ЛитМир - Электронная Библиотека

- Они явно меня искали. Не вас. Не...

- А ты вообще заткнись, обормотень.

- Ты обещал защищать меня в дороге, - беззаботно продолжил тсаанай, - Насколько я помню точные слова клятвы, в понятие "меня" так же включаются мои невольники, наймиты и вассалы. Я принимаю службу этих для своего проекта.

- Вот же медная башка, - Аэдан сплюнул и бросил кинжал в ножны с такой силой, что рисковал или клинок сломать, или бок пропороть.

Ньеч обернулся к внезапному сюзерену и церемонно склонил голову.

- Вы спасли нас от смерти. Я благодарен.

- Смерти? - хохотнул Аэдан, - Что вы, я всего лишь хотел подрезать сухожилия, ограбить и бросить вас здесь.

Шаи поморщился, как от неспелого яблока. Затем мстительно, доверительным тоном сообщил:

- Кстати. Аэдан - терканай.

- Ну, ду-у-урень, - протянул южанин, и вновь перешел на родной диалект, - Так. Ладно. Огарок, развязывай девку и поехали. И так много времени потеряли. Затейничать можете на следующем привале, только отойдите подальше в заросли. А то мой вождь такой впечатлительный.

- Что-о? - возмущенно истончила голос Сонни.

- К сожалению, пока что нам надо сохранять сдерживающие путы... - сбивчиво принялся упражняться в дипломатии Ньеч.

Терканай мгновенно закаменел лицом.

- Если у нее озверение...

- Нет, нет, совсем не то... Это эксперимент... Ну, так ученые называют...

- Не учите южанина научной терминологии, доктор, - презрительно сощурился Аэдан, развернулся и ушел, оставив недоумевающего звероврача помогать ученице подняться.

---

Отойдя на пару забегов Аэдан скомандовал привал. И, что характерно, не в деревне (впрочем, их с этой стороны вообще было мало) а в тщательно выбранной, укрытой от дороги ложбине, Ханнок долго ворочался, пытаясь устроить поджаренное плечо. Получалось плохо. И даже когда удалось, сон не шел. Мешали воспоминания об аукционе, зверильне и, отчего-то, доукульской молодости. Или Аэдан, бесшумно, но назойливо маячивший на страже.

- Учитель, сейчас никто не видит, давайте уйдем отсюда...

Тихо, осторожно, но опрометчиво. Ханнок все слышал. Промелькнула надежда что вздорная девица и коллекционер кишок по-тихому свалят из его жизни.

Рано обрадовался.

- Нет. Слишком опасно. Да и куда? Дома Айвар сотоварищи. Если преследуют - лучше отсидеться у варваров.

- Но там же Теркана... - тоскливо прошептала Сонни.

- Бывало и хуже, - ответил Ньеч. Словно и себя уговаривал.

12

Наметившаяся было жара спала, так и не решившись превратить лето из плохонького в терпимое. Впрочем, Ханнока оно вполне устраивало. Под палящими лучами терканайское рабство было бы совсем невыносимым. Сейчас зверолюд уныло шагал позади колонны, за ученицей. Полностью развязываться та отказывалась, ловко управляя лошадью даже скрученными руками, хотя Аэдан и пугал, что если "рыжая дурища" сломает себе чего при падении, то добьет её из милосердия.

В теории, демоничность должна была одарить зверолюда нечеловеческой (Ха!) выносливостью, но обещанные мракотцом дары запаздывали. Плетеный короб после завтрака чуть полегчал, но все равно давил к земле, плюща крылья. Лямки натирали плечи, налобная - основание рогов. Под ноги попался камушек, угодив в межкопытье.

- Твою же ж тьматерь! - Ханнок поджал ногу и заскакал по дороге, опасно шатаясь, прежде чем сообразил опереться на воткнутый в землю хвост.

- Узрите ужас Юга! Вот он страшный демон, грозный зверолюд!

Ханнок поднял голову. Сонни показала ему язык и добавила, уже шепотом, чтобы Аэдан не услышал:

- Козел.

- Ты же доброй должна быть. И понимающей... - химер наконец ухитрился выцарапать расклинивший камень, оставив недоговоренным извечное "А еще врач!".

- А я на вольной практике, - безмятежно ответила девушка, с упором на то, из-за кого именно, - И вообще, на кинаях специализируясь.

"Вот ехала бы назад и Айвара доставала, раз так хочется справедливости" - с тоской подумал Ханнок, но вслух сказал иное, из дурацкого желания оставить за собой последнее слово:

- Можно подумать, они чем-то лучше...

- Именно. Как отбесятся - верные, добрые, пушистые. Умные.

- Волки-то? - поразился химер.

- Ну, есть с кем сравнивать.

- Эй, замыкающие! - прикрикнул из головы отряда Аэдан, - Вперед и молча, на привале налюбитесь.

Раздумав отвечать, зверолюд подкинул камушек на ладони и запустил в лекаршу, метко угодив между лопаток. К его удивлению, Сонни разом застыла, точно столбняк схватив и тихо всхлипнула от ужаса. Затем отмерла, развернулась и посмотрела на метателя с такой лютой ненавистью, словно убить и съесть собралась. Но ничего не сказала.

- Твою же тьматерь... - повторил Ханнок, поправил лямку и пошел дальше.

---

Привал, незапланированный, когда отряд по узкой расщелине проехал необычно крутой гребень и спустился в глубокую котловину, остановившись у пересекавшего дорогу ручья. Ручей курился паром, вода размыла колеи в слякоть, трава по берегам пожухла. Когда любопытный Шаи сунул в поток руку, то с ойканьем выдернул, обжегшись.

- Ну вот куда ты все время лезешь, - прикрикнул на него Аэдан, но как-то благодушно. Осмотрелся по сторонам, вдохнул полной грудью, улыбнулся.

- Почти как дома...

Земля под ногами вздрогнула, снизу донесся мерный рокот. А затем над макушками деревьев взметнулся столб воды, в пол-Клыка высотой, со свистом и ревом. С минуту ярился, а потом осел теплой моросью.

Лошади ржали и порывались встать на дыбы. Едва успокоили, терканай, блаженно сощурившись, повторил:

- И впрямь, как дома.

Ханноку идея с переселением на Юг резко разонравилась.

- Такое... там всегда? - хотелось выразиться покрепче, но портить ностальгию этому сумасшедшему как-то боязно.

- По-разному. Где тоже гейзеры, где сера курится, где трясет, а где и взрывается. А что, тебя это пугает?

- Да! - честно рявкнул зверолюд. Остальные молчали, но громче ораторов.

- Кау, ты слышишь? - Аэдан посмотрел на небо, суровое как нгатайский пантеон. Не дождавшись ответа (а может, и дождавшись - пёс этих южных психов знает), он вдруг заявил:

24
{"b":"558688","o":1}