ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В катере все было так же, как в прошлый раз, и Хинкап подумал, что ангелы больше не приходили сюда, – видимо, убедились в своем бессилии перед чужой техникой. Хинкап проверил аппаратуру – сигнал бедствия уходил в Пространство, но никаких признаков того, что он кем-то принят.

– Хинкап, – спросил внезапно Лодар, – а как запускаются двигатели?

Хинкап расстегнул воротник, вытащил висящий на крепкой цепочке ключ.

– Вот, – сказал он, – без этого взлететь нельзя.

Он вставил ключ в отверстие на панели – и замер. Он ничего не мог услышать – но ощутил, почувствовал всем существом, кожей, что ли… и взглянул на окошки датчиков.

– Черт… – прошептал он и сел в кресло перед пультом. Ноги отказались держать его. Хинкап побледнел.

– Что такое? – Лодар смотрел на почтальона со странным выражением в глазах. – Что случилось, Хинкап?

– Черт… – только и мог сказать почтальон. Но Лодар уже все понял.

– Стервы, – пробормотал он, – опять стервы… Послушайте, Хинкап! Немедленно едем в город. Я не могу оставить вас одного здесь – и невозможно оставлять надолго ваш катер… теперь. Вы вернетесь сюда с подкреплением. Нельзя подпускать их близко к вам. Уж теперь они постараются заставить вас стартовать.

– Зачем?

– Чтобы вслед за вами очутиться на вашей Земле, болван! – рявкнул Лодар.

– …Но как? – говорил Хинкап, в то время как Лодар выжимал из автомобиля все, на что тот был способен. – Как они могли разобраться? Ведь это нешуточное дело, здесь совершенно новые для вас принципы, и вообще… Одно дело – та часть, которая не связана с подпространством, она оставалась в полном порядке, потому я и смог сесть на Алитолу. Другое дело

– переход. Когда меня сбросило с маршрута, на табло… короче, там была сущая неразбериха. И вдруг – полная готовность к приему программы…

– Они еще и не то могут, – коротко ответил Лодар. – Вы до сих пор не понимаете, что такое стервы. Вам все шуточки.

– Вы что-то не то говорите, – возмутился Хинкап. – Какие шуточки?

– А такие. Вы думаете, эта… ваша знакомая, она случайно разыскала вас в Столице? Нет. Уверяю, они намерены захватить и испоганить ваш мир, – точно так же, как испоганили наш. Плевать я хотел на их заслуги, без них прожили бы. Ну, получили бы автомобили и телевидение на двести лет позже, ну и что? А теперь… Ведь они сотни лет держат в руках науку, не допуская к ней простых смертных. Они создали монополию, отрезав для остальных возможность духовного и творческого развития. И презирают этих самых остальных за серость и бездуховность. А кто создал такую ситуацию? Они сами. И бунт вызван как раз тем, что появились люди, не желающие жить так, как предписано стервами. Вот стервы и засели в лесах – дескать, попробуйте без нас обойтись. Представьте, обошлись. Тогда они полезли в правительство. Цель? Я думаю, несложно догадаться. Но и здесь им не удалось быстро добиться своего – а стервы терпеть не могут, если их желания не осуществляются сразу и окончательно. Они не любят затяжных действий. Вот и решили наскоком взять ваш мир.

– Лодар, наш мир настолько велик и сложен, что…

– Чем сложнее мир – тем проще их задача. Расчет на то, что вы добродушны и терпимы. А множественность существ, населяющих, как я понял, вашу Систему, даст им возможность проявить вовсю свои таланты. Мимикрия, Хинкап!

Хинкап внезапно вспомнил разговор в лесу – «Мне кажется, она слишком сдержанна с ним», – говорил один из собеседников. И Сойта утратила сдержанность, пришла к нему…

– Но если, как вы предполагаете, они хотят улететь с вашей планеты, – в чем я все-таки сомневаюсь, потому что на моем катере место лишь для одного человека, а строить корабли, не имея соответствующей промышленности, невозможно, – то что будет с теми, которые родятся после? Неужели вы думаете, что они оставят будущих ангелят вам… на растерзание?

