ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что то, - первым, наигранно громко зевая, произнес худощавый, - лень такая, может, ну их на, пусть поживут еще?

- Да, да, - охотно согласился коренастый, - пусть. Лень сегодня "пи" их, чего-то. Давайте перенесем, а?

Парни глядели, во тьме, на Василиса, туда, где красный уголек, вспыхнувший желтым пламенем, чуть осветил лицо. Сигарета, несколько раз подряд, неспешно загоралась и гасла и черная тишина ожидания оглашалась лишь потрескиванием тлеющего табака и длительными выдохами.

- Нет! - наконец, властно произнес лидер, - Как это лень? Мы что же, отдохнуть туда ходили? Потусили, значит, с "пи" и довольны? А чего не сняли себе по "пи"? Нех съезжать, пришли "пи", значит, будем "пи"! А ну, "пи" за мной! Я покажу как надо!

Признаться, Василис, еще минуту назад, первым намеревался сделать аккуратное предложение, предполагающее тихий отход восвояси, но, будучи бесспорным лидером, услышав, вдруг, таковое, поступившее наперед воли его собственного, не имел морального права поддаться выскочкам подчинённых. И, подогреваемый ощущением собственного авторитета, минуту назад вялый и флегматичный, он растоптал окурок и решительно направился назад к выходу, туда, где слабым светом мерцала, из подвала, лампа. Приближаясь, он волнительно, с приходящим облегчением, с восходящим задором, со смелой бравадой и с окрыляющей злостью приметил, как над землею неспешно восходит голова, и за нею, поднимается вверх по ступеням и замирает в раздумье у края дороги силуэт плотного, широкого, но, одинокого туловища.

- Эй, слышь, ты, "пи"! - громко приветствовал Василис появившегося, прибавляя шаг и намереваясь, без лишних вопросов, возвысить свою отвагу и мощь в глазах товарищей, а за одно и просто развлечься, - Пойди ка сюда, на пару слов! - добавил чуть сбившимся от волнительного предвкушения голосом, сквозь рокот волн адреналина, ударивших в голову и накрывших не выдающийся разум; сквозь оглушительные пульсации в груди, в легендарной области пристанища добра: в районе сердца, барабанившего военный марш хищнического захватчика; превозмогая судороги, сводящие солнечное сплетение, где, по слухам, ютилась душа....

И набавил шагу, готовясь броситься в короткую погоню, благодаря годам более или менее методичных тренировок, неизменно ведущую к смачным яростным избиениям потерявшего цвет, померкшего в наплыве эмоций, наскоро сбитого с ног, доселе преследуемого тела.

***

Она спешила в клуб целенаправленно, гонимая бурей эмоций к маячащей пред глазами цели: напиться, как говорится, вдрызг. День сегодняшний, явно не удался. Страсти, мешаясь с отчаянием. Да что там день - не удалась, пожалуй, жизнь.... Да, они расстались. Она рассталась, сегодня, с любимым, с горячо любимым человеком. Судьба катились в тартарары. Усевшись за баром, она заказала бутылку и, неспешно, но, методично, не закусывая, принялась за нее.

- Ты, ты то должен понять меня, - спустя некоторое время изливала Она чуткому, чувственному, чуть женственному мужчине - бармену, - мы же с тобой одной крови, пойми.... Она сказала мне, мол, поигрались и хватит! Поигрались, понимаешь, поигрались.... - собеседник согласно кивал головой, - Мол, пора взрослеть, замуж выходить, дети там и все дела.... Понимаешь, нет?

- Ага, - незамедлительно следовал ответ.

- И знаешь, признаюсь тебе, как на духу: она, она ведь не первая, кто это мне говорит!

Бармен вздохнул сочувствуя, подлил в стакан. Она выпила и потянулась к нему, с желанием обняв, разрыдаться и, казалось, он готов был разрыдаться, обнявшись, в ответ, но, в следующий момент обернулся на окрик и, моментально сменив печаль на приветственную улыбку, засеменил к очередному клиенту, выражая готовность, смеясь, выслушать радостную его историю.

- Тьфу ты! - проследив, в ожидании очереди, за утраченным собеседником, пронесшимся несколько раз мимо, сплюнула на пол, - Проститутка! - и, недослушанная, отвергнутая отвернувшись, задумчиво уставилась в пол.

