ЛитМир - Электронная Библиотека

-Я Кащей, или размазня какая?- Буркнул он недовольно себе под нос. - Распустил сопли как кисейная барышня. Вон, уже весь зал ими затопил. Так, на сегодня переживаний хватит. Надо бы лучше каким-нибудь делом заняться. Пойти, что ли посмотреть, чего там гномы настроили, а то, небось, деньжат хапнули, и знай себе, баклуши бьют. За этими мелкими гадами, глаз да глаз нужен.

Выдав себе, таким образом, задание, Кащей поднялся и направился к выходу. Как ни странно гномы трудились, причем довольно ударными темпами, что его несколько удивило. За столь короткий промежуток времени, они прилично настроили. Вынесли стену вообще к самому подножию горной цепи, и даже соорудили две башенки по краям. Правда, еще не законченные, но уже приобрётшие довольно внушительный вид. Перед стеной был выкопан ров. Не широкий, всего то метра полтора, да и глубиной не впечатлил, но, тем не менее, как полевое фортификационное сооружение был вполне годен. Во всяком случае, если кто решит напасть, им немного придется повозиться, его преодолевая. Стена вообще высотой порадовать пока не могла, но над землей уже возвышались ее контуры. Так что Кащей не смог удержаться от похвалы, правда, как всегда в своем стиле. Слегка скривив лицо, он как-бы неохотно признал.

-Ну, вижу, что деньги на вас не впустую потрачены. Во всяком случае, вы их пока стоите.

-Все трудимся, от мала, до велика, и днем и ночью, потому, и скорость такая.- Отрапортовал суетящийся рядом с ним Олаф.

Кащей скосил в его сторону взгляд, и недовольно сдвинув брови, погрозил гному пальцем.

-В моем окружении, все выполняют свою работу честно, и качественно, хитрецов я на дух не переношу. Если кому хитрить и позволено, то только мне одному. Запомни это хорошенько, больше повторять не буду.- Сделал он паузу, чтобы его слова лучше дошли до гнома.- Ночью он трудится.- Чуть погодя продолжил, хмыкнув Кащей.- Ночью за вас Цверги пашут, что под моей горой живут. Так что, если еще раз замечу, что пытаешься лапшу мне на уши надеть, пеняй на себя. Я разговаривать не буду, ну а что-что, а наказывать я умею, да и чего греха таить, даже люблю.- Улыбнулся он ему.

От этой улыбки, у Олафа подогнулись коленки, не то, что на лбу пот выступил, ладони мокрыми стали, да и мочевой пузырь, вдруг стал грозить неминуемым прорывом. Гномы по природе своей, создания не пугливые, но в этот момент бедный гном дрожал от страха как осиновый лист. В нагнетании страха и ужаса, Кащею можно сказать, не было равных. Это, так сказать, его визитная карточка, которую он, постоянно совершенствовал. Удовлетворившись видом насмерть перепуганного гнома, Кащей перевел взгляд на стену. Его внимание привлек тот старый гном, что говорил с Глафирой во время их первой встречи. Старик не спеша шел вдоль кладки, и что-то вроде рисовал на каждом камне.

-Чем это он там занимается?- Не глядя на приплясывающего рядом Олафа поинтересовался он.

-Руны укрепления наносит.- Выдавил из себя страдалец, который держал в узде свой мочевой пузырь из последних сил.

-Это интересно.- Заинтересовался Кащей, сразу же потеряв интерес к Олафу.- Ладно, нужен будешь, позову.- Он отпустил гнома повелительным жестом.

Бедолага Олаф, не успевший даже добежать до ближайших кустов, стал справлять свою нужду, не забывая при этом честить Кащея на все корки, и клясть свою судьбу, которая занесла его к такому зверю, и садисту. Кащей, прислушавшись к невнятному бормотанию, лишь только довольно усмехнулся, и тут же забыв об Олафе, направился к Мастеру рун.

-Ну, и чем ты тут занимаешься?- Спросил Кащей старика, остановившись у него за спиной.

- Работаю.- Не прерывая своего занятия, и даже не оглянувшись, ответил тот.

-Это хорошо, что ты работаешь. Но как-то невежливо разговаривать, повернувшись к оппоненту спиной.- Улыбнулся Кащей, дожидаясь, когда старик развернется.

-Ну, если тебе так надобно видеть мое лицо, то перелезь через стену, да стань напротив.- Пожал тот плечами, не отрываясь от своего занятия.