Лодар повернулся резко к Хинкапу, машина слегка вильнула, и Лодар крепче схватился за руль. Заговорил, глядя на дорогу перед собой:

– Эх, милый гость… Вы, конечно, попали под влияние этих… Не думайте, что я вас осуждаю, нет. Они чертовски обаятельны, и как раз поэтому мы сами долго не могли разобраться в их истинной сущности. Но. Вы чужой, вы не знаете, какие муки нам пришлось вынести, прежде чем мы дошли до истины. На растерзание… сильно сказано. Только никого они нам не оставят, не беспокойтесь. Эту проблему они решили. Вам ведь говорили уже – но вы не обратили внимания, или просто не поверили. Стервы научились отыскивать среди нас тех, кто может родить ангела. И уничтожают таких людей. Сами по себе ангелы бесплодны, это утешает немного. И еще. Взрослые стервы занялись извлечением милых крошек из городов – сбивают свое стадо в кучу. А начался этот сбор после вашего прибытия к нам. Вот и подумайте.

– А разве раньше они не забирали к себе малышей?

– Забирали, когда тем исполнялось лет десять-одиннадцать, не раньше.

– Но… видите ли, Лодар, я хочу понять. Если маленькие ангелы опасны…

– Кто это вам сказал?

– Н-ну…

– Ясно. Нет, Хинкап, вас еще раз надули. Эти твари явно не рассчитывали, что вы сможете выйти из-под их контроля. Маленькие ангелы не опасны. Только самые первые из тех, что умеют убивать, представляли опасность, но лишь потому, что никто не знал еще об их новом свойстве. А так… Хинкап, ребенок есть ребенок, ему несложно внушить, что можно и чего нельзя. Ангелята уже больше ста лет воспитываются не дома, а вместе с другими детьми, в учебных приютах, и ни разу не было случая, чтобы ребенок вышел из-под влияния опытного педагога. А когда малыш подрастает, стервы устраивают налет и забирают его к себе. И начинается новое воспитательное действо. Мы пытались препятствовать этому, потому что большинство из нас убеждены: если ангел вырастет среди людей, он останется человеком и не превратится в стерву. Но, увы…

У въезда в город маячила фигура полицейского. Он помахал рукой, и Лодар остановил машину. Полицейский подошел, заглянул внутрь.

– Добрый день, Лодар. Кто это с вами?

– Это мой гость. Из Толли-Тор. В чем дело?

– Да, видите ли…

Полицейский наклонился к самому уху Лодара и что-то быстро зашептал. Хинкап увидел, как вздрогнул Лодар, как он побледнел, даже руки у него слегка задрожали. Но он молчал, стиснув зубы. Полицейский развел руками, отодвинулся от машины и сказал громко:

– Так что я вам советую проехать домой боковыми улицами, а уж когда будете готовы – тогда поспешите.

– Хорошо, – сказал Лодар. – Мы поспешим.

Автомобиль рванулся с места; Хинкап собрался было спросить, что же случилось, но посмотрел на Лодара – и передумал. Через несколько минут машина выбралась на длинную прямую улицу, ведущую к центральной площади городка, – той самой площади, на которой стоял круглый каменный павильон. Хинкап решил, что там снова огромная толпа пытается изловить стерву. Но вот они вышли из машины – и Хинкап услышал отдаленные крики, визг… это совсем не было похоже на молчаливую облаву, свидетелем которой так недавно оказался Хинкап. Что-то совсем иное происходило теперь, но Хинкап по-прежнему не решался задать вопрос. Лодар, не захлопнув дверцу машины, прислушался и сразу побежал вперед. Хинкап рванулся за ним, но через несколько шагов вскрикнул и остановился. Он подвернул ногу. Лодар ничего не заметил, и Хинкап, переждав первый приступ мучительной боли, заковылял, придерживаясь за стены домов, – туда, где случилось что-то ужасное.

…Улица казалась бесконечной. Хинкап, скрипя зубами от боли, продвигался вперед, видя быстро удаляющуюся спину Лодара. Но вдруг там, где улица сливалась с площадью, он заметил неподвижные фигуры, перекрывающие проход. Неподвижные, стройные… Хинкап не мог рассмотреть стоящих поперек дороги людей, но понял, ощутил, что это – стервы… и Лодар приближался к ним, а он, Хинкап, как в дурном затянувшемся сне, казалось, не мог сдвинуться ни на метр, и боль в ноге приводила его в бешенство. И как в дурном сне, он не мог побежать к Лодару, когда тот упал; Хинкап видел, как одна из стройных фигур слегка склонила голову, взглянув, видимо, на Лодара, – и больше стервы не оборачивались в его сторону. Потом ангелы продвинулись вперед, ближе к площади, – а Лодар остался лежать на мостовой. Как долго пришлось Хинкапу преодолевать оставшиеся метры пути – он после не мог вспомнить. Наверное, потому, что, когда он наконец добрался до Лодара, он увидел, что тот мертв… И едва почтальон понял это – до его слуха вновь донеслись крики.

14
{"b":"55871","o":1}