Итак, то была не первая женщина, своевременно прервавшая их, несколько не типичный, априори, бесплодный союз, избравшая более продуктивный путь, ведущий к замужеству - в первозданном смысле этого слова, к материнству и, тем самым разбившая сердце.

- Но, им всем проще, - думала, она, потупив взор, - они могут в жизни быть переменчивыми, увлечься случайным порывом то или сезонным штормом, раздувшим упругие их шелковистые паруса. Смогут они, во время отбросить прочь отжившее, потрепанное ветрами тряпье, дабы плыть, ведомые течением природы, в правильном направлении.... Мир заставлял их взрослеть, обретать семью, остепениться и прекратить, на век, с далекими однополыми ребяческими шутками....

Заставлял, кого угодно, но, только не ее. Все та же природа, в престранных своих комбинациях, когда-то, мерцающей огнями жаркой ночкой, азартно тасуя гены, чуть посмеялась над ней. Так вышло, что она, появилась на свет мужчиной. Мужчиной, коварно заключенным в женское тело, явилась на свет таковой - не дать не взять со всеми, вытекающими последствиями. С детства грубая, коренастая, покоряла она мир мужественной, чуть раскачивающейся походкой, грубой, неистовой силой, одетая в юбку тянулась к суровым мужицким забавам.... Взрослея, принужденно, тяготея принятым нормам, старалась поближе сдружиться с парнями, а повзрослев, все чаще с дамами и, наконец, познав себя - исключительно с последними, проявляя уже на редкость мужественную позицию на жизнь....

И вот, очередная любовь, бросала ее, ради мужчины, ради очередного презренного, подлого, гадкого, грубого и эгоистичного мужчины.... Этот безумный мир явно отдавал несправедливостью.... Вопиющей несправедливостью....

Она, выйдя из задумчивого оцепенения, вдруг соскочила со стула и направилась к выходу, цепляя по пути людей, стулья, столы. Кто-то кричал ей вслед возмущенно, но она, не уделяла окрикам внимания. Лишь покидая зал, на выходе, провожаемая заинтересованными и недовольными взглядами, уперлась в колонну, вставшую у нее на пути. Она подняла глаза на гигантского соперника и, чуть отступив, нанесла ему "в торс" сокрушительный удар ногой. Противник устоял, лишь с потолка посыпались куски штукатурки - разряд мастера спорта и призовые места не даются даром. Она улыбнулась, похлопала "по плечу" достойного оппонента и покинула прокуренный, звенящий музыкой и голосами бар.

На улице сверкала звёздами ночь, в тишине, умиротворяющие светила луна и она, в задумчивости, застыла на обочине, соображая, куда бы податься, когда услышала из мрака дерзкий мужской, задиристый, призывающий к защите вопль.

- Что что!? -подалась на агрессивный выкрик из темноты, - Это вы мне? - уже уверенным голосом произнесла, различая во тьме спешащие на встречу три серых силуэта и с готовностью ринулась в бой.

Василис, летящий во весь опор во главе, притормозил, сбавил шаг, засеменил и, наконец, остановился на месте в некоторой задумчивости. Злость и азарт, секунду назад еще, бушующие в груди, вдруг исчезли без следа, оставив после себя лишь трусоватую гладь недоумения. Мало того, при наблюдении стремительно приближающегося объекта в душе, вдруг, шевельнулось и заерзало нетерпеливо желание отступить или даже бежать, но, усилием воли он остался на месте.

- Эээ, я думал... - успел, не уверено, произнести он, прежде чем удар ногой в пах свалил с ног.

Василис, прибывая в сознании, сложился в позу эмбриона и будто уснул.

- Я Вас попрошу... - вскрикнул, возмущенно, долговязый, будучи следующим в очереди "бить", но, так вышло теперь, "быть битым" и отступил назад, но, получив удар ногой в лицо, занял, не в отдалении, положение товарища.

- Ха-ха! - она залилось диким, странным, до ужаса звонким, мальчишеским хохотом, - Вот сейчас я вам яйца откручу! Всем, всем, всем по очереди! Ха-ха-ха! Эх, как же давно ждала я этого момента!!!

В несколько странных звуках смеха, тогда еще колеблющегося коренастого, всецело охватила идея, точнее желание - дикая первобытная страсть: " Бежать. Бежать, сломя голову прочь, не оглядываясь...."

9
{"b":"558696","o":1}