ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я подожду, — качнул головой Лоусон. Позади него Энн все еще держала ремингтон направленным прямо в голову Мельхиора, хотя она также заметила, что его прикрывают четыре вампира.

— Мой отец говорил мне когда-то давно, — лицо Мельхиора напряглось, скулы на бледном лице, казалось, пожелтели. — В большом белом доме на реке… он говорил: Кристиан, тебе следует застрелиться прямо сейчас, чтобы не тратить время попусту. Как мило с его стороны, не правда ли? Ну… я показал ему, из чего я сделан. Я возвысился над ним. Можно даже сказать, что делал это множество раз. А когда он сказал, что само мое рождение было ошибкой, и я никогда не стану ничем большим, чем эта ошибка, я сказал, что покажу ему, что могу не только избить его до потери пульса физически, но могу сделать это и в бизнесе. Я заявил, что я могу построить город на земле, на которой это фактически невозможно сделать. Ноктюрн… ночная музыка… мое великое творение, — напряженное лицо постаралось улыбнуться, но получилась лишь кривая полуулыбка, казавшаяся ужасно уродливой.

— Душещипательная история, — нахмурился Тревор.

— Она может считаться нашей общей, Лоусон. Мы семья, и ты вернулся домой. Мы хотим принять тебя в свои объятия.

— О, не сомневаюсь, — хмыкнул Лоусон, наблюдая за тем, как четыре вампира подбираются ближе.

Ждать было больше нельзя. Лоусон застрелил двух молодых мужчин, попав обоим прямо в лоб, и музыка снова остановилась. Толпа замерла и с ужасом принялась смотреть, как двое существ на их глазах превращается в две горстки пепла.

Тот, что выглядел старше всех, ринулся вперед с небывалой скоростью. Энн выстрелила в тварь, но сумела пробить дыру только в дальней стене, потому что монстр стал для нее почти невидимым. Когда он прыгнул на Энн, и клыки выскользнули из его широко разинутого рта, Лоусон выстрелил ему прямо в левый глаз, существо пронзительно завизжало и попятилось назад, а лицо его уже потемнело и начало пульсировать и лопаться.

— Всем сохранять спокойствие! — приказал Кристиан Мельхиор, когда прах разлетелся по комнате, и еще партия грязной, испачканной кровью одежды упала на пол.

Лоусон бросил одну из своих седельных сумок к ногам Мельхиора.

— Вот твоя плата золотом. Пересчитай, если хочешь, все в этой кожаной сумке. Мы забираем Еву Кингсли и уходим.

— Серьезно? Прямо сейчас? — осклабился он.

Тревор стиснул сигару зубами, кольт с рукоятью из слоновой кости скользнул ему в руку.

— Прямо сейчас, — кивнул он. — С дороги!

Мельхиор приподнял руки и отошел в сторону.

— Иди рядом со мной, — тихо обратился Тревор к Энн. — Только не спотыкайся и не падай.

Это был совет, который он мог дать любому, кто угодил в змеиное логово. Он двинулся вперед, и Энн старалась держаться к нему так близко, как только могла.

— Ты зря охотишься на Ла-Руж, — с вызовом произнес Мельхиор, когда они проходили мимо него. — Ей это не нравится. Никому из нас это не нравится, на самом деле. Нас угнетает то, что ты убиваешь себе подобных. Она требует, чтобы ты прекратил свои бессмысленные поиски чудес и, наконец, присоединился к нам. Твое место здесь. Иначе… тебя необходимо уничтожить.

Тревор ничего не сказал. Он и Энн почти подобрались к кругу.

— Дайте им пройти, — сказал Мельхиор, и перед Энн и Лоусоном расступились разномастные и разновозрастные вампиры, пропуская их через свое замкнутое кольцо. Как только они оказались внутри, кольцо снова замкнулось. Большой вампир с дерринджером в руке отошел в сторону, и Лоусон подумал, что этого, возможно, нужно будет убить следующим.

Энн кинулась к сестре. Тело на стуле вздрогнуло, словно в нетерпении.

