ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Классовый подход, определяющий данное направление как основное, отодвигал на второй план широкий спектр вопросов становления нового для России класса, отводил им место подтверждающих и иллюстрирующих факторов заранее известных выводов. Прежние исторические исследования требуют критического анализа, что, однако, не умаляет их значения для исторической науки, прежде всего с точки зрения накопленного в них богатейшего фактического материала.

Придерживаясь в данном исследовании иного подхода, мы сочли возможным с целью систематизации научной литературы провести историографический анализ с учётом условного разделения трудов, содержащих интересующую нас информацию, на следующие основные группы:

1. рассматривающие общие проблемы становления рабочего класса различных территориально-административных единиц Северного Кавказа;

2. исследующих отдельные аспекты истории рабочих на всей территории региона.

Как упоминалось выше, история северокавказских рабочих дореволюционного периода так и не стала предметом целостного, фундаментального труда. Несмотря на это, спектр затрагиваемых явлений и процессов, связанных со становлением данной социальной группы в отдельных его регионах, достаточно широк. Необходимо выделить работы Г.В. Казбекова, Л.Н. Колосова, Х.Х. Рамазанова и ряда других историков советского периода. При определении территориальных границ исследования авторы часто использовали современный способ районирования. Главным образом это относится к работам, посвящённым истории промышленности и рабочего класса национальных автономий Северного Кавказа. Подобный подход представляется спорным. С одной стороны: в условиях преобладания в крае мелкой промышленности со слабым кооперированием и связями с родственными по характеру деятельности смежными предприятиями других районов, подобная трактовка кажется оправданной. С другой стороны: ни один район не представлял собой абсолютно замкнутой социально-экономической единицы.

Постоянное перетекание свободной рабочей силы не могло не привести к складыванию неких общих для северокавказского пролетариата социальных характеристик. Обращаясь же более к истории промышленности, или революционной борьбы на территории той или иной части региона, исследователи выпускали из вида рядового рабочего как реально действующее лицо исторического процесса. Если касаться истории возникновения пролетариата в крупных промышленных центрах, таких как Грозненский нефтяной район или цементные заводы Черноморской губернии, то выделение их в качестве отдельно взятого предмета изучения позволяет более подробно осветить некоторые черты процесса, провести более детальный анализ количественных данных. Однако при этом, на наш взгляд, теряется полнота картины изучаемого явления. Крупные промышленные районы, как никакие другие, зависят от степени интегрированности усилий ряда смежных отраслей производства и транспорта. Это, в свою очередь, не может не влиять на качество связей различных отрядов, занятых здесь трудящихся, что со всей очевидностью, проявляется в моменты наибольшего обострения социальных противоречий, приводя к такому явлению как солидарность различных групп рабочих.

В начале 1990-х гг. появляется ряд смелых, использующих новые подходы и оценки, казалось бы, традиционного предмета, диссертационных исследований. Освобождение от идеологических догм, критический анализ накопленного опыта позволили авторам включить в сферу своих научных интересов проблемы становления нового класса, которые прежде не получали должного освещения. Сюда можно отнести изучение роли средних городских слоёв в период революции 1905-1907 гг., наряду с пролетариатом, оказавшимся в Черноморской губернии решающим звеном в достижении кратковременных успехов восставших. Рассмотрение этого аспекта социальной активности трудящихся, действительно, важно, так как это расширяет наше представление об общем духовном климате, характере умонастроения более широких слоёв населения, принявших участие в революционных событиях. Достойное внимание было уделено роли различных политических партий и степени их влияния на массы трудящихся. Однако при всей своей новизне, свежести подходов, в центре внимания учёных по-прежнему остались ключевые революционные события начала века. Безусловно, интерес к ним оправдан, так как здесь, как ни в какой другой ситуации, наиболее отчётливо проявляются социальные характеристики исследуемого объекта, качество их целей и мотивов. Однако конфликты составляют незначительную часть в длительном и неоднозначном процессе социального становления отдельной группы, интересы которой призваны были на протяжении длительного отрезка отечественной истории выступать в роли приоритетных. Именно моменты крайнего обострения отношений рабочих и предпринимателей вызывали наибольший интерес советских историков, что связано с марксистским тезисом о роли классовой борьбы в историческом процессе.

