ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрей в ответ, сначала только покачал головой.

-Столько времени в замке провела, где обширнейшая библиотека. Библиотекарь, хоть и стремянка, но действительно умничка, любую тему по полочкам разложит, а ты так и не удосужилась, хотя бы мельком, ознакомиться с основными верованиями и учениями.- Укоризненно посмотрел он на Глафиру.

-Да пробовала я.- Спокойно ответила Глафира, игнорируя этот укоризненный взгляд.- Но если честно, от всех этих Ангелов, Падших, Отверженных, Потерянных и иже с ними, у меня только голова пухла. Да еще фиг разберешь, кто там гад, а кто хороший, все в такой клубок завернуто, одуреть можно. А Умничка, ведь не может, или не хочет, просто объяснить, что там к чему, и как. Видите ли, каждый должен сделать свой вывод, и принять то, что именно ему подходит, а не слушать проповеди, которые могут оказаться, насквозь лживы.

-Ну, тут она права.- Перебил Глафиру Андрей.- Не всегда, то, что тебе стараются вбить в голову, правда.

-Ну, еще от тебя мне только нравоучений не хватало.- Обиженно закусила губу Глафира.- Не хочешь рассказывать, так прямо и скажи.

-А при чем здесь, не хочешь? - Засмеялся Андрей.- Да, пожалуйста, слушай если интересно. Итак, эта вера, или учение, называй, как хочешь, основано на мировоззрении, что весь мир держится на противоборстве зла, которое олицетворяют Дэвы, и добра, естественно Агуры. Сразу же замечу, в некоторых странах они меняются местами, но это так, на всякий случай, принцип, все тот же. Чтобы было понятней, представь себе весы, на чашах которых одинаковое количество гирек, которые их уравновешивают. Чтобы не случилось, количество гирек не меняется. Естественно, пороки постоянно сталкиваются с добродетелью, но между ними нет границы, которая четко их разъединяет. Делая кому-то добро, ты одновременно приносишь кому-то зло. По этой причине, Дэвы и Агуры не уничтожают друг друга, их всегда одно и то же количество, а просто меняются местами.

-Ты хочешь сказать, сегодня был Дэвом, а завтра стал Агурам?- Удивленно посмотрела на Андрея Глафира.

-Совершенно верно.- Кивнул он головой.

-Не поняла, а в чем прикол?- Пожала она плечами.

-Прикол, как ты выразилась в том, во всяком случае, я так понимаю, что это и есть суть жизни. Как только эта борьба прекратится, мир попросту умрет. Но мы можем постараться свести злые поступки к уровню, скажем шалостей, в таком случае, мир в котором мы живем, не будет столь жесток. То есть, мы сами определяем, и влияем, насколько наш мир хорош. Скажем так, не грешить человек способен только в одном случае, в случае состояния полного покоя. Надеюсь, это состояние тебе объяснять не нужно.- Улыбнувшись, посмотрел он на Глафиру.- Но человек в состоянии творить, как можно меньше злых поступков, тем самым, улучшая мир.

-Классная речь.- Засмеялась Глафира.- Особенно если учесть, что мы летим лишить жизни этого Старца с горы.

-Да.- Согласился с ней Андрей.- И именно этот факт, только лучше подчеркивает, мировоззрение о равновесии.

-А ты-то сам в него веришь, в это равновесие?- Глафира с интересом посмотрела на Андрея.

-Я?- Удивленно посмотрел на нее Андрей, и, подумав некоторое время ответил.- В какой-то степени, наверное, да.

ГЛ 8

Желание возвыситься, и есть то,

Что бросает нас в бездну...

