ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Основная масса исследований на тему, затрагиваемую в данном разделе, посвящена изучению численности пролетариата в отдельных областях, краях и республиках, при этом, зачастую, используется принцип современного районирования. Если же и охватывается Северный Кавказ в целом, то на достаточно коротком хронологическом отрезке. Кроме того, нередко количество рабочих определяется в отдельной отрасли хозяйства, или нескольких близких по характеру производственной деятельности.

Способ деятельности, отличающий наёмного рабочего от других социальных групп, позволяет отнести к таковым достаточно широкие слои трудящихся. На наш взгляд, здесь необходимо чётко соблюдать границы различных отрядов пролетариата, определяемых, прежде всего, местом наёмного труда в их жизнедеятельности в целом.

Обращение к проблеме численности рабочих на всём Северном Кавказе предполагает опору на существующие публикации на эту тему, материалы Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, дореволюционную статистику и архивные данные.

Экономическое развитие губерний и областей, входящих в состав северокавказского региона, на протяжении изучаемого периода не было одинаковым. Пореформенный период для Северного Кавказа, наряду с активным миграционным процессом, ознаменован мощным промышленным освоением. До этого времени здесь практически не существовало более или менее заметных индустриальных объектов, а промышленность можно охарактеризовать не более как промыслы.

Одним из первых промышленных объектов на Северном Кавказе был Алагирский серебро-свинцовый завод, находившийся в ведении Горного департамента Министерства земледелия и государственного имущества. Он был основан в 1858 году. В условиях предпринимательской горячки, как замечает К.Хетагуров, "мания в мгновение ока сделаться миллионером обуяла всех, начиная с лапотника и кончая всеми рангами общественного положения". Это замечание об истории разведки садонских и алагирских рудных месторождений очень ярко передаёт дух эпохи зарождающегося капитализма, якобы сулящего равные возможности, а, следовательно, и определяющего сходные цели. Первоначально на заводе было всего 60 рабочих, что достаточно много для Северного Кавказа, к 1912 г. их число увеличилось до 250. Грозненские месторождения нефти с 1833 г. находились в собственности Кавказского линейного войска. За 60 лет сдачи в откуп промыслов Казачье войско получило 152 500 руб. чистого дохода. Всё это время способ добычи оставался кустарным. Положение изменяется только с началом промышленной добычи нефти в 90-е годы. В 1892 г. нефтепромышленником Русановским были заложены скважины глубиной 64 и 104,5 метра (казаки же добывали нефть из неглубоких колодцев). В 1893 году фирма "Ахвердов и К", пробурив породу на глубину около 120 метров, добилась успеха, положив начало промышленной добычи нефти в регионе.

В Черноморской губернии свыше 3/4 рабочих проживало в Новороссийске, и 76,6% всех рабочих губернии было занято в цементной промышленности. В 1879 г. в 24 верстах от Новороссийска были открыты залежи природного цементного камня. В 1882 г. В.П.Ливен основал на берегу Новороссийской бухты первый на Кавказе цементный завод Общества Черноморского цементного производства.

В Кубанской области, самой крупной и густонаселённой на Северном Кавказе, даже к 1897 г. более 70% населения было занято в сельском хозяйстве. При анализе источников о состоянии промышлености в пореформенный период обращает внимание, что заводами и фабриками именовались любые предприятия, выпускающие продукцию, не связанную напрямую с возделыванием земли и использующие нехитрые механические приспособления. О состоянии промышленности можно судить исходя из сведений Кубанского статистического комитета, центрального статистического комитета Министерства внутренних дел за 1873 год. Так, в среднестатистическом Ейском отделе было 200 заводов с годовым доходом 318 800 руб., мастеровых и рабочих людей 640, лошадей - 133, волов - 2 пары, машин, действующих силой животных, - 10. Характер промышленных объектов: кирпичные пивоваренные, кожевенные, гончарные, мыльные и водочные заводы, шубные мастерские.

Фото 9. Цементный завод в Ейске.

