ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Такого быть не может. Никогда и нигде. Посвящается всем пережившим.

Котт Константин

Котт Константин

Странные сказки. Флаг

Город погружался в холодную мартовскую ночь. На фоне серого закатного неба зажигались желтые фонари уличного освещения. Закат надежно прятал от глаз прохожих городской тающий черный снег.

В кругах уличного света вокруг элитных ресторанов и клубов зябли, переступая с ноги на ногу придорожные проститутки в коротких юбках и меховых куртках. Лица их полные дезоморфинового счастья отражались в блестящих спинах проезжающих мимо роскошных машин.

Один из центральных проспектов города ощетинивался против тьмы ровными рядами неоновых вывесок и реклам. Реклама строчила в прохожих крупнокалиберными зарядами самых тонких и самых умных телевизоров на фоне фальшивых белозубых улыбок, обещающих рекордные скидки. В стройных рядах кисельной радости неожиданными гранитными островками проскакивали глубоко одухотворённые лица священников, патриотических писателей, депутатов от партии Президента. Серьезность их лиц наводила на самые тревожные мысли о текущей ситуации. Но тут же обеспокоившегося прохожего из тревожного мира возвращала в комфорт множественная реклама нового фильма где эльфы орки и прочая хренотень завоевали очередной Ассград. Уют экранного мира, теплый и светлый манящий и сказочный защищали от назойливого холода.

Поль шел, спотыкаясь и скользя. Ледяные, облизанные тысячами ног, надолбы плохо очищенных тротуаров прыгали под ноги в самой неожиданный момент. Холодный ветер бешенной дворовой собакой кидался между серыми пятиэтажками и обжигал лицо, рвал полы пальто. Холодная рука в осенних перчатках плохо защищала лицо.

Полный пакет продуктов оттягивал руку, бил по ноге и мешал быстрой ходьбе. Поль инстинктивно жался в темные промежутки между фонарями опасаясь попасть в поле зрения водителей множественных броневиков полиции и гвардии Президента заполнивших вечерние улицы города. Сегодня он потратил свои последние деньги на еду и в случае чего ему нечем было ублажить бдительных стражей закона.

Нырнув в подворотню Поль расправил плечи. Здесь он был практически дома. Многочисленные стальные двери лязгнув затворами закрыли Поля в его мире. Безопасность окутала его в личной крепости - своей квартире.

Щелкнув пальцами, он запустил свою старенькую мультимедийную систему. Синий экран корейского телевизора высветил на экране лицо господина Президента. Мужественный голос за кадром рассказывал о преодолении. С напряжением всех сил. Несмотря на сопротивление.

Быстро сжевав невкусный ужин из соевой колбасы, маргарина и синтетического хлеба Поль прильнул к экрану монитора ноутбука. Кое-что сегодня сильно озадачило, в этом стоило разобраться.

Это было в конце рабочего дня. Поль выходил из офиса стараясь не поскользнуться и не упасть на мраморных ступенях парадного крыльца. И тут он услышал бег. Как можно услышать бег на глухой, заполненной тысячами звуков улице? Только чувством. Где-то хрустел снег под подошвами множества черных армейских ботинок и частое сбивающиеся дыхание бегущего человека почему-то заполнило все вокруг. Так звучала охота.

То, что он увидел было одновременно нелепо и до жути завораживающе. Бежал человек. Хуже представить себе сложно было. На нем не было не официального костюма служащего, не было и военной формы. Он был одет в какое-то тряпье и обноски, а на голове его примостилась какая-то совсем невообразимая для нормального человека прическа. Все это так поражало, а более всего поражал его бег. Такого бега Поль не видел даже по телевизору. Там не было ничего профессионального. Движения его были неуклюжи, но верны, а в руке у него болталась совсем не нужная и явно мешающая ему палка более всего похожая на древко флага. Только самого флага не было.

