ЛитМир - Электронная Библиотека

Раньше, чем Энн успела среагировать, Лоусон выпустил твари пулю в висок. Шум выстрела заставил музыку резко прекратиться и остановил кольцо танцоров. Светловолосая вампирша рассеянно отшатнулась, но нога, на которую она ступила и перенесла весь вес своего тела, принялась осыпаться пеплом. Пока в немом шоке это существо выгорало изнутри, Лоусон подался вперед и сорвал с ее головы шляпку Энн, после чего почти равнодушно протянул ее хозяйке.

— Готовь ремингтон, но пока не двигайся, — мягко прошептал он. И, пожалуй, теперь этот шепот — единственное, что позволяло Энн не сойти с ума от страха.

Умирающая вампирша тем временем повалилась на стену, волосы ее подхватили пламя и вспыхнули в секунду. Она схватилась за горло, будто не смогла дышать, шея ее вдруг хрустнула, в агонизирующей пародии развернувшись сильнее, чем надо, в следующий миг голова ее начала сохнуть, как виноградина на солнце, глаза запали, после чего девчонка осыпалась на половицы горсткой пепла, издав последний крик ярости. Лоусон уже слышал такой крик раньше, но представлял, что Энн подобный звук должен был сбить с ног.

Повисло молчание.

Нарушено оно было примерно секунды через четыре — кто-то захлопал в ладоши.

— Впечатляет! — произнес человек, выйдя из кольца замерших танцоров. — Я впечатлен!

Он продолжил аплодировать, выходя вперед — спокойно, без страха, отдаляясь от толпы своих соратников.

— Я слышал, что у тебя есть оружие, которое… скажем так… дает тебе преимущество, но это… это было настоящее шоу!

— Благодарю, — ответил Лоусон, стараясь говорить без напряжения в голосе. Он опустил кольт, но второй — с рукоятью из слоновой кости — также уже был готов к атаке, стоило лишь выдернуть его из кобуры. — Хочешь увидеть еще один образец?

— Не нужно! Давай просто назовем это занимательным магическим фокусом, а? — он остановился и раскинул руки в стороны. — Ну, брат Лоусон… как тебе нравится мой город?

— Сыроват, — бросил Тревор, чуть приподнимая подбородок. — Думаю, довольно скоро он полностью уйдет под воду.

— И правда, — ответил Кристиан Мельхиор. Он нахмурился, и мыском ботинка пошевелил оставшееся от его приспешницы темно-зеленое платье, лежащее в горстке праха мертвой вампирши. — Прискорбно, но правда. Однако город уйдет в болото точно не этой ночью. Этой ночью… мы празднуем!

— Празднуете что?

— Твое возвращение домой. Твой шанс воссоединиться со своим племенем, дорогой брат. И посмотри, ты ведь принес нам вещественное предложение мира. Музыканты! — Мельхиор повернулся к ним. — Пожалуйста, продолжайте играть! Все желающие могут продолжать танцевать! Сегодня мы собираемся принять в нашу семью нашего блудного брата Лоусона, поэтому, прошу… помогите ему почувствовать себя дома.

Как только музыканты принялись вновь наигрывать свою мелодию, Мельхиор ухмыльнулся новым гостям.

— Ты все рассказал этому мешку с кровью? Подготовил ее? О, должно быть, это очень значимый момент!

Лоусон ничего не собирался отвечать, он молча курил свою сигару, пытаясь понять, что собою представляет этот Кристиан Мельхиор. Мужчина был высоким и худым, одетым в костюм цвета болотной грязи с темно-синей рубашкой и чуть более светлым жилетом. На вид ему было около двадцати пяти лет, его бледное лицо с широкими скулами, длинным носом и мужественным подбородком выглядело мягким и непроницаемым, гладко выбритым и без единой морщинки. Его черные волосы чуть вились. На вновь пришедших он смотрел хищным и голодным взглядом своих холодных серых глаз из-под темных арок бровей. Глаза его изучали Лоусона и Энн, перемещаясь от одного пришельца к другому.

Некоторые вампиры тем временем продолжили танцевать вокруг привязанной к стулу девушки, но другие наблюдали за этой немой конфронтацией с нервным интересом после внезапного уничтожения светловолосой девчонки-вампира. Казалось, лишь теперь у всех присутствующих появилось осознание собственной смертности, о которой они часто забывали в своем нынешнем состоянии.

