ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек, родители, Лили, Сэт – все они постоянно твердят, что мне нужно отвлечься. Возможно, они правы. Но мне стыдно быть счастливой без Ника. Будто он бы осудил меня за это, хотя в душе я понимала, что это не так.

– Прекрасные города, – протянула, с неохотой улыбаясь. – Мы с Домиником всегда хотели поехать в Париж.

– Ну, так может, пора?

– Нет, Лили. Не сейчас.

– Ох, Мона, ну, прошу. Ты должна как минимум выписаться из больницы и вернуться домой! Я устала кормить Луи! – в доказательство своих слов она чихнула, потому что у нее была аллергия на этих животных.

Тут мы обе встрепенулись, потому что дверь распахнулась и в дверном проеме появился огромный плюшевый медведь, а потом и голова Сэта, который улыбался мне так, будто сегодня мой день рождения.

– Я принес тебе телохранителя, – он ввалился в комнату с медведем и поставив его в углу, сделал несколько шагов к нам.

Впервые за долгое время я улыбнулась – по-настоящему, не выдавливая из себя улыбку. Улыбнулась, потому что я была не одна. Как бы зла я не была сейчас на этот мир, во вселенной есть столько людей которые любят меня, и я нужна им. Все это время они терпеливо ждали обо мне известий, находили для меня слова поддержки, да и просто…были рядом.

Я не могу поступать так с ними, не могу отворачиваться от них после того, как вижу, сколько усилий они вложили в меня.

– Ну, что, я вижу, ты решила исполнить мечту своего детства и стать тощей, как соломинка? – Сэт скривился, придирчиво окинув меня взглядом. Его карие глаза искрились заботой и он закатал рукава на своей рубашке, уперев руки в бока. – Миру не нужны актрисы, которые будут падать в обморок на съемочной площадке!

– Сэт… – Лили заметила, что со мной что-то не так.

И я действительно хотела снова разреветься. Мои губы тряслись, но усилием воли я остановила этот процесс. Потом медленно расправила плечи и подтянулась к верхушке кровати, чтобы не лежать, а сидеть. Чтобы выглядеть достойно. Потом я улыбнулась еще шире – ради них. Ради своих близких, которым я нужна. Не жалея времени и сил, они каждый день навещают меня и стараются вернуть к жизни.

Ты должна подумать о себе, тебе сейчас нужно поправиться. Выйти из клиники как можно скорее, – слова Ника прозвучали в голове, как напоминание.

–Ну, что ж, будем кормить тебя с ложечки, если не начнешь делать это сама, – он щелкнул пальцами в воздухе. – Официант!

– Перестань дурачиться, Сэт, – я посмотрела на Лили и друга с благодарностью и осознала, что, возможно, я должна перестать утопать в своей боли.

Настолько, насколько это возможно.

Мика

Я попросила медсестру Лорел отвезти меня в зал рано утром и оставить там одну. Она не стала задавать вопросы, лишь удивленно подняла брови и выполнила просьбу. Пообещав, что будет навещать меня каждые пятнадцать минут, она ушла на утренний обход пациентов. В зале приятно находиться. Моя клиника была дорогой, здесь везде чистые и удобные палаты для больных. Постоянный, круглосуточный уход. Несмотря на высокий класс клиники, по ночам я слышала крики – или то, как кого-то очень быстро везли по коридору в реанимацию.

И каждый раз я думала о том, что так везли туда и Ника. Пытались спасти. Как это было? Доктор предлагал мне рассказать о ранениях, которые получил Ник, но я отказалась. Да и знала – он и сам понимал, как тяжело мне это сейчас слушать, а предложил только потому, что он врач.

Но в зале царила совсем другая приятная атмосфера. Будто я находилась не в клинике, а пришла заниматься в наш с Ником фитнес-клуб. Он наверняка скрывается в зале с тренажерами пожестче, а я тут застряла меж двух турников – не могу пройти малюсенькую дистанцию, которая доставляет мне адские мучения.

Я посмотрела на солнечный зайчик, играющий на бежевых стенах зала, а потом и в окно – несмотря на утро, солнце было уже высоко и во всю нагревало землю. Впервые за долгое время, я почувствовала укол тоски по Лос-Анджелесу, по свежему воздуху и по прогулкам вдоль океана.

