ЛитМир - Электронная Библиотека

Удивлённый взгляд Дьявола Аме упал на кунай, торчавший из его груди.

- Проиграл сопляку. - Рухнув на пол, выдохнул Саламандра.

- Аматерасу! - Огонь, чёрный как глубины космоса, тут же поглотил всё тело Ханзо, кроме головы.

Подойдя и подняв голову, я вгляделся в его глаза.

Всего две ошибки за бой. Незначительные. Но именно они решили исход поединка. Так бы он убил меня. Ещё совсем немного - и я бы свалился с истощением чакры.

Конечно, ещё был Режим Отшельника. Но он мне будет нужен именно сейчас, когда мы начнём прорываться.

Рывок.

- Сакумо, отходим к точке сбора.

Рывок.

- Волк, отходим к точки сбора.

Рывок.

Сова сражается с шиноби Аме. Видимо, не все бойцы Ханзо были уничтожены. Бросаю два куная с меткой Хирайшина.

Рывок.

Подхватываю кунай.

Удар.

Кунай легко входит в шею шиноби Дождя.

Рывок.

Удачно оказываюсь за спиной двух шиноби. Сова же меня прекрасно видит.

Печать концентрации.

Огромный огненный шар летит в сторону бойцов. Те же заметили его слишком поздно, чтобы уклониться.

- Сова, отходим к точки сбора. - И, не спрашивая, обхватываю его и перемещаюсь к бывшей резиденции Ханзо, где шёл наш с ним поединок. Здесь уже были Пёс, который Сакумо, и Волк.

Обхватив их, активирую Режим Отшельника.

Рывок.

И вот мы уже в двухстах километрах от Аме, в стране Огня.

- Вперёд, в Коноху. - Успеваю я выдавить из себя, прежде чем упасть с истощением чакры.

========== 32. ==========

32.(Бечено)

От обморока удалось быстро очнуться, что, однако, не заметил Сакумо, который тащил меня на своей спине. Спасибо, что в свиток не запечатали, ощущения после такого не самые лучшие.

Всё же этот обморок был не от истощения чакры, а скорее от перенапряжения. Долгое время мне не приходилось сражаться в полную силу, слишком неподготовленным оказалось моё тело к таким нагрузкам.

Слишком сильно уверовал я в свои силы.

Множество изученных техник S-класса, будь то тайдзюцу, ниндзюцу, гендзюцу, фуиндзюцу или кеккайдзюцу, дали мне ложное чувство непобедимости, невероятной силы и мощи.

Шаринган позволял мне быстро изучать всё, что только попадалось под руку. Хороший контроль и сендзюцу ещё более ускоряли процесс.

Но бой с Ханзо показал мне, что в бою главное - быть шиноби.

А ведь Момору-сенсей учил меня этому. Даже рассказывал о бое между Хаширамой и Мадарой, указывая на их ошибки. Два монстра, чей резерв чакры перешел все мыслимые и немыслимые границы.

Чьи дзюцу имели воистину божественную мощь.

Тогда для меня было странно услышать в его голосе пренебрежение, с которым он высказывался об этих двух.

По его словам, эти двое устроили соревнование дзюцу, честный бой, который больше в стиле самураев, но не шиноби.

Это высказывание заставило меня вспомнить конец боя, который я видел там, в прошлой жизни.

Хаширама победил Мадару не за счёт своей силы, а за счёт того, что повёл себя как шиноби. Обманул врага и нанёс один скрытный, смертельный удар.

Но что было до этого? Масса высвобожденной в никуда чакры, зрелищный бой между двумя равными противниками.

И теперь, смотря на свои действия, мне становилось стыдно.

Когда Хирузен посылал меня на переговоры, он поставил чётко две цели.

Договориться с Ханзо либо уничтожить его.

Он должен был ответить за смерть бойцов-ликвидаторов Анбу, которые погибли на его территории от его же рук. Он клялся в нейтралитете. Клялся соблюдать и поддерживать мир.

И нарушил своё слово, плюнув Конохе в лицо. Такое нельзя было спускать. Не сейчас, когда Коноха слаба в своей численности.

Несмотря на массу сильных шиноби, которых породила война, их банально не хватило бы, если бы другие страны решили попробовать испытать нас на прочность.

Коноха сейчас похожа на раненого воина, истекающего кровью, который всеми силами пытается не показывать своего тяжелого положения.

Так что либо Саламандра пошёл бы на уступки, либо мне нужно было его уничтожить.

Причём Хирузен прямо сказал, что бой практически неизбежен.

Что же сделал я?

Пошёл на бой неподготовленным, самоуверенным, считая, что с моими дзюцу, моей сенчакрой и моими глазами я смогу победить любого. И это едва не стоило мне жизни.

Что мне мешало наложить Хенге на глаза и, как только переговоры сорвались, сжечь Ханзо Аматерасу? Или захватить в Цукуёми?

Но нет. Почувствовал себя вновь героем. Забыл, что быть шиноби - значит быть убийцей.

- Я пришёл в себя. - Приглушённый голос заставил Хатаке вздрогнуть.

Сакумо тут же ослабил свою хватку, позволяя мне соскользнуть с его спины и бежать самому.

- Где мы? - Решил я уточнить, где именно мы находимся.

- В трех днях пути от Конохи. Вскоре выйдем на южную дорогу Пепла.

- Ясно. - Сказав это, я ушёл в себя.

Нужно было рассмотреть бой более подробно, найти ошибки и составить план тренировок, которые помогут мне избежать ошибок в будущем.

Все три дня наша команда двигалась с максимальной скоростью, стараясь побыстрее добраться до Конохи, почувствовать её защиту.

Сражение в Аме оставило странный отпечаток в наших сердцах. Выигранный бой, разрушенное селение, все цели выполнены. Но странное давление чувствовал каждый член команды. Кроме единственного Джуго в нашем сборище, который был за сенсора.

Тому было на всё наплевать. Как и всем его соклановцам.

После того, как я выжег на их телах такие же татуировки, как и на моём, они стали способны контролировать свой дар - впитывать и управлять сендзюцу. Это сделало их... несколько отмороженными. Ничто и никто не мог более вывести их из равновесия. Прекрасные бойцы для Анбу.

Дойдя до Конохи, мы разделились. Я и Сакумо вполне себе "легально" пошли на дипломатическую миссию, а Анбу присоединились к нам тайно.

Сбавив темп, мы направились в выросшие прямо пред нами воротами селения размерным шагом, не торопясь.

Отчёт Хокаге не так уж и важен, наверняка он уже знает все новости. Всё же смерть такого шиноби, как Ханзо, произведёт знатный фурор.

- Ну вот, мы почти что дома. - Радостно пробасил Хатаке. Чем ближе была Коноха, тем жизнерадостней тот становился.

- Угу. - В голове было приятно пусто. За долгое время я не думал ни о чём. И это было приятно. Крайне не хотелось прерывать это состояние.

- Во имя всех Ками! Ты бесчувственный чурбан! Любой другой прыгал бы от радости, сразив Ханзо Саламандру, ты же вообще это не воспринимаешь. Как будто каждый день приносишь Хокаге головы сильнейших шиноби мира. - Для вида повозмущался Хатаке. Было видно, что его не сильно волнует моё состояние. Точнее, он считал его нормальным, а его слова должны были меня лишь чуток растормошить.

82
{"b":"558694","o":1}