополь с уведомлением, " Хочу на вас идти". Какая уж тут скрытность. Несомненно, нас уже поджидали на горных заставах, в каменных мешках. Конечно, остановить армию эти заставы не в силах, но вот нервы потрепать, да задержать продвижение, это сколько угодно. Согласитесь, попасть под каменную лавину где-нибудь в узком ущелье не очень приятная перспектива, или когда тебя со склона обстреливают стрелами, и швыряются копьями. Естественно Болгары знали, где именно находятся заставы Византийцев, но знать одно, а тихо подобраться совсем другое. Тем более что горы, это не леса и равнины, здесь особый подход нужен. Именно по этой причине я, как имеющий опыт лазанья по горам, вместе с Ирмой, и молодыми варягами, которые родились в своей горной местности, при поддержке нескольких десятков Болгар знающих эти места, и шли впереди, а вернее, обходили те заставы и сами нападали на них, когда они менее всего ожидали нападения. Вот такая нелегкая и тяжелая работа. Мало копий, стрел да мечей, так еще и в пропасть сорваться запросто можно, случайно оступившись. Как-бы там ни было, но горы мы все-же перевалили, и с ходу заняли Филиппополь, стоявший у нас на пути. Там стало известно, что Никифор Фока благополучно был убит, во время дворцового переворота организованного Басилевсой, и ее другом, Иваном Цимисхием. Который, теперь и является правителем. Но судя по всему, даже смена правителя, особо пока не сильно помогала. Там же мы узнали, что те войска, которые срочно отзывались из Азии, были разбиты Арабами, а Царьград готовиться усиленно к обороне. Даже цепь на море натянули, а ну как Святослав еще и ладейный флот приведет под стены. В срочном порядке собирается ополчение, и стягиваются гарнизоны с городов. Ну, подумаешь, пограбят их немного, как говориться, не велика потеря, главное чтобы до святынь мерзкие варвары не добрались. Ну и вместе со святынями, само собой, и Царские особы не побили, с Великим Патриархом. Что-что, а весть о городах, оставленных без защиты, очень сильно всех обрадовала, особенно Болгар, которые так надружились с Имперцами, что не смогли отказать себе в удовольствии, ответить им той же дружеской монетой. По этой причине, о быстром ударе по столице, пришлось на время забыть. Хоть Святослав и не сильно одобрял такие действия, но и не считаться с желаниями союзников тоже не мог. Тем более что вскоре пришла весть о том, что к нам направляется посольство для переговоров. Волей неволей пришлось задержаться. Прибывшие послы, как обычно претворялись невинными овечками. Мол, ничего плохого против Святослава не замышляли, а все остальное, злые наговоры, что они люди мирные, и воевать совсем не любят, а все дела решают только мирным путем, и даже готовы для поддержания этого мира заплатить выкуп. Быть может, так бы и было на самом деле, а может, все-таки просто время тянули. Но после того как Святослав получил известия о том, что вторая часть дружины разбита, послы срочно засобирались восвояси. Как такое могло произойти с опытным Твердохлебом, стало известно чуть позже. Виной поражения, оказались Печенеги. Причем произошло то же самое, что когда то под Саркелом, а главное, виновник тот же, Печенежский военный гений, по имени Куря. Который видно, а очередной раз решил показать свою удаль. Попросту говоря, он вытащил свою орду вперед перед строем, но как только по ним ударили катафракты, тут же дал деру. Угры, попытавшиеся ударить по катафрактам, и остановить их продвижение, были смяты бегущими Печенегами, и вся эта кавалькада ухнула на Болгар, а следом за ними, на смешавшиеся ряды, обрушилась конница Византийцев. Твердохлеб, попытавшийся восстановить порядок, погиб в этой неразберихе. От полного разгрома, уберегла всех Русская дружина, чьи полки оказались не затронуты этой давкой. Вот только о продвижении вглубь Византийских земель, пришлось на время забыть. Угры, обозленные Печенегами, за понесенные по их вине потерями, не сдержали свой гнев, и устроили тем настоящую кровавую баню. Оставшиеся в живых, во главе с Курей, тут же рванули в свои степи. Вскоре ушли и сами Угры, невидящие смысла продолжать поход после таких потерь. Поэтому и Русская дружина, и оставшиеся Болгары, отошли обратно в свои пределы, а эта победа окрылила Византийцев, подарив им надежду. Тем более что под стенами Константинополя собралось немалое войско. Так что, веселая жизнь с захватом беззащитных городов закончилась, и нужно было в срочном порядке собирать все войска в единый кулак. Две армии встретились возле Адрианополя, последнего большого города перед Царьградом. Увидя численность имперцев, некоторые поколебались в уверенности благополучного исхода сражения, что уж тут говорить о Болгарах, у которых боевой дух тут же опустился к самой земле. Никто не спорит, они сильные, и храбрые воины. Но времена Симеона Гордого прошли, когда Византийцы тряслись от одного только вида Болгарской рати, а благодаря верхушке знати, пытающейся перенять образ жизни имперцев, их гордость, почти совсем сошла, на нет, укрепляя мысль о непобедимости имперский легионов. Перед дружинами выехал Святослав, и снова произошло маленькое чудо, он говорил спокойно, не кричал, но каждый слышал его слова.

