ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну так если нужно, пошли.

Взял свой СКС, забил два магазина к ТТ-ке и положил его в нагрудный карман куртки, заточенный под пистолет. Ритке сунул Сайгу и патронташ, предварительно зарядив. Взял бензопилу с канистрой бензина и пошли. Через метров триста, набрели на первый завал. Ни разгребать его, ни обламывать сучья не стали. А просто обошли его большим кругом. И минут через 30, были на полянке с машиной. К нашей великой радости, совсем не пострадала ни машина, ни бочка с соляркой. А вот завести её так и не удалось. Лазил везде. Где только можно. Разобрался. Стартер, навернулся. Почему, так и не понял. Ну раз уж пришли, то придётся пройтись по дороге и попытаться по мере возможности распилить стволы деревьев упавшие на дорогу и раскидать по сторонам. Самый первый завал на дороге был заметен в метрах пятистах. Попёрлись к тому месту и провозились часа четыре. Устали как черти. Сели на одном из стволов. И тут я услышал, совсем рядом, дикий рёв. Схватил карабин, Ритку сдвинул за спину.

- Отойди метров на шесть назад и стой.

Рёв зверя, мечущегося совсем рядом. Где-то внизу, в ключе. И тут я увидел это. Не сразу и узнал медведя. Шкура висела на нём кусками, на спине, лопатках и боках, свисала кровавыми сгустками. Медведь метался по сторонам, в бешеной пляске. И до меня дошло, почти сразу. Он был слеп. Ослеп от кислоты. Поднял карабин. Хлёстко и сухо треснул выстрел. Мучения животного закончились. Сразу и окончательно пропало настроение. Увиденное, ударило больно по душе. Молчали мы долго. Потом я встал, взяв карабин с бензопилой, побрёл дальше. Ритка молча поплелась сзади.

Дальше работали как заведённые. Ещё в трёх местах пришлось пилить и растаскивать очередные завалы. Последний совсем маленький. Если сравнивать с тем, что растащили самым первым. Уже стало темно. И повернув голову в метрах двухстах, увидел блик стекла. Или мне показалось? Но всё же проверять не пошли, а побрели назад, к зимовью. Пришли очень поздно. На скорую руку перекусили и свалились как кули, в зимовье. Проснулся, когда за окном было светло. В зимовье холод. Встал, быстренько затопил печку. Открыл дверь, а там снег идёт, крупными хлопьями. Растряс Ритулю. Она еле встала. Попили чай и захватив сухпай пошли посмотреть, что там мне показалось. Через два с половиной часа, почти были на месте. И точно, примерно там где я и видел блики стекла, стоит Уазик-таблетка. Но на кабине лежит два ствола лиственницы. Прибавили шаг. И через семь минут уже разглядывали машину. Вернее то, что от неё осталось. Два ствола прижали кабину, буквально расплющив её. Два мужика, так и остались в машине. Видимо и не сообразили. Открыл заднюю дверь салона. В салоне ящик с оружием. Вылез, стал искать ключи от ящика в карманах. Но всё же они оказались на полу, под ногами водителя. Нашёл кусок проволоки в салоне, сварганил импровизированный крючок, достал наконец ключи. В ящике Сайга и Ремингтон с оптикой, там же и боеприпасы.

- Ну извиняйте, мужики! Вам это теперь не понадобится. А нам, вполне!

Раскряжевал стволы лиственницы, Раскидали кое-как. Но мужиков уже без техники не вытащить.

- Так блин и останется вашей могилой? Придумаем потом, что-нибудь.

Полез под машину, поддомкратил. С напрягами, открутил стартер. Покидали в рюкзак, незатейливый мужицкий скарб. Пошли уже к своей машине. Снега заметно прибавилось. Стало труднее идти. Стартер воткнул быстро. Завелась машина сразу. В душе как-то сразу стало спокойней. Ушли к зимовью.

Пока Ритуля, затопила печь, я поднялся немного над зимовьём. Достал телефон. Связи нет. Радио не работает. Спутниковый выдаёт тональный вызов, дозвон идёт, но Саша не отвечает. Придётся ехать наобум.

23═марта 2017 года. Выезд из тайги.

