ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мисс Кингсли, вы еще со мной? — хмыкнул он. — Уверен, у вас есть вопросы, если так.

Энн Кингсли подняла пистолет, взвела курок и прицелилась прямо Лоусону в голову. Ее глаза вдруг стали очень широкими.

Лоусон продолжил курить свою сигару, лишний раз радуясь, что его легкие все еще могут сокращаться, и спокойно наблюдал за реакцией девушки.

— Вы знаете, — озорная улыбка мелькнула в самом уголке его губ. — Зачем я ношу с собой два пистолета?

Она не ответила, но едва заметно качнула головой.

— Кольт на моем правом боку, с палисандровой рукоятью предназначен для самозащиты от людей. В нем обыкновенные пули. Но кольт на левом боку, с рукоятью из слоновой кости… он нужен, чтобы защищаться от существ моей собственной породы. В нем пули из чистого серебра, освященные святой водой. Это сделал один мой близкий друг, он священник. Если такая пуля угодит вампиру в череп, эффектом станет то, что его тело превратится в пепел и развеется по ветру. Почему это так работает, я не знаю, но мой друг посоветовал мне использовать именно эти патроны, опираясь на опыт, который имелся у него самого, — Лоусон пожал плечами. — Могу сказать, что рекомендации были очень дельными: эти патроны работают прекрасно. Перед тем, как покинуть Сан-Бенедикта, я зарядил оба оружия серебряными пулями. У меня также с собой дерринджер с серебряными освященными патронами. С их помощью я смогу одолеть тварей, и мне неважно, почему так — важен сам факт. Без этих пуль я был бы уже мертв.

Он стряхнул пепел в болотную воду, в слабом течении которой дрейфовали их с Энн лодки.

— Полностью мертв, я хотел сказать. А это в мои планы не входит.

Энн Кингсли, наконец, обрела дар речи. Ее голос звучал слабо и надтреснуто.

— Ты безумец.

Лоусон смиренно опустил голову.

— Ваши патроны 44-го калибра их не убьют, но им тоже не нравится получать ранения или ломать кости. На короткое время это выводит их из равновесия и это больно. Человеческая кровь помогает им восстанавливаться очень быстро. Быстрее меня, потому что я, как уже сказал, от человеческой крови себя… ограничиваю. Правда, если вампиры Темного Общества лишатся руки или ноги, отрастить ее заново уже не могут, — добавил он, подумав о Ниббетте. Хотя, если бы он достаточно долго досыта напивался человеческой кровью, у него могло бы из этих обрубков вырасти что-то, вроде ног, правда совершенно уродливой и нечеловеческой формы. — У меня есть дополнительные серебряные патроны в моих седельных сумках. Я могу поделиться с вами, если хотите.

— Безумие, — прошептала Энн.

Он не винил ее: непросто принять такое на веру. Многие люди полагают вампиров страшной сказкой, которой пугают маленьких детей…

… Лоусон почувствовал это до того, как все произошло. Что-то было там, над каналом, чуть выше водной глади. Примерно на высоте человеческого плеча. Он потянулся и прикоснулся к проржавевшей цепи, протянутой над водой от дерева к дереву. Послышался звон небольших колокольчиков — на цепи их висело около шести, и эхо их звона разнеслось над болотом.

Лоусон приподнял цепь над головой, чтобы их с Энн скифы могли проскользнуть по воде беспрепятственно.

— Мы только что объявили о себе, — тихо сказал он. — Послушайте, на сомнения нет времени. То, что я вам сказал — правда от первого до последнего слова. Темное Общество — это теневой мир, мир вампиров и… других существ. Они существуют на земле с незапамятных времен. Пока не поздно, Вам следует вернуться, Энн. Оставьте это дело мне, — он замолчал и внимательно посмотрел на нее, надеясь, что девушка передумает. — Но решать нужно прямо сейчас. Так что вы выбираете?

Несколько непозволительно долгих секунд она не отвечала. Лоусон подумал, что она, возможно, потеряла дар речи, но, собравшись с мыслями, Энн ответила:

— Я собираюсь спасти мою сестру. Может, ты и сошел с ума и придумал себе какой-то теневой мир, но я — нет. Я остаюсь.