Еле дождавшись, когда веселая гоп команда покинет наконец-таки его замок, Кащей, прежде всего, занялся самоанализом. Попросту говоря, усевшись, в так называемом тронном зале, принялся строить планы отмщения, время от времени кляня себя за свою доброту, и доверчивость, из-за которой чуть не лишился жизни. Причем второй раз, за всю свою долгую жизнь, и снова в своем собственном замке. Конечно, в каком-то плане смерть ему не страшна, все-таки бессмертный, но долгое время носиться по мирам бесплотным духом, или сидеть, подобно Кентервильскому привидению в своем замке, нагоняя жуть на округу, нет, к этому он был не готов. Что ни говори, но жизнь в человеческом теле имеет огромный ряд преимуществ, да и привык он за столько лет ощущать себя любимого, именно таким. Но все-таки, каково коварство, по-змеиному пробраться в его разум, и ударить в самое сердце. Да в принципе и сам хорош, это же надо было влюбиться, как какой-нибудь сопливый юнец, и это он, сама непогрешимость, с его-то житейским опытом. Так что, попросту говоря, приступы жалости к себе, менялись жуткими планами отмщения. Причем Кащей так старался, что и сам не заметил, какой жути нагнал. Не только в замке, что даже толстокожие, непробиваемые Василиски, пугливо прижимаясь, друг к другу, от любого подозрительного шороха готовы были плюхнуться булыжниками на землю, но и вокруг него. Так что, бедные Горгульи почти весь день кружили в воздухе, боясь занять свои привычные места на крыше. Волна жути даже дошла и до гномов, которые время от времени с испугом поглядывали на ставший вдруг таким неприветливым замок. Одним словом, денек выдался на редкость мрачным, не смотря на безоблачную, солнечную погоду. Следующий день, Кащей, хмурый как пасмурное утро, посветил бесцельному хождению по замку, пугая своим видом тех его обитателей, которые по ряду причин не могли сделать из него ноги. Бедолага сам с трудом отходил от того, что надумал предыдущим днем, как говориться, если за что-то взялся, то делай это хорошо. В данном случае Кащей, и это было отчетливо заметно, старался из-за всех сил. Поэтому, ему понадобился еще один день, чтобы хоть немного вернуть себя в норму, и наконец-то заняться насущными проблемами. Первым делом, он связался со своим коммерческим агентом, трудившимся на его благо в столице Великой Западной Империи. Естественно, название такой столицы могло быть только одно, Рим. Что ни говори, но только славяне могли замутить мир, в который напихали все подряд и сразу, да так, что сам черт не только ногу, но и шею свернет, разбираясь, что тут к чему. Достаточно одного примера, с их собственными державами. Если с княжествами все было более-менее понятно, то Русское Царство, это точно нечто. Мало того что определенных границ не имеет, так еще и столица без названия. Это ведь нужно было додуматься. Придумать Русское Царство - Государство, и все, на этом фантазия исчезла, а это непонятное Царство - Государство осталось, с их воинственным неудачником Царем. Который, вместо мирового господства, о котором мечтает, постоянно получает мзды, и от полного разгрома его только спасает, очередной идиот, на вроде Андрея. Причем эти идиоты, никогда не переводятся. Конечно, и в других странах имеются свои герои, но там именно герои, а не фиг знает что, которое шутя, и как-бы нехотя, с ленцой так сказать, всех побивает. И хоть он сам порождение этого непонятного мира, все равно туго понимает, как такое может быть? Правда тут, наверное, сказывается тот факт, что он уже довольно много времени провел, так сказать, за границей, в более цивилизованной стране. Которая, правда, по непонятной славянской логике, находиться где-то на задворках, в далеком тридесятом королевстве, так сказать, по их представлениям, в глубокой глуши. Рядом с землями Хранцев, Гишпанцев, и естественно Немчуры, ну куда же без них, без этих убогих. Они ведь даже говорить не могут, лопочут только чего-то себе под нос, так что и не разберешь, чего ему убогому надобно. Великая империя, это тоже их заслуга. Её всунули не от великой любви, а для того, чтобы было с кем подраться, так сказать, удаль свою молодецкую проявить. С Востоком тоже все понятно, там принцип аналогичен. Но весь интерес в том, что как только эти образования получили постоянное место прописки, в этот мир хлынули и их разномастные