ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

…На площадь выходило шесть улиц, и по двум из них на огромную тарелку площади вливались люди, – много женщин, детей, иногда в толпе мелькало мужское лицо, такое же испуганное, как остальные. Хинкап остро различал оттенки ужаса на лицах… а на площади людей ждали ангелы. Стервы сгоняли всех к центру, к тому самому павильону, памятному для Хинкапа… а возле каменной беседки стояли спокойно несколько ангелов. И люди, приблизившиеся к этой группе, вдруг начинали корчиться и кричать так, что мороз продирал по коже, – и отбегали в сторону, хватаясь за головы, кружась, шатаясь… а потом падали. Некоторые добирались до боковых улиц, пытаясь уйти, – но на всех выходах с площади неподвижно стояли стервы, и люди, наткнувшись на заслон, поворачивали назад… и в конце концов тоже падали.

Хинкап плохо соображал; ужас, охвативший его при виде побоища – бескровного и оттого еще более страшного – и боль в ноге («…кажется, сломал… Они уничтожают тех, кто способен родить ангела… или мстят перед уходом?..») не давали ему возможности рассуждать и делать выводы, однако в мозгу вспыхнуло и засело гвоздем: «Катер!..» Хинкап почему-то решил, что если сейчас, сию минуту, увести катер с Алитолы, – все еще может образоваться… главное – катер, чтобы стервы не могли до него