ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разве он мог усомниться в ней только из-за того, что ему никогда не везло с девушками?

В этот-то раз он точно все испортил сам.

Как она смогла полюбить его, далеко не самого сильного и лучшего мужчину?

Самая идеальная девушка.

А он стоял и улыбался.

Улыбался, черт его раздери!

Я разозлилась до умопомрачения и, подойдя вплотную, влепила ему со всей силы пощечину. Рука тут же загорела огнем, но глядя на алеющий след на его щеке, я поняла, что сделала это не зря.

А улыбка все также цвела на его губах.

Я развернулась и быстро пошла к двери.

- Прости меня, Ариша. Я последний кретин. Я боялся тебя потерять.

Я застыла, рука так и не коснулась дверной ручки.

Несколько секунд я пыталась переварить услышанное и не зарыдать, после чего резко распахнула дверь и вылетела в коридор.

Но я едва успела повернуть за угол, находящийся в трех шагах от аудитории, как меня подхватили и закружили в воздухе.

- Что ты делаешь?! - мое сердце улетело в пятки. - Поставь меня на пол!

- Я не отпущу тебя, пока не простишь.

Я аж задохнулась от такой наглости.

- Ты, ты...

- Ариша, - Олег все-таки перестал кружить меня и опустил ниже - на уровень своего лица, - но на ноги не поставил. - Я люблю тебя.

Я замерла.

Слишком много всего.

Боже.

И тут психолог во мне запаниковал - я поняла, что не проследила за его микромимикой!

Что, если он солгал?

- Скажи... - я начала слишком тихо. - Скажи еще раз. Пожалуйста.

Мужчина широко улыбнулся, изумруды его глаз засияли, и он повторил:

- Я люблю тебя, Зимина.

Глаза в глаза.

Ни намека на усмешку.

Никакая мышца не дрогнула.

Только широкая счастливая улыбка и горящий взгляд.

- Черт вас подери, Олег Витальевич, - я прижалась своим лбом к его и выдохнула. - Вы придурок.

Глава 9.

Солнце светило вовсю, и я не могла потерять последние солнечные дни осени. Листья порхали в воздухе от безветрия, постоянно прилетая мне на голову или в капюшон, что бесконечно меня веселило.

Если откровенно, теперь меня веселила любая мелочь. Это как в детстве - когда ты безоговорочно счастлив.

Теперь я точно знаю, что для этого надо всего лишь быть ребенком или взаимно влюбленной.

Он шел рядом со мной и чертовски крепко сжимал мою ладонь. Нет, больно мне не было, но мужчина держал меня так, словно я собиралась убежать от него на край Вселенной.

И я рассмеялась своим мыслям.

- Что? - Олег широко улыбнулся. - И мне расскажи.

Я покачала головой, смех сменился улыбкой. Он сощурил глаза, и я поняла - сейчас будет пытать!

- Нет! - я рассмеялась, уже решив, что он будет привычно щекотать меня.

Но Олег подхватил мою совсем кстати нелегкую тушку и закружил. Я улыбалась, глядя, как голубое небо и падающие на его фоне листья превращают мир в калейдоскоп. Красиво.

Он любил меня щекотать и кружить. Первое я еще как-то понимала, но второе... Просто я не была маленькой девочкой, которую можно поднять одной рукой на воздух.

Но раз нравится - пусть. Потому что мне теперь нравится все, что и ему.

Олег поставил меня на землю, и несколько секунд небо еще кружилось надо мной.

Я потянулась к мужчине, собираясь нежно поцеловать, но он разбил мои планы притянув на себя и жарко впиваясь в мои губы. По телу привычно разлился огонь, и я приложила все усилия, чтобы устоять на ногах.

Хорошо, что мы гуляли в парке.

Мы сели на резную скамеечку напротив исполинского дуба, и Олег начал поглаживать мое запястье, задумчиво глядя вперед.

- О чем ты думаешь?

Он перевел взгляд на меня, тут же ставший озорным, и ответил:

- Как долго я смогу продержаться.

Я скептически на него посмотрела, понимая - обманывает. Не хочет, значит, раскрывать мне душу. Ну ладно.