-Что-то ты больно гордый как я погляжу.- В голосе Кащея появились раздраженные нотки.- Смотри, как бы эта гордость в нос не ударила.- Сказал он, и про себя усмехнулся. Чувствуется влияние Андрея, тот чуть что, сразу разбитым носом грозит.

-При чем здесь гордость?- Вздохнул старик.- Если я прервусь, то все потом придется начинать сначала, потому, как стена получится с изъяном. Сам же потом орать станешь, что брак подсунули.

-Это точно.- Подтвердил кивком головы Кащей.- Еще как стану. Но мне кажется, что ты сейчас хитришь старик. Ты на камушках одну и ту же загогулину рисуешь, и что-то связывающей их вязи я не замечаю. Сказал бы просто, что говорить со мной не хочешь. Я может, и обижусь, но уж точно с разговорами отстану.

-Загогулины говоришь.- Усмехнулся старик.- Посмотришь на эти загогулины, когда враг через стены ломиться станет. А то, что связывающей их нити не видишь, то не моя печаль. Видно не такой уж ты волшебник великий, как о тебе говорят. И насчет разговора ты прав. Было бы, о чем дельном поговорить, я не против, а так просто языком помолоть, так ты адресом ошибся, я в кумушки не гожусь.

-Ты бухти, но меру то знай.- Недовольно буркнул Кащей.- Знаешь такую поговорку, язык мой, враг мой? Так что смотри, чтобы из-за своего языка голова не пострадала.

-Ты зачем сюда пришел?- Спросил его старый гном.- Если хочешь просто меня попугать, так это напрасный труд. Мне нечего боятся, я и так все самое страшное пережил, что только может выпасть на долю любого. Последнего внука, во время этого бегства потерял. Так что, за жизнь я особо не цепляюсь, смысла нет. Мастерство свое, и то передать некому.- Он тяжело вздохнул.- Руны видеть все могут, и даже наносить их не сложно, а вот чтобы они действительно работали, здесь особый склад ума нужен. Если бы все было так просто, любой гном мог бы мастером рун стать. А так, наше мастерство, почти всегда из рода в род передается, да и то, не каждый в семье для этого годен.

Хоть и говорят, что Кащей бесчувственное чучело, на самом деле это не так. Как говориться, ни что человеческое ему не чуждо. Просто, он всегда свои чувства прятал, за стеной каменного безразличия ко всему, кроме, разумеется, себя любимого. Может это и странно, но Кащей прекрасно понимал чувства старого гнома, который теперь не радовался жизни, а наоборот, тяготился ею. Разговаривать с людьми, потерявшими смысл в жизни, очень тяжело, и не по тому, что трудно подобрать слова. Тем более что слова тут мало помогают, а скорее наоборот, служат больше раздражителем, отчего люди, или гномы, да разницы в принципе нет, кто, только еще больше замыкаются в себе. В принципе, на этом действительно можно было бы закончить общение, но любознательная натура Кащея, была слегка уязвлена. Старик что-то говорил, о связывающих руны нитях. Кащей отошел немного в сторону от старого гнома, и стал пялиться на руны, по всему ряду. Вроде бы сначала ничего не происходило, но постепенно, он вдруг осознал, что действительно видит, что то похожее, на очень тонкую связующую нить, по которой от одного камня к другому переливалась энергия, напитывая непосредственно саму руну.

-Ты смотри, а ведь старый пердун правду сказал?- Удивленно пялясь на камни, произнес он вслух.

-Сам пердун.- Отозвался недалеко стоявший от него гном. И чуть погодя заинтересованно спросил.- Что, действительно нить видишь?

-Конечно, вижу.- Пропустив оскорбление, мимо ушей, мотнул Кащей головой.- И даже как энергия в руны по ним запитывается. Я так понимаю, эта нить не только соединяет, но еще и сама является чем-то вроде крепежа?- Подошел он поближе к гному, следя за его руками.

-Правильно мыслишь.- Кивнул головой гном.- Если что в камень ударит, то сила этого удара, из одной точки распределяется равномерно по всей стене, по этой, вроде бы тоненькой нити. То есть, я не просто камень укрепляю, а создаю что-то вроде скального монолита. Причем, если от скалы можно кусок отвалить, то тут такой номер не пройдет. Хоть по самому краешку камня бей, все равно сила удара из одной точки по всей стене расползется.

26
{"b":"558685","o":1}