ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юлия Рахаева

Агент Майконга

Katana

I

Nihonto

Джулиан открыл глаза и увидел над собой белый больничный потолок. Справа рядом со свисавшей лампой виднелась огромная трещина. Маг хотел понять, который час и как он попал в клинику, а то, что он находился именно в клинике, было неоспоримым фактом, судя по противному запаху лекарств и по иголке, торчавшей у него из руки. Джулиан повернул голову к окну и замер. На подоконнике, забравшись на него с ногами, сидел Алмош, и смотрел в окно. На улице было светло. Значит, Джулиан провалялся тут как минимум ночь. Почувствовав движение, Алмош обернулся.

– Очухался? – проговорил он.

– Долго я был в отключке?

– Ну, скоро вечер.

– Вечер? Что, почти сутки?

– Ага.

– Почему ты здесь? Разве ты не должен быть с Инди?

– Я никому ничего не должен.

– А я? Мне же надо было дать показания…

– Надо. Раз ты очухался, я пойду, позвоню Ворону.

– Так мне надо пойти… – Джулиан перекрыл клапан капельницы и собрался выдернуть иголку.

– Ты головой ударился, когда падал? – Алмош в одно мгновение оказался рядом и схватил Мага за руку, больно сжав запястье.

– Но…

– Лежи и не рыпайся. Я скоро приду.

С этими словами сыщик покинул палату. Джулиан откинулся на подушку и закрыл глаза. Что же теперь будет? Свободу-то он выторговал, а дальше что? За годы жизни при Графе Маг превратился практически в иждивенца. Конечно, он зарабатывал на свой хлеб с маслом, выполняя поручения Адама, но больше он ничего не умел.

Вместо Алмоша в палату зашёл доктор.

– Ну-с, как ваши дела? – поинтересовался он и взял свободную руку Джулиана, чтобы пощупать пульс.

– Нормально, – улыбнулся Маг. – Когда вы меня выпишите?

– Не торопитесь, молодой человек. Подождите пару дней. Мы проведём обследование.

– Но я ведь просто перенервничал.

– А вот нервничать вам вообще противопоказано.

– Я знаю. И ещё знаю, что лечить меня должны не здесь, а в другой клинике.

– Многие знания, многие печали, молодой человек. Отдыхайте.

Доктор посмотрел на ещё не закончившуюся капельницу и ушёл. В коридоре он столкнулся с Алмошем.

– Послушайте, господин сыщик, – заговорил доктор, – я прекрасно помню то, что вы мне сказали. Что это важный свидетель. Но я бы не советовал сейчас устраивать ему очные ставки. Он всё-таки очень не стабилен.

– Эта штуковина, которая с ним происходит… С ней как-то можно бороться?

– Конечно, можно. Но было бы лучше, если бы он боролся не в одиночку. У него есть родственники, с которыми я бы мог это обсудить?

– Нет, он сирота.

– А жена или невеста?

– Нет.

– Близкие друзья?

– Его самый близкий друг – это тот, с кем ему нужно устроить очную ставку.

– Мда. А вы будете продолжать охранять его как ценного свидетеля?

– Ну… да. Пока да.

– А потом?

– Что потом?

– Так… Видимо, молодой человек прав. К сожалению.

– В чём? – не понял Алмош.

– Придётся перевести его в клинику для душевнобольных. Хотя бы временно.

– Да вы спятили?

– Если бы у него был близкий человек, этого можно было бы избежать, – проговорил доктор.

– Нянька, что ли, ему нужна?

– Нет, ему нужен друг.

– Иначе он опять вот так завалится?

– Может, и не завалится, выражаясь вашим языком.

Алмош процедил сквозь зубы одно из тех ругательств, которые слышал в детстве от деда, который любил пропустить пару стаканчиков октли и, прочитав газету, привезённую из города, высказать всё, что он думает о нортах.

– Ладно, – сказал сыщик, – рассказывайте мне.

– Что рассказывать?

– Ну, как этому придурку помогать.

Когда Алмош вернулся в палату, Джулиан успел задремать.

– Отложили твою дачу показаний, – проговорил сыщик. Маг вздрогнул и открыл глаза.

– Отложили?

– Да, до твоей выписки. И это… – Джулиан с удивлением отметил, что Алмош словно стеснялся ещё что-то сказать.

– Что?