— Как знаете, — Лоусон отпустил цепь, удостоверившись, что Энн проплыла под ней.

Он понял, что отговаривать эту отчаянную девушку бессмысленно. Может, просто продемонстрировать ей, что ее ждет? Показать клыки? По правде говоря, запах теплой крови, бегущей по ее венам, заставлял усиленно прятать клыки и не позволять им показаться… боясь потерять контроль над собой, Лоусон решил, что лучше пока ничего не демонстрировать. Если Энн Кингсли так хочет столкнуться с тем, что ей предстоит увидеть в Ноктюрне… что ж, так тому и быть.

— Пора взяться за весла, — кивнул он своей упрямой спутнице и последовал собственному совету. Девушка отложила пистолет в сторону и последовала за Лоусоном.

Через несколько минут вдали послышалась музыка.

Это была музыка скрипок и виолончелей, сопровождающаяся постукиваниями бубна, и звучала она за следующим поворотом канала, где ветви деревьев глубоко уходили в воду, а корни кипарисов страшными корягами торчали из земли. Лоусон продолжал грести, и, к его удивлению, молодая авантюристка не отставала от него.

— Похоже, мы прибыли в Ноктюрн, — произнес Тревор, когда они повернули и увидели, какой пейзаж раскинулся перед ними.

Верхние этажи, особняков, которые когда-то можно было назвать великолепными и царственными, сейчас тоскливо маячили из болота. Остроконечные крыши поросли мхом, толстые каменные колонны опускались в воду. За полуразрушенными и почти полностью утонувшими зданиями показывался острый высокий шпиль церкви — покривившийся от времени, как колпак, надетый набекрень. На самой вершине шпиля все еще стоял крест, но он, казалось, был готов в любое мгновение рухнуть в безвестность, на самую границу отчаяния.

Темные, лишенные стекол окна своими мертвыми глазами наблюдали за ночным миром… однако, приглядевшись, Лоусон и Энн поняли, что не все окна обветшалых затопленных особняков были темными. Одно, возвышающееся на два этажа над поверхностью воды, поросшей кувшинками, испускало слабое свечение, и именно оттуда — единственного, что осталось от былой славы Ноктюрна — доносилась музыка. Как и шпиль церкви, сам дом немного накренился, словно его фундамент согнулся под собственной тяжестью. Трещины в стенах поросли лишайником, и в попытке разрушить это когда-то величественное строение, в каждую трещину, подобно змеям, заползли лианы — толстые и прочные, которые запросто могли послужить этому дому дополнительной опорой.

Несколько лодок — включая одну большую лодку лесорубов, которая, видимо, служила рабочим кораблем — были привязаны к колоннам особняка.

Лоусон подумал, что на этих самых скифах вампиры и привезли сюда Еву Кингсли из Сан-Бенедикта. А жители, которых они подчинили, чтобы переправить суда в Ноктюрн, послужили им обедом…

Веселая музыка все не смолкала. Темное Общество, похоже, решило устроить вечернику сегодня ночью. Лоусон предполагал, что на этой вечеринке ему предстоит стать гвоздем программы и почетным гостем.

Он услышал, как Энн тихо ахнула, и подумал, что она начинает осознавать, во что ввязалась и куда на самом деле попала.

— Я возьму те пули, — тихо сказала она.

Лоусон молча открыл одну из своих седельных сумок, достал коробку освященных серебряных патронов, которые приобрел для него отец Дейл у одного мастера в Западном Новом Орлеане, и передал Энн горсть. Коснувшись освященного серебра руками, он с трудом не выронил пули, но сумел предотвратить это движение, однако болезненно не поморщиться ему не удалось.

— В чем дело? — нахмурилась Энн.

— Ни в чем, — качнул головой он.

— Но тебе как будто опять было больно. А ведь солнца… еще нет, — неуверенно проговорила она, не решив, стоит ли принимать его слова насчет вампиризма на веру, или нет. Вся эта история казалась слишком дикой. — Так что случилось? Если того, кто собирается помочь мне спасти сестру может скрутить какой-то приступ в самый неподходящий момент, я хочу об этом знать.

— Просто серебро жжет пальцы, — передернул плечами он.

Девушка недоверчиво прищурилась.

— Дыма нет, — хмыкнула она.

21
{"b":"558709","o":1}