— Что ж, — сказал Лоусон, выдув облако дыма в затхлый воздух. — Я пришел заплатить выкуп по твоему запросу. Но сначала я хочу увидеть лицо Евы.

— Брось, Лоусон, разве стоит тратить время на такие пустяки…

— Стоит.

— Я хочу вернуть Еву! — Энн направила свой ремингтон в голову Мельхиора. Пистолет держался в ее руке удивительно твердо, хотя голос девушки такой твердостью не отличался. — Я требую, чтобы ее немедленно развязали!

— Скажи своей красавице, — обратился Мельхиор к Тревору с напускной улыбкой. — Что она здесь приказов не отдает. И пусть опустит пистолет, пока никто не пострадал.

Он настоятельным жестом указал в сторону кого-то из наблюдателей. Тревор проследил за его взглядом: лысый, широкоплечий и мощный вампир в грязной белой рубашке и черных штанах сделал несколько шагов в сторону Евы, вытащил дерринджер из своего кармана и приставил пистолет к правому виску жертвы. Тело на стуле зашевелилось, голова чуть дернулась.

— Ей не причинили вреда. Пока что, — продолжил Мельхиор. — Мы хотим тебя, Лоусон. Разумеется, ты это и так знаешь. Было очень храбро с твоей стороны явиться сюда, но зачем ты привел с собой мешок с кровью?

— Она сестра вашей заложницы. Я не смог ее остановить.

— У тебя не так все гладко с силой убеждения, не так ли? — Мельхиор сделал еще два шага вперед и снова остановился, глядя прямо в дуло ремингтона Энн, не страшась кольтов Лоусона, хотя один все еще был у него в руке, а второй покоился в кобуре и был готов к стрельбе. — Нас здесь тридцать восемь сегодня, — ухмыльнулся он. — О… прошу прощения. Теперь — тридцать семь. А сколько этих волшебных патронов ты припас? Я не думаю, что их хватит на всех. Ты можешь уничтожить некоторых из нас, но… — Мельхиор широко раскрыл рот, демонстрируя большие клыки, словно хищный зверь, обозначающий границы своей территории. — Они — все равно одержат победу.

Он с торжественной усмешкой закрыл рот, клыки его вновь втянулись в десны.

— На самом деле, они одержат верх всегда и во всем.

— Сначала ты построил город, который утонул в грязи. А теперь хочешь построить точно такой же мир? — поморщился Лоусон.

— Мы хотим сохранить свое Общество живым и… здоровым, так сказать. Это значит… впрочем, ты и так знаешь, что это значит.

Лоусон знал. Это значило, что каждую ночь будет устраиваться разрушительная кровавая охота, будут вырезаться фермерские семьи одна за другой… и уничтожаться маленькие города один за другим… а затем больше и больше, пока…. пока что? Когда это прекратится? В конце времен?

Он снова выпустил облако дыма.

— Вот, где различие между нами, — сказал он, оглядев это сборище вампиров, пока музыка продолжала играть, а танцоры — кружить вокруг привязанной к стулу девушки. В одном Мельхиор был прав: здесь их было слишком много, чтобы застрелить каждого… даже такому быстрому стрелку, как он, не убить их всех.

Тревор поморщился и подумал: если ты собираешься прыгнуть на горячую сковороду…

— С города, — пожал плечами Мельхиор. — Может начаться мир. А ты можешь стать его частью, Лоусон. Нет никакой необходимости в твоем сомнительном мероприятии.

— Необходимость — есть.

Мельхиор одарил его быстрой сочувствующей улыбкой, которая быстро испарилась.

— Ты не можешь вернуться назад. Ты можешь двигаться только вперед, в этом твоя суть. Неужели ты этого до сих пор не понимаешь?

— Я понимаю, что за все эти годы так и не стал таким, как вы. И если мне предстоит таким стать, я лучше…

— Пустишь эту волшебную пулю себе в голову? — Мельхиор сделал еще два шага к своим гостям. Лоусон заметил, что два вампира — один постарше, потрепанного вида мужчина, а вторая молодая темноволосая женщина — начали смещаться влево. Справа встали два молодых вампира, также приближаясь. На каждом из них была грязная одежда, испачканная кровью, говорящей о множестве нападений на людей. — Может, тебе сделать это прямо сейчас и не тратить наше время?

23
{"b":"558709","o":1}