покровители. Которые только еще больше запутали, и без того не совсем понятный мир. Теперь кого здесь только нет, остается только диву даваться, как им всем места хватило. Хотя именно владения, и являются основным камнем преткновения, и причиной постоянных военных столкновений. Хотя при нынешнем положении дел, это обстоятельство, только играет ему на руку. Так, к примеру, восстановление в законных правах наследника короны, который сбежал от Глафиры, и покарание Ведьмы из Ада, откладывается на неопределенный срок. А если точнее, то после того, как разберутся с Цепешинами. Этими обнаглевшими кровососами, терзающими восточные границы Империи в сговоре с псоглавцами, которые граничат рядом с ними. Так что там на первом месте затеваемый, так сказать Крестовый поход, против поганой нечисти, и только после его славного завершения, те войска двинуться на уничтожение Ведьмы, и возвращению законных прав наследнику. Такая постановка вопроса, естественно не могла не радовать. Тем более что это не первый такой поход против вампиров, но эти паразиты почему-то до сих пор живут, и, судя по всему, неплохо себя чувствуют. Так что можно смело утверждать, что одной проблемой, во всяком случае, в ближайшее будущее, стало меньше. Удовлетворенный проделанной работой, Кащей решил глянуть, чем сейчас занимаются заговорщики, покушавшиеся на его жизнь. Конечно, он отошел уже от такого взгляда, и умом понимал, что это не так. Тем более что заговорщики приложили немало усилий, чтобы он быстрее восстановился, но сам еще до конца никак не мог справиться со своим чувством обиды. Увидев загорающую на берегу моря Глафиру, и резвящихся в воде ее любимцев, Кащей пришел в негодование. Нет, ну все-таки какие наглецы, он тут, понимаете ли, трудится, а они там загорают себе, да в море купаются. Чтобы снова не впасть в меланхолию, он тут же направился в свою сокровищницу, как ни странно, но вид его золотого запаса успокаивал его нервную систему лучше всего. Отвалив в сторону запирающий камень, Кащей покосился на рукотворную пирамиду, сооруженную не далеко от входа. Под этим нагромождением сундуков, покоилось злосчастное кольцо Альманара. Каждый раз, входя в помещение, Кащей с опаской на нее поглядывал. Что ни говори, а ему тоже не хотелось снова попасть под власть этого колечка. По этой причине он каждый раз, на всякий случай, подтягивал к этой куче близстоящий сундук, или просто кидал на них увесистые мешочки с монетами. Им-то все одно, где лежать, а ему все-таки поспокойней будет. Хоть какая-то уверенность, что эта зараза наружу не выползет. Просидев в сокровищнице несколько часов, перебирая монеты и драгоценные камушки, Кащей почувствовав себя вполне умиротворенным, вернулся опять к своему рабочему месту, в так называемом тронном зале. И посидев некоторое время, вдруг понял, что ему скучно. Ему, который столько веков провел в одиночестве, и которого раздражал любой посторонний звук, скучно. Осознание этого факта, чуть не повергло его в шок. Да что же это такое? Вот, сколько времени он провел с Андреем и Глафирой? В сравнении с одиночеством, всего ничего, и надо же, теперь ему не хватает их шумного общества. Найдя себе тему для размышления, Кащей погрузился в раздумья, в чем причина, и кто этому виной. Придя через некоторое время к выводу, что в принципе, общество немногословного Андрея его почти не тяготило, а во время их похождений, он чувствовал себя, словно за каменной стеной. По сути, ему и напрягаться не приходилось, тот всегда, как танк, пер, впереди расчищая дорогу. Да и их перепалки, скорее всего, развлекали, чем раздражали, причем по большей части он был сам их инициатором. Вот Глафира, это совсем другое. Конечно, иногда она его просто бесила. Но по большому слову он, благодаря этому, испытывал огромную гамму чувств, присущую людям, которые, ни в какое сравнение не шли с теми чувствами, что он испытывал к Василисе, и как это ни странно, ему это нравилось. Улыбнувшись пустому залу, он признал, что страстно в нее влюблен, и, не удержавшись, полез за своей тарелочкой, чтобы хотя бы полюбоваться на нее издали. Посмотрев на летевших рядом Андрея с Глафирой, и оживленно о чем то разговаривающих, Кащей пожалел, что не находится сейчас рядом с ними. Но как только он это подумал, тут же прервав связь, отложил тарелку в сторону.

25
{"b":"558685","o":1}