Человек бежал, а за ним, разбрасывая снег вокруг ботинок, на отдалении, бежали полицейские. Их было пятеро, в полных доспехах и шлемах. Они тяжело дышали и то и дело спотыкались. Литые черные шлемы закрывающие лица непроницаемыми забралами мешали бегу. Им было тяжело дышать и бежать. Но захлебываясь в отдышке они нагоняли безумца. Прохожие и уличные торговцы ширпотребом в испуге отшатывались и бросались в нечищеные тротуары. Никто толком не понимал, что же происходит.

Все закончилось очень быстро. Под ногами у безумца мелькнул очередной ледяной камень, и он упал. С молниеносной быстротой лежачего настигли полицейские в руках которых возникли черные дубинки. Тут же подкатил броневик гвардии перескакивая мощными колесами засыпанные снегом клумбы, отделяющие тротуар от проезжей части. Дубинки в руках полицейских замелькали с невиданной частотой обрушиваясь на тело растянувшегося в уличной грязи безумца.

Вокруг места происшествия собирались прохожие и зеваки. Они кричали и галдели, показывая руками и пальцами в сторону вороха бесформенного тряпья бывшего когда-то безумцем с древком от флага без флага. Кто-то рвался и пытался доплюнуть в беднягу. Полицейские, пресекая незаконное народное собрание быстро подхватили человека и дружно качнув его два раза закинули тело в утробу гвардейского броневика.

Взревев мощным двигателем броневик развернулся и укатил. Зеваки еще какое-то время стояли и смотрели ему в след, а затем мирно разошлись по своим делам. Зрелище закончилось так же неожиданно, как и началось.

Поль наблюдал за всем этим открыв рот. Такого он не видел. Конечно он слышал про врагов государства, осмеявшихся на деньги врага нарушить спокойствие жителей столицы своим безумными, нелепыми и никому не нужными так называемыми акциями. Но что бы такое происходило на улицах их провинциального города? Это было просто неслыханно.

Это происшествие произвело на Поля сильное впечатление. Действительно ли это враг из тех умалишённых, которые хотели гибели стране? Кто этот человек и почему он так выглядел? Чего он хотел, что хотел сказать? Что с ним теперь будет? Множество вопросов рождалось в голове, но и еще что-то неуловимое и совершенно непонятное тревожило его. Поль никак не мог сформулировать для себя главный вопрос.

Интернет не давал конкретных ответов переправляя на одни и те же страницы. Многие сайты просто были блокированы. Постоянно попадались ссылки на речи суровых мужчин в дорогих костюмах, хмуривших брови и говоривших о внутренней угрозе, окопавшемся враге и вредителях. Так же почему-то было много священников, твердивших о бесах, сидящих в человеке.

На информационных городских порталах тоже не было никакой информации о сегодняшнем происшествии. Все было посвящено предстоящему празднованию Дня Великой Родины. Готовились детские утренники, крестные ходы, культурная программа и массовые гуляния, завершающиеся грандиозным салютом. Разделы происшествий вообще не обновлялись уже неделю.

Все только путалось в голове, ясности не было. Поль раздраженно оттолкнул от себя ноутбук.

Дверной звонок отвлек его. Кого носит так поздно?

Справившись с замками первой двери и открыв ее Поль посмотрел в дверной глазок. Тихо выматерившись и щелкая замками открыл вторую стальную дверь.

- Привет, сосед! Разбудил?

Это был сосед Поля. Знакомый еще со студенческих времен Вадим Круглов. Когда-то он поселился в их доме и сразу проявил себя как яркий общественник. С его приездом у них в доме стали постоянно собираться комитеты ответственных жильцов, советы молодежи, какие-то встречи с депутатами и прочие общественные акции. И всегда в центре всего этого мелькала пухлая фигура неугомонного Вадика со своей огненно-рыжей шевелюрой.

В молодость свою Вадик был достаточно оппозиционен. Он бился с администрацией района и города за озеленение двора и района, он бился с узурпаторами власти в стране требуя свобод политзаключенным. Он бился с капиталистами обличая рабский труд гастарбайтеров на соседних стройках. Он бился с коммунистами изобличая их неприглядную историю. Состоял сразу в нескольких оппозиционных партиях и движениях. Казалось, что его неиссякаемой энергии хватит что бы прожечь железобетонный порядок вещей.

1
{"b":"558686","o":1}