Собрались быстро. До машины рвали почти на пределе. Всё двинули. Ехали со всей осторожностью, но я старался не затягивать поездку. Хрен его знает ещё, что там дальше может быть? На дороге, местами попадались, большие камни, обломки деревьев, невесть как занесённые. Кругом много ям. Добрались к федеральной трассе уже за полночь. В деревнях нет света. Высоковольтные анкеры и столбы лежат на земле. Откуда же может быть свет? На въезде к Лесному городку, в свете фар, метрах в ста, ста пятидесяти, увидел три или четыре тени, которые с бешеной скоростью, перебежали федералку и исчезли за ближайшим холмом. Что за хрень, была? Не понятно.

Подъезжаем к Домне, это военный городок, перед Читой. Аэродром. На въезде нас тормознули военные, стоявшие на обочине дороги и огороженные бетонными плитами, соорудили блокпост. Сопроводили в местную комендатуру. БТР и Уаз сопровождали нас в комендатуру, а ещё два БТР-а, остались на блок-посту. У комендатуры, стоят офицеры, солдаты. Кто-то меня окликнул. Обернулся. К нам подходит Сумароков Мишка.

- О блин! Мишка! А ты какого хрена тут делаешь?

- Да вот, не успел уехать. Теперь вот в распоряжение коменданта поступил, по команде сверху. А ты откуда?

- Отдохнули в тайге, бля!

- Ну что теперь, отдыхайте, сейчас команду дам. Ночные передвижения запрещены. Так что отдохнуть придётся до утра, в комнате отдыха.

- Не Мих! Мы как-нибудь в машине, а?

- Ну как хочешь. Вон к тем зданиям подъезжайте, там чего горячего перехватите.

- Спасибо, Миш! А с пропуском на утро, как?

- Всё утром будет.

Где-то на окраине Домны, раздались автоматные очереди. Прокатились горохом в ночи и затихли эхом в вышине. Мы подкатили к зданиям. Выключил фары. Мишка подошёл минут через двадцать. Принёс четыре котелка. С кашей и чаем. Пока Мишки не было, Рита залезла в Интернет. Странно, но американские серверы не работали. Только европейские. В мире творилось что-то невообразимое. Много роликов выложено о заболевших. О вулканах и астероиде. Один из роликов, заинтересовал и меня. Снят ролик, скорее всего на смартфон, качество оставляло желать лучшего, но разглядеть происходящее и окружающий фон, было вполне можно.

Три человека, с колена, стреляют по бежащим на них, с большой скоростью, толпу из человек пятнадцати. Только я ни разу не видел, что бы человек мог так бежать. Даже самые великие спортсмены, не способны так бегать. Дистанция, между бегущими и стреляющими, в метров сто, быстро сокращалась. Человек семь бегущих, уже лежало на асфальте. Но они были живы, барахтались на асфальте, пытаясь встать. Один из них, наконец встал. Но не на ноги, а на три конечности. Одна нога была перебита и болталась на мышцах. Но и на трёх конечностях, он двигался слишком быстро. Стрельба участилась. Звенели гильзы по асфальту, трещали выстрелы. Немцы отдавали друг-другу команды, отрывистыми, короткими фразами. Приближающихся, было видно уже очень близко. Пули попадали в тела, прошивали их на вылет, но они продолжали бежать. В это невозможно поверить, но похоже они совсем не чувствовали боли. Наконец стрелки встали с колен и прикрывая друг-друга, стали перемещаться к нападающим. Многие из них, так же пытались встать, но конечности у всех, были перебиты. Через несколько секунд, почти всё было кончено. Но весь ролик заключался, именно в концовке. Из нападающих оставались в живых, только трое. Остальных стрелки добили, выстрелом в голову. Неожиданно, один из лежащих на асфальте, совершил совсем невероятное.

На обломках костей, он извернулся всем телом и прыгнул на одного из стрелков. Долететь до стрелка, не успел, сразу несколько пуль разбрызгивая его мозги, остановили отчаянный прыжок. Оператор, снимающий происходящее, перевёл камеру на одного из лежащих. Лицо его, имело что-то неуловимо страшное. Вернее даже не всё лицо, а его глаза. Нечеловеческие, хищные. Даже скорее не хищные, а холодные и не похожие даже на взгляд хищника. В них не было ни эмоций, ни хищного. А вот что? Что-то жуткое в этих глазах и одновременно завораживающе-смертельное. Стрелки, так же как и ранее, добили лежащих на земле. Один из них что-то стал рассказывать и объяснять. Но в немецком, ни я, ни супруга не соображали.

Тут подошёл Мишка с котелками и мы вопрошающе обернулись к нему.

7
{"b":"558699","o":1}