ЛитМир - Электронная Библиотека

Так как именно эта база определяла бойца в будущем. Будет ли он мощным мастером тайдзюцу? Или же вступит на извилистый путь гендзюцу? А может, добьётся высот в ниндзюцу?

Да, Учихи славились своей многопрофильностью, благодаря шарингану быстро осваивая различные пути.

Но даже так мало кто из них, владея полноценным шаринганом с тремя томоэ, добивался в своей жизни высот во всех трёх главных дисциплинах. Большинство были знатными умельцами в двух направлениях из трех, но уже ближе к своей зрелости.

Изами же имел завершённую базу во всех трех дисциплинах, отчего каждый, кто его видел, понимал - его возвышение как шиноби лишь вопрос времени и опыта.

Это Наваки уже тогда понимал прекрасно. Как и то, сколько сил, времени и бесчеловечного давления нужно было испытать Учихе для такого результата.

А после того, что узнал от Мито-ба-сан, он был в полном шоке.

Она поведала ему о том, что над Изами провели улучшение ирьёнины. Причём полное, которое можно и нужно проводить в детстве. И всё бы ничего, ведь практически все джонины, да и большинство чунинов Конохи, где находится лучшая медицинская школа всего мира шиноби, проводят схожие улучшения. С одним отличием.

Они делают это в зрелости. От этого разница эффекта очень и очень сильно отличается.

Укрепление костей, усиление мышц и скорости восприятия... Всё это имеет место быть, но улучшение значительно отличается от того, какой эффект дало бы, если провести его на ребёнке.

Разница огромна, и усиление, проводимое в зрелости, не идёт ни в какое сравнение с тем, что в детстве.

Но позволить себе это могут лишь немногие.

Даже самые обеспеченные и многочисленные кланы Конохи, вроде Сенджу, Хьюга или же Сарутоби, могут позволить себе от трёх до четырёх таких улучшений, после чего станут бедны как попрошайки.

Ведь помимо постоянного контроля от первоклассного ирьёнина А-ранга нужны медикаменты, которые производят Сенджу, Хьюга и Акимичи. Которые стоят огромных денег.

К тому же ребёнок может не оправдать ожиданий, забросить тренировки, сбиться со строгого режима сна, тренировок и просто обязательной диеты.

Один день, одна ошибка - и вместо крайне положительного результата будет полукалека с неправильным развитием, отчего в будущем у шиноби может появиться куча неприятных болячек, большинство из которых будут крайне летальными.

Даже Наваки, несмотря на то, что является наследником Первого, не проходил через такое, так как совет клана посчитал это слишком травмоопасным.

А Изами был этому подвергнут.

Всё это не могло не отразиться на его характере, так что Сенджу никогда не воспринимал обидные слова и дела Учихи близко к сердцу.

Ведь не Изами был в этом виноват, а его окружение. Его родители. Его клан. И его сенсей.

Хотя последний скорее пытался уравновесить все те ожидания, что вывалили на маленького мальчика те, кто должны были его растить в любви и оберегать.

Внезапно открывший глаза Изами заставил Сенджу вздрогнуть от направленого на него внимательного, изучающего взгляда мангекью шарингана.

- Наваки. Кеккей-генкай Сенджу - это ведь не Мокутон. Ты наверняка читал результаты изучения наследия крови собственного клана Тобирамой Сенджу? - Спросил его Изами.

- Да. - Сенджу не понимал, к чему клонит Учиха.

Медленно поднявшись, бывший Учиха задумчиво потеребил прядь волос, которые вырвались из его причёски.