Единственное на Ставрополье металлообрабатывающее предприятие завод Шмидта и Руднева появляется только в 1902 г., несколько позже чугунолитейный завод в городе Георгиевске. В 1905 г. в губернии насчитывалось около 6 тыс. рабочих, занятых на небольших предприятиях, в основном перерабатывающих продукцию сельского хозяйства.

Что же касается Дагестанской области, то, как утверждает Х.Х.Рамазанов, "рабочих собственно в Дагестане нет в соответствующий период, а т.н. "промышленность", а точнее промыслы - это ремесленники и кустари, специализирующиеся на выделке кож, металлообработке, ковроткачеству". Хотя это не совсем так.

В 1865 г. в Дагестане пущена краповая фабрика, строительство которой было определено наличием дешёвого местного сырья - марены. Первоначально на фабрике трудилось 50 рабочих, однако к 1875 г. их число сократилось до 26 чел. В пореформенный период в Дагестане впервые строятся табачные фабрики. В 1873 г. их было 4, в 1899 г. - 2, с числом рабочих 139 (тогда как на 4-х в 1873 работало 23 человека) . В целом область оставалась сырьевым придатком империи, а состояние промышленности в пореформенный период носило характерные для всего региона черты: обилие мельчайших предприятий, занимающихся переработкой сельскохозяйственного сырья, в большинстве своём для местного рынка.

В прямой связи с промышленным освоением края находится строительство Владикавказской железной дороги. Последняя дала толчок развитию торговли, росту городов и численности населения Северного Кавказа в целом, связав южные окраины с центром России. Кроме этого, она способствовала росту числа квалифицированных кадровых рабочих. Если принимать во внимание всех лиц, прибегавших к работе в наём, то учёт их числа возможен только приблизительно по причине сильной текучести кадров в сельском хозяйстве и на промыслах. Мы считаем, что можно вести учёт различных категорий наёмных трудящихся, строго оговаривая при этом их границы, в равной степени находившихся в условиях "заброшенности", вырванности из круга привычных социальных связей и традиций, формируемых поколениями. При этом необходимо учесть, что работники табачных плантаций или сельдяных промыслов, подёнщики, прислуга находятся в иных условиях, в смысле влияния и жёсткости социальных связей, в сравнении с фабрично-заводскими рабочими, нефтяниками или железнодорожниками, независимо от того как они себя идентифицируют. Мелкое предприятие создаёт атмосферу некой патриархальности, где хозяин, зачастую, трудится вместе с работниками. Для классовой идентификации необходима определённая степень абстрагирования от власти работодателя, причём, чем выше его степень, тем яснее проявляются классовые отличия, чётче пролегают границы, возникают особые традиции, неписаные правила, этикет. Становление этой группы пролетариев непосредственно связано с ростом крупных промышленных центров, часто совпадающих с городами.

По данным первой всероссийской переписи населения 1897 г., торгово-промышленное население составило в Кубанской области - 21,3%, при этом в городах - 59,5%, в Черноморской губернии - 54,9% (81,4%), в Ставропольской - 15,1% (45,6). Ведущую роль в проникновении капиталистических отношений в экономику края, росте городов, играла железная дорога. Это хорошо видно из показателей роста населения городов в последней трети XIX в.:

город 1862 г.

(чел.) 1897 г.

(чел.)

Екатеринодар 9 504 65 606

Владикавказ 3 558 43 740

Ставрополь 17 363 41 590

Новороссийск (1872г.) 2 147 16 897

Моздок 10 895 9 330

Кизляр 8 585 7 282

Население Грозного с 1890 по 1897 годы увеличилось с 6 000 до 15 564 чел.(2,6 раза), Владикавказ вырос в 1,4 раза, а Ставрополь всего лишь на 12% , зависимость роста городов от железной дороги очевидна. Ставрополь, утратив своё значение с окончанием Кавказской войны, перестаёт быть крупнейшим городом Северного Кавказа, что связано с отсутствием промышленности, а неразвитость коммуникаций не способствовала и развитию торговли.

17
{"b":"558698","o":1}