Я взялась за поручни по обе стороны от моих бедер и попыталась сделать шаг – острая боль в ногах словно парализовала меня, и не сделав даже крошечного движения, я свалилась на пол.

Рассыпавшаяся марионетка.

Я закусила губу, чувствуя, как ноги горят, потому что их, наконец, за долгое время потревожили. Мышцы пылают, а колено в месте перелома будто и не срасталось вовсе.

Ник бы обнял меня, если бы был рядом. Взял бы на руки, отнес в нашу постель и…

– Ты в порядке? – вздрогнула, обернувшись на голос Майкла. Дверь позади него хлопнула, и он появился в зале физической нагрузки, словно пришел сюда на праздник – как всегда открыл свои руки и плечи, стремясь продемонстрировать всем татуировки на бицепсах и остальном теле. В школе я бы многое отдала, чтобы увидеть хоть одну из них, а теперь один его вид вызывал во мне страх, отвращение и желание убежать как можно скорее.

Открытая майка мужчины открывала его ключицы и грудь, и я мельком заметила краешки крыльев, выглядывающие из-под ткани. Очевидно – две птицы. Что никак не вязались с многообразием устрашающих, на первых взгляд, символов на его руках.

Поддавшись привычке детства, я уставилась на его татуировки, по-прежнему ощущая боль в костях и мышцах.

– Я отлично. Занимаюсь, – отрезала, уже жалея, что все это затеяла. Нужно было приходить сюда с Лорел. Остаться наедине с Майклом не входило в мои планы.

– А, ясно, – он усмехнулся, поднимая с пола одну из тяжелых гантелей. Мышцы на его руках стали тверже, как только он сделал пару движений с весом.

Мне не хотелось пытаться вставать у него на глазах – это будет выглядеть неловко и унизительно…Вот черт, ну, и угораздило же.

– Тебе помочь? – все с той же ехидной усмешкой предложил он, сгибая и разгибая руку.

Я во всех его словах видела подвох, поэтому даже и не думала соглашаться.

– Спасибо, справлюсь сама.

– То есть, ты просто так сидишь на полу уже пять минут? – он присвистнул, глядя на мои ноги, обтянутые синими легинсами. Я сжала зубы.

Не смотри на меня так.

– Да.

– Хорошо, – его лицо стало равнодушным, и он продолжил делать упражнения, а я осталась на полу, задаваясь только одним вопросом: Почему?

Через сколько придет Лорел? Я буду сидеть здесь, как идиотка, дожидаясь ее, ибо другого выхода у меня нет.

Тут Майкл кинул гирю на пол с выражением лица, будто он меня не знает или видит впервые, подходит к поручням и садится на корточки так, чтобы наши глаза были на одном уровне.

Не говоря ни слова, он кладет ладони на мои ноги – аккуратно, но мне хочется кричать от неожиданности и шока, хоть он и не сделал больно.

– Что ты делаешь? – у меня веко дергается, когда я наблюдаю за тем, как он начинает сжимать мою ногу, словно что-то прощупывая. – Может, ты не будешь… – «меня лапать?!».

Я не успела закончить, очень недовольная тем, что происходит. Мой взгляд упал на его руки. Я помнила руки Майкла, помнила все, что они делали…где-то там, глубоко в душе, там, куда не проникает свет.

Это те воспоминания, которые я запретила себе освещать. Те воспоминания, которые я проплакала, сожгла, и те воспоминания, которые погибли, только когда мы с Ником создали миллионы новых хороших воспоминаний.

Секс с Майклом не был ни плохим и ни хорошим воспоминанием. Это было таким воспоминанием, которое хотелось оставить при себе. Навсегда.

И все же я что-то чувствовала, когда он находился так близко – словно кто-то брал в руки вилку и начинал ковырять ею мое сердце. Меня буквально распирало от электромагнитных вибраций, вселившихся в мое тело, которому и так досталось!

Боже, лучше бы я вернулась домой, чем сейчас сидела бы здесь в компании Майкла, который, того и гляди, возьмет и переломает мне ногу руками. А что? Он может.

– Ты глупая, если думаешь, что можно встать быстро и безболезненно и пойти, не разминаясь. Не разогревая мышцы, – он говорил это холодно и равнодушно, продолжая нажимать какие-то точки на моей ноге. Было так странно…чувствовать на себе его прикосновения. Чувствовать прикосновения другого мужчины так быстро…очень неправильно.

15
{"b":"558701","o":1}