ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я здесь! На шпиле церкви!

Пауза продлилась пару секунд. Затем:

— Я тебя вижу!

Изо всех сил напрягая взгляд, он тоже сумел ее найти. Энн гребла в небольшом скифе прямо под ним, и, похоже, все ее тело облепила серая грязь.

— Ты можешь спуститься сюда? Можешь прыгнуть?

— Может быть… — неуверенно сказал он. Под ним было тридцать футов, и приземление обещало быть страшно болезненным, даже в воду. — Сейчас! Я сброшу кое-что!

С усилием он сумел снять свое пальто и жилет, освободиться от утяжеляющих ремней и динамита, с трудом сняв его через голову.

— Подплыви так, чтобы поймать это и не дать промокнуть. Сможешь?

— Я готова.

Лоусон сбросил свернутое пальто, и тот приземлился в лодку. Затем настала очередь жилета.

— Прошу, сохрани мои сигары сухими! — нервно улыбнулся он. — Я их очень люблю. Они в правом кармане жилета.

Тревор сбросил еще один сверток, и тот тоже попал в лодку. Жаль, что не было веревки, по которой можно было бы спуститься. Возможно, на колокольне она есть, но солнце уже нещадно жгло его, чувства затуманивались, и Лоусон ощущал, как внутри него вместе с этим огненным шаром на небе разгорается паника. Придется прыгать, невзирая на страшную боль, и забираться в лодку. А затем искать убежище.

Тревор лишь сейчас понял, какое облегчение ему принесла весть о том, что Энн не умерла. Но времени на эти размышления не было. Пора.

Лоусон стиснул зубы, повернулся в нужное положение и столкнул себя с крыши.

Это было нестерпимо больно, но солнце обещало еще большие муки. Он поднялся из воды и с помощью Энн сумел вытянуть себя на борт. Выбравшись, он постарался не намочить сброшенные ранее вещи.

— Все хорошо. Ты справился, — заботливо произнесла Энн, прикоснувшись к его плечу.

— Нужно укрыться… — прохрипел он. — Иначе… сгорю.

— Сейчас, — кивнула Энн и принялась грести к ближайшему особняку. Здание было наполовину разрушено, конструкция его накренилась, а крыла почти съехала. Казалось, лишь тугие лианы не давали ей упасть в болото.

— Они погнались за мной, — нервно рассказала Энн по пути. — Трое. Я уплыла. Нырнула в грязь и оставалась там так долго, как только могла. Затем переместилась в другое укрытие в грязи. Они искали меня, но я не двигалась. Очень долго. И они ушли. Я видела их в лодках. Некоторые, похоже, сбежали, но некоторые остались. Они прячутся в этих домах. Моя сестра… — Энн вздрогнула, когда заговорила о ней. — Они превратили Еву в одну из них?

— Да, — слабым голосом отозвался Тревор. Тело его одновременно дрожало и горело.

— Они в этих домах. Вокруг нас. Они спят?

— Да… — снова с трудом выдавил Лоусон.

— Они не проснутся днем?

— Нет. Они не такие, как я. Я могу терпеть… некоторое время быть на солнце. Но совсем недолго, так что, — он испустил сдавленный болезненный вздох. — Прошу, поспеши…

— Стараюсь, как могу, — голос ее чуть подрагивал.

Наконец, они скользнули в прохладную тень разрушенного особняка. Солнечный свет пробивался через окна, но были здесь темные углы, куда лучи не доставали. Там крылась спасительная тьма. И в этих лодках были тела, укрытые защитным материалом, похожим на парусину. Некоторые — как и Лоусон — использовали темные покрывала или непроницаемые шторы. В этой комнате находилось четыре тела, рассредоточившиеся по трем лодкам, и их скифы были связаны между собой и привязаны, чтобы не уплыть.

Лоусон и Энн облегченно вздохнули сев рядом в своей лодке. Он всячески старался не потерять сознание от боли, а она стоически пыталась справиться со своим горем и прийти в себя от шока.

Пальцы в перчатках девушки, заметно подрагивая, принялись заряжать ее пистолет серебряными пулями. Кольт Лоусона с рукоятью из палисандра был облеплен грязью и покоился у нее на поясе.

— Мой пистолет высох, — пояснила она. — Я его очистила от грязи, как только смогла… ты… — девушка помедлила. — Тревор, мне убить их?

— Это лучший выход, — ответил он.