Некоторые выводы, сделанные в вышеупомянутых работах, не потеряли своего значения с течением времени. Это, прежде всего, роль конфликтных ситуаций, как фактора, мобилизующего и повышающего уровень социальной самоидентификации; качественный и количественный анализ мелкой промышленности отдельных регионов, её место в экономических и социальных процессах Северного Кавказа; решающая роль российского и иностранного капитала в вовлечении экономики отсталых окраин империи в товарно-денежные отношения, значение этого процесса, как цивилизирующего, для местного горского населения. Особого внимания заслуживает информация о положении и облике рабочих, встречающаяся в отдельных исследованиях. При этом, необходимо отметить, что эта сторона проблемы, как правило, не вызывала специального интереса (исключая те случаи, когда это было связано с анализом требований бастующих), а лишь использовалась как иллюстрация причин, приведших к забастовке, стачке и т.п.

Особого внимания заслуживает проблематика, затрагиваемая в работах, отнесённых нами во вторую группу. В числе наиболее разработанных тем - вопросы формирования и изменения численности рабочих. Однако необходимо признать, что в целом изучение этих проблем ведётся по отдельным регионам. Если в расчёт принимается весь Северный Кавказ, то это касается короткого хронологического отрезка. Эту тему изучали Е.И. Демешина, Ю.И. Кирьянов, Ю.И. Серый, В.С. Панченко, Л.Н. Колосов. Необходимо отметить исследования В.П. Крикунова, Н.И. Лебедика, М.Ш. Шигабудинова, осветивших проблемы формирования и численности рабочих на территории всего региона. Эти работы отличает тщательный анализ зачастую крайне разрозненных источников, охват всей территории Северного Кавказа, многоаспектный подход к исследованию.

Тем не менее, даже если изучалась численность или состав и положение рабочих на территории всего региона, хронологические рамки оставались достаточно узкими, в лучшем случае, они охватывали такие исторические отрезки как пореформенный период или начало ХХ века. Чаще всего это были годы, предшествовавшие первой российской буржуазно-демократической революции или собственно 1905-1907 гг., предвоенный период или годы Первой мировой войны. В равной степени это относится и к другим, вышеупомянутым сторонам объекта изучения.

Одной из причин отсутствия целостного труда, охватывающего историю северокавказских промышленных рабочих с момента возникновения (последняя треть ХIХ в.) и до 1917 г. явился пристальный интерес к вопросам революционной борьбы пролетариев, их социально-политической активности. Среди трудов на эту тему мы находим ряд заслуживающих внимания тщательностью анализа изучаемых событий, их причин и предпосылок. Накопленные и систематизированные сведения, касающиеся различных сторон деятельности рабочих, составляют ценный материал, выходящий по своей значимости за рамки сугубо иллюстративного.

Подобная направленность в первую очередь сказалась на определении приоритетов в изучении различных аспектов истории рабочих, на её периодизации, и, собственно, на хронологических рамках данных исследований. Безусловно, степень социальной активности, её уровень - это немаловажный фактор процесса социального становления. Тем не менее, едва ли это обстоятельство играло самую заметную роль в становлении рабочего класса Северного Кавказа и охватывало подавляющее число рабочих. Для большинства трудящихся участие в забастовке или, тем более в восстании - короткий эпизод в обыденной, повседневной деятельности, зачастую лишь изредка превращавшийся в факт личной биографии. Особенно это обращает на себя внимание, если учесть специфику края - преобладание мелкой промышленности, его аграрный характер. Следствием этого стал больший процент сельских наёмных работников по сравнению с промышленными.

3
{"b":"558698","o":1}