- Сенджу постоянно впитывают природную энергию, перенаправляя её в очаг чакры. А уже в вашем очаге она полностью сливается с янь-составляющей чакры, придавая ей крайнюю насыщенность. От неё и идёт огромная мощь ваших техник и тел. Это наследие крови имеет каждый Сенджу, кто-то в большей мере, кто-то в меньшей. Те, кто к этому больше предрасположены, всегда пробуждали Мокутон, если владели Суйтоном и Дотоном. Но за всю историю клана таких уникумов было не более двадцати шиноби. Ты один из них. Но твой Мокутон крайне слаб, если сравнивать его с твоим дедом - Мокутон Хаширамы Сенджу обладал невиданной силой, никто и никогда в вашем клане не мог похвастаться такой мощью в древесных техниках. - Наваки не понимал, к чему ведёт Изами. Он и сам прекрасно осознавал, что его Мокутон ущербен по сравнению с Мокутоном его деда. - При этом твой клан единственный, кто мог пробудить Мокутон, смешивая Землю и Воду. В стране Огня есть клан, который может выращивать бамбук и использовать его в бою. Но это лишь простые растения. Простой бамбук. Деревья же, которые создаёт Мокутон, многообразны и, самое главное, имеют свойство поглощать абсолютно любую чакру, будь то человеческая, демоническая или даже сен-чакра. Ну и, конечно же, крепость наравне с чакропроводящей сталью, пока дзюцу имеет подпитку чакрой от его создателя. Мокутон Хаширамы Сенджу с лёгкостью выдерживал бомбу Хвостатого Зверя...

- Да, я всё это знаю, мой двоюродный дедушка крайне придирчиво исследовал наше наследие, желая, чтобы у Конохи был Мокутон с силой как у моего деда. - Буркнул Наваки. Ему было неприятно слышать о своей ущербности, недостойной его легендарного предка. Ему легче было использовать в бою Дотон и Суйтон, чем древесные техники.

- Да. Знаешь... - Изами задумчиво крутил кристалл Первого в руках, внимательно разглядывая его. Словно решившись, он поднял глаза на Сенджу. - Наваки, что если я скажу тебе, что есть шанс усилить твой Мокутон? - Стоило Изами это сказать, как Наваки в неверии уставился на него.

- Что? Как? - В горле у Сенджу внезапно пересохло. Он верил Изами, и если тот говорил, что есть шанс исполнить мечту Наваки стать более похожим на деда, то он тут же поверил его словам.

- То, что ты сейчас услышишь, знает лишь крайне узкий круг посвящённых. И я надеюсь, что так это и останется. - Дождавшись от Сенджу утвердительного кивка, Учиха продолжил. - Я могу поглощать чакру и присваивать её себе, либо передавать кому-то дальше. Так я пробудил, например, Котон. - Подняв руку на уровень глаз, Изами превратил её в сталь. - А в медальоне Первого много его чакры. Однако! Я не знаю, получиться ли это. - Осадил он Сенджу. - До сих пор я использовал эту возможность, забирая чакру полностью, тем самым убивая вражеских шиноби. Здесь же лишь малая доля чакры, однако ты уже владеешь Мокутоном, являешься близким родствеником Первого и имеешь схожую чакру. Так что есть неплохой шанс того, что твоя чакра потянется за чакрой твоего деда, эволюционировав.

- Но шанс есть? - Напряжённо спросил Наваки.

- Да, но он мал. К тому же кристалл потеряет все свои свойства и, скорее всего, полностью уничтожится. - Охладил его пыл Учиха. - Так что хорошо подумай, прежде чем дать мне ответ - хочешь ли ты попробовать или нет.

- Чего тут размышлять. Давай делай!

- Хорошо. Ляг на футон. Мне придётся усыпить тебя. - Наваки тут же выполнил требование, упав на матрас.

- Я жду! - Нетерпеливо поторапливал его Сенджу, смотря, как Учиха скидывает в угол накидку с плеч. Присев на корточки, он положил амулет Первого на солнечное сплетение Наваки.

- Посмотри мне в глаза и не сопротивляйся. А то больнее будет. - Сказав это, Учиха активировал свой шаринган, в котором тут же закрутились в бешеном гипнотизирующем танце три томоэ. Резко остановившись, они превратились в спираль, которая очень сильно напоминала клановый знак Узумаки. Это было последнее, что увидел Сенджу прежде, чем провалиться в сон без сновидений.

97
{"b":"558694","o":1}