— Ты не хочешь посмотреть на их лица, прежде чем я это сделаю. Та женщина… Ла-Руж. Ты ведь не хочешь, чтобы я убила ее, она нужна тебе, чтобы…

— Ее здесь не будет, — сказал он, чувствуя, как в спасительной тени горящая боль от солнечных лучей чуть отпускает. — Она знает, что Кристиан Мельхиор мертв, поэтому ожидает, что я — жив. Так что, где бы она ни скрывалась… это будет не здесь.

— Ты ведь не сдашься? Не прекратишь искать ее?

— Сдаться? — переспросил Лоусон. Он посмотрел на другие лодки и на спящих в них тварей. — Нет, я никогда не сдамся.

Он заметил, что одно из тел дернулось, словно от кошмара. Может, они чувствуют, что в опасности? Может даже предпринимают попытку подняться ото сна и избежать пули? Что ж, нет, сегодня победу будут праздновать ангелы.

— Я сожалею о твоей сестре… — устало проговорил он. — Сожалею, что ее впутали во все это. Я сожалею… обо всем.

Даже сейчас, говоря об этом, он чувствовал манящий запах крови Энн. Он понимал, что спящие вампиры тоже его чувствуют, и они мечтают восстать и выпить ее досуха. Возможно, им даже снятся сны об Энн прямо сейчас. Может, и он сам… увидит такой сон, потому что в нем куда больше от вампира, чем от человека, несмотря ни на что?..

Может…

— Когда закончатся пули, — пробормотал он. — Можно будет использовать динамит. Я думаю, Ноктюрну пора вернуться в болото. Что скажешь?

— Я скажу, — ее суровые черные глаза на запачканном грязью лице, уставились на него. — Что хочу найти мою сестру, и если она действительно похожа на них… я хочу увидеть, как она освободится. Я едва могу… даже подумать, что Ева станет такой. Но…

На время она замолчала.

— Нам ведь никто не поверит, верно?

— Большинство — нет. Единицы — да, — отозвался Тревор.

— Где ты будешь искать Ла-Руж теперь?

— Думаю, они займут другой город на болоте. Это в их привычках. Я разыщу их. С этого и начну.

Энн зарядила пистолет полностью. Она пожевала нижнюю губу, наблюдая, как некоторые тела извиваются в своих покрывалах.

— Похоже, — тихо произнесла она. — Тебе может понадобиться помощь.

— Я бы никого не посмел просить о такой помощи. Только не так, зная, что они поджидают…

— Похоже, — в глазах Энн зажегся нехороший огонек. — Тебе нужен кто-то, кто может путешествовать днем.

Лоусон молча уставился на девушку, словно она потеряла рассудок. Может, эта встреча с Темным Обществом и впрямь лишила ее разума? Или она была настолько в шоке, что решила бросить себе невыполнимый вызов и поставила задачу погрузиться в мир кошмаров?

— Я уже не стану прежней, — сказала она, глядя на него, и две слезинки сбежали по ее щекам. Лоусон видел на ее лице боль потери. Печаль, которую невозможно скрыть. Это была та боль, которую испытываешь, когда узнаёшь, что зло существует, и наглядно видишь, на что оно способно.

— Энн, — тем не менее, он попытался отговорить ее.

— Ты знаешь, что я не вернусь к тому, что было, — перебила она, поднимая пистолет. — Я умею стрелять. Я могу сражаться. И хочу отомстить за сестру. Прошу… — невыносимо тяжелый вздох вырвался из ее груди. — Ты позволишь мне помочь тебе?

Это была ночная работа, подумал Лоусон. Это всегда было ночной работой, все сводилось к ней, но сегодня… сегодня все было иначе. Сегодняшний рассвет многое изменил.

Тревор не знал, может ли довериться Энн. И может ли позволить ей доверять ему. Да, он все еще цеплялся за остатки человеческого в своей душе, но природа вампира медленно поглощала его… и жажда человеческой крови становилась сильнее.

Я путешествую по ночам, подумал он. Да, девушка была права… ему мог бы понадобиться кто-нибудь, кто свободно может перемещаться в дневном мире. С Энн, возможно, его шансы найти Ла-Руж возрастут. И тогда он снова попытается забрать себе то, что ему причитается… выпить ихор этого прекрасного чудовища до капли и стать человеком, которым когда-то был… если, конечно, предположить, что это действительно возможно, что это не просто миф, придуманный капралом конфедератов для собственной забавы…

27
{"b":"558709","o":1}