— Стой! — выкрикнул Лоусон, и его резкая команда остановила Энн от намерения снять черный капюшон с головы. Тревор стал позади заложницы, и когда он занял позицию, фигура на стуле начала медленно вставать и поворачиваться к охотнику за головами лицом, веревки, похоже, были не завязаны, потому что они легко упали на пол, и тонкие руки фигуры поднялись, чтобы снять с себя черный капюшон, и под ним…

… под ним было лицо существа с черными вьющимися волосами, прекрасное лицо падшего ангела. Она была все так же величественна в своем зле… все еще носила маску Тьмы с должной царственностью и гордостью, хотя этой ночью на ней не было красного платья, ее черные глаза горели алым огнем и казались двумя Преисподними, смотрящими в остатки человеческой души Лоусона.

— Здравствуй, Тревор, — прошептала Ла-Руж, слабо улыбаясь и скользя к нему в объятия. — Вот ты и нашел меня.

Глава десятая

Первым порывом Лоусона было поднять свой пистолет и приставить к ее голове… но он этого не сделал. Не смог сделать. Она была его жизнью после смерти, и той самой Смертью, что оборвала его жизнь, и он попросту не мог отправить ей пулю в лоб, превратив ее тем самым в пепел. Нет, по крайней мере, он не сделает этого до тех пор, пока не выпьет ее ихор до последней капли…

— Моя сестра! — голос Энн сорвался. — Где моя сестра?

— Обращена, — безразлично сказал Кристиан Мельхиор. — Она переродилась. Лоусон… ты должен был знать, что мы не собираемся отдавать ее тебе. Ты пришел сюда не за девчонкой, ты пришел, чтобы найти Ла-Руж. Разве это не так? И чего ради? Чтобы ее уничтожить? Или, быть может, чтобы к ней присоединиться?

Лоусон с трудом удерживал равновесие, пока лицо Ла-Руж было так близко к его собственному. Ее рука поднялась и нежно скользнула по его щеке.

— Мой прекрасный мальчик, — прошептала она, сочувственно сдвинув брови и качнув головой. — Ты ни капли не изменился. Все такой же сильный, такой же яростный… вечно молодой. Живой, дикий и свободный. Ты так долго искал меня, но не потому, что хотел убить меня, non, mon cher! — ее пальцы коснулись его губ. — Ты делал это потому, что страстно желаешь меня, — сказала она. — Нет пути назад к тому, кем ты был. Это лишь глупая сказка, она никакого отношения не имеет к твоей настоящей судьбе.

Ее язык — черный, как жало скорпиона — выскользнул изо рта и прошелся по линии его подбородка.

— Твоя судьба быть здесь, с нами, Тревор. Со мной. Я восхищена тем, как долго ты боролся против собственной сути, против того, кем должен стать. Я никогда не видела такой выдержки. Ни у кого, кроме тебя. Но ты был таким… таким непослушным. Таким несносным! Убивал себе подобных и зачем? Ты больше не человек, Тревор. Прими это. Смирись с этим. Так будет лучше для всех.

Лоусон с огромным усилием сумел заговорить.

— Я остался… человеком. Остался.

— Нет, не остался, — снисходительно прошептала она ему на ухо. — Ты гораздо больше, чем человек. И со временем… когда ты дашь себе полную свободу перевоплощения, ты поймешь, что значит быть богом.

Щелкнул пистолет.

Ствол ремингтона поднялся и направился прямо в голову Ла-Руж.

Лоусон, не помня себя — словно создание его пребывало на границе самого ужасного ночного кошмара — потянулся в сторону и оттолкнул ствол.

Ла-Руж улыбнулась.

— Эту мы обратим вместе, — сказала она ему. — Или, может, хочешь убить ее прямо сейчас? Решай сам. Но, прошу, не медли, потому что я очень голодна.

Лоусон чувствовал, как две силы столкнулись внутри него в жестокой схватке. Он ощущал в дыхании Ла-Руж пульсацию веков. Он осознавал, как с каждой секундой все сильнее разрушаются души в этой грязной, заплесневелой могиле. Бог, подумал он, способен жить вечно, сильный и яростный, вечно молодой, по крайней мере, с виду… вечно дикий и свободный.

Она была права, говоря это, и вот она — здесь, прямо напротив, предлагает ему вечность, которую уже успела попробовать на вкус.

Медленным движением руки он расстегнул свое черное пальто.

Затем — столь же медленно — расстегнул свой красный жилет.

24
{"b":"558709","o":1}