– Ничего, – пробурчал сыщик и ушёл. Он вернулся примерно через час, молча зашёл в палату, бросил на прикроватную тумбочку сборник кроссвордов с ручкой и также молча удалился.

Должно быть, так действовало лекарство, но ночь Джулиан провёл без кошмаров. Утром он почувствовал себя выспавшимся и бодрым, однако ещё до завтрака Мага потащили на обследование, и после всех анализов и тестов он почувствовал себя совершенно разбитым. После того как ему наконец-то дали поесть, Джулиан лёг на кровать и принялся разгадывать кроссворды. Это занятие здорово отвлекало.

К обеду в палату зашёл посетитель. Им оказался Джеймс Уилкинс, тот самый милый доктор, который всучил Алмошу флакончик с нюхательной солью, дабы тот мог помочь Джулиану придти в чувства. В руках доктора был неизменный чемоданчик.

– Добрый день, – улыбнулся Уилкинс. – К вам можно?

– Добрый, – ответил Маг и кивнул.

Джеймс огляделся в поисках стула, нашёл его у стены, поставил рядом с кроватью и сел.

– Я вот только узнал, что вы тут. Решил навестить. Вы же не возражаете?

– Не возражаю.

– Вот, – Джеймс полез в чемоданчик и достал оттуда бананы. – Это вам. Надеюсь, вы любите бананы?

– Люблю, спасибо, – улыбнулся Джулиан.

– Вы ешьте их почаще. Они вам очень полезны. Там витамин В6. Его вам очень нужно.

– Хорошо, но, может, на ты? Не люблю обращение на вы, оно слишком холодное и официальное.

– Хорошо. Тогда ты меня поправляй, когда я буду снова переходить на вы. Мне на вы привычнее как-то.

– Договорились, буду поправлять.

– Я тут поговорил с вашим, то есть твоим лечащим врачом.

– И как? Он ещё не решил отправить меня в клинику для душевнобольных?

– Что вы! То есть… ты. Нет, конечно.

– Но я, может, предпочёл бы клинику. Особенно если за счёт государства.

– Постой… тебе жить негде?

– Ещё неделю назад я жил в камере.

– А до этого? Ой, прости, я понял. Ты понимаешь, у меня ведь тоже проблемы с жильём были. Мне не на что было снимать квартиру и я жил в общежитии при медицинском.

– Ты поэтому ночевал в морге?

– Да. Ты не подумай, у меня раньше была квартира, но… по семейным обстоятельствам её больше нет.

– И как же ты теперь?

– Теперь я переехал к господину Бретту. Ну, то есть не к нему. Мы вместе снимаем квартиру. Так дешевле выходит. У каждого своя комната, очень удобно. Тебе тоже надо с кем-то. Соседа надо найти.

– Сначала работу надо найти, – хмыкнул Джулиан.

– Какое у тебя образование?

– Никакого.

– Как так? – удивился Уилкинс.

– Я учился в приютской школе, потом сбежал, жил с приёмным отцом, а затем он продал меня Графу. Граф сам завершил моё обучение. Какое-то время я занимался с гувернёром. Но профессию я не получил. Моя профессия – вор. В этом я мастер. Но заниматься этим дальше я не смогу. Меня же не просто так отпустили.

– Что за ужасы ты говоришь? Продал… приёмный отец… Послушай, не может быть такого, чтобы ты ничего не умел. Найдётся работа. Я сам помогу поискать.

– Спасибо. Но зачем тебе это?

Уилкинс не успел ответить, потому что к Джулиану пришёл ещё один посетитель. Алмош стоял у входа с пакетом винограда.

– Добрый день, – поздоровался Уилкинс, вставая.

– Здрасьте, – ответил Алмош.

– Вы тоже навестить пришли?

– Нет, я просто люблю в обед зайти в клинику, пошастать по палатам.

Сыщик подошёл к кровати, положил на тумбочку виноград и развернулся к выходу.

– Это, доктор, у нас в сыске переезд, ты в курсе? – заговорил он уже у двери.

– Господин Бретт что-то упоминал.

– Короче, тебе надо не в старый его кабинет приходить. У нас теперь будет один большой для всего убойного отдела. То есть у Ворона всё равно будет отдельный, но через нас надо будет проходить.

– А вас много в отделе? – поинтересовался Джеймс.

1
{"b":"558691","o":1}