Я коварно улыбнулась и села к нему на колени, положив ноги по бокам от него. Медленно и невесомо поцеловала шею за ухом, двинулась вверх, перешла к острым скулам, на щеку и наконец поцеловала в уголок губ. Олег сидел, прикрыв глаза, и я чувствовала, как под моей ладонью в его груди пляшет от возбуждения его сердце. Он ждал, а я раздумывала: целовать еще или на этом остановить свою пытку? Мужчина сильнее сжал свои руки на моей спине, и я хмыкнула, довольная. Снова осторожно, едва-едва коснулась уголка его губ, нежно поцеловала сами губы, не углубляя поцелуй и растягивая момент. Меня саму ужасно нервировало, когда Олег так делал, чтобы подразнить меня. Я знала, что в такие моменты крышу срывает моментально, хочется сразу завладеть ситуацией и едва ли не съесть своего мучителя. Потому сейчас я с маниакальной радостью целовала его, с каждым разом стараясь касаться все нежнее и мимолетнее, под конец даже подключив язык, но не слишком им усердствуя. Надо отдать Олегу должное - терпел он долго, может, у него стало получаться наслаждаться процессом, хотя лично меня страсть уже затапливала с головой. Но в следующую секунду мужчина так судорожно сжал мою куртку в кулаках, и я поняла - наигралась.

Он быстро захватил мои губы своими, резко проникая языком внутрь, заставляя также горячо ответить и целовать все ненасытнее...

Минуты через три я сидела, навалившись на его плечо и пытаясь отдышаться. Пришлось распустить волосы и прикрыть ими шею - мы, конечно, на губах не остановились, а значит мое тело в некоторых местах опять призывно синело.

Олег снова поймал мою ладонь и крепко сжал, удостоверившись, что я сижу рядом и никуда не собираюсь идти. Надо будет как-нибудь выяснить, почему он так делает...

Мужчина смотрел на гуляющую парочку по соседней дорожке, и я невольно задумалась, не слишком ли долго тянула с этим. Все-таки ему двадцать девять и... Но, честно говоря, я боялась, что он примет это как желание чего-то добиться...

Черт, бред. Это пройденный этап.

Я зарылась правой рукой в волосы и взлохматила их. Олег вопросительно посмотрел на меня, но не стал ничего спрашивать.

Я знала, что он меня хочет, а уж я-то как его хотела!

Только вот по-хорошему, без недомолвок встречались мы всего неделю.

Как-то вечером сидя у него дома и глядя какой-то фильм, я начала дремать на моменте пятого выяснения отношений главных героев. Фильм, кстати, выбирала я и делала это, видимо, в последний раз. Олег поглаживал мои волосы, а я лежала, положив голову ему на колени. Заметив, что мои глаза закрылись, а на губах расцвела легкая улыбка, он прошептал:

- Спи, сладкая, - Олег наклонился поцеловать меня, чуть царапнув щетиной щеку, я блаженствовала, чувствуя себя невообразимо счастливой, и не шевелилась. - Может, мы скоро поженимся, и ты будешь полностью моей.

Я аж дышать перестала.

Но надо было себя не выдать, потому непонятно как вспомнив расслабляющие дыхательные упражнения, я медленно задышала, стараясь не думать о его словах.

Поженимся?

Поженимся?!

Господи боже!

Мне же всего двадцать!

А другая часть меня прыгала от радости, что я буду замужем. Этой типично бабской половине моего сердца кроме мужа ничего и не надо было.

Поженимся?!!

Я уже вошла в стадию паники. Мы не провстречались еще и недели!

И тут, поняв, что мою реакцию невозможно было не заметить, я испуганно чуть приоткрыла глаза, чтобы оценить масштабы бедствия. Но Олег, откинув голову на спинку дивана, закрыл глаза и, видимо, тоже погрузился в сладкую дрему, как я пару минут назад.

Нет, я его люблю однозначно. Разумеется, по-настоящему это или нет - можно будет понять только через десятилетия, но на данный момент это самые счастливые дни моей жизни.

И тут я резко успокоилась. Он сказал это перед тем, как уснуть, а значит полностью верить его мыслям, сказанным вслух, было нельзя. Может, он и хочет этого, но вряд ли кинется осуществлять на следующий день, так что еще точно есть время во всем разобраться. Я глубоко вдохнула, поерзала головой, устраиваясь поудобнее на его коленях, и закрыла глаза. А моя бабская часть сердца уже выбрала кольца, свадебное платье и перешла к сотворению прически. С этими счастливыми мыслями я и уснула.

8
{"b":"558693","o":1}