"Так уж получилось, что волей неволей, мы стоим против Греков, и деться нам некуда. Даже если прямо сейчас побежим, то все одно далеко убежать не удастся, только осрамим себя, и весь свой род. Выход один, биться. Станем крепко друг за друга, то победим, в этом я уверен. Нет в мире такой силы, чтобы славянский свободный дух одолела, быстрее они свои пупки надорвут. Ну, а коль голову сложить придется, то уж лучше храбрецом, сражаясь, чем петляя словно заяц, получить удар в спину".

Сказав свою речь, он, спешившись, стал в первом ряду. Никто ему не ответил, только видно было, как люди покрепче копья да щиты перехватили, да тихое роптание улетучилось. Перед Византийцами стояли не напуганные люди, а грозное объединенное славянское войско. Таких легче убить, чем с места сдвинуть. Нечего говорить, что битва была ужасная, потому как, любая битва ужасна. Но и в этой, так тяжело давшейся нам сечи, мы победили. В который уже раз, численное превосходство не дало никаких преимуществ, уступив выучке и силе духа, а мы, тяжелой поступью пошли вслед за убегающим врагом. Совсем немного не доходя до Царьграда, к нам снова пришло посольство с предложением о мире. При этом на переговоры прибыл лично Иван Цимисхий, привезя с собой многие дары драгоценные, на которые впрочем, Святослав, даже не взглянув приказал просто убрать, чем сильно удивил Басилевса. Я был рядом с князем, поэтому хорошо рассмотрел этого Армянина занявшего Царский трон. Говорят, цимисхий в переводе, значит маленький. Действительно, Басилевс ростом не выдался, но судя по всему, даже не смотря на свои года, был довольно крепок, и к тому же удивительно подвижен. Воинское дело тоже было ему хорошо известно, а то, как бы он стал военачальником, но то, как он обращался с оружием, показывая лучшие образцы привезенные Святославу в дар, говорило, и о том, что он еще, и превосходный боец. Вот осмотру оружия, Святослав уделил много времени, осмотрев все, ничего не пропустив, и отмечая превосходное качество, он от души поблагодарил Цимисхия за дорогие дары. Чему тот в очередной раз удивился. Обычно правители интересовались больше золотом, а оружие это так, просто красивый жест, а тут все было наоборот. Насчет уплаты дани, как Цимисхий не старался, но снизить не смог. Святослав твердо стоял на своем, считая как живых, так и мертвых, всех без разбора, как Болгар, так и Руссов с Уграми." За убитых, возьмет род его". Так что, и в этом вопросе пришлось идти на уступки, хотя и сумма набегала не малая. Снова подтвердили договора о торговле, которые еще при Олеге составлены были, да конечно и Болгар не забыли, предоставив им те же права, что и нашим купцам. После чего, пообещав друг другу жить в мире, и зла не чинить, переговоры окончились, и мы двинулись обратно в Болгарию. Хотя каждый точно знал, что мир продлиться недолго, а то, что будет в будущем? Что тут гадать, когда придет это будущее, узнаем. Особенно были довольны Болгары. Наконец то. За столько лет унижений. Сумевшие щелкнуть по носу, заносчивых имперцев. Пусть даже и с помощью, Киевского князя.

20
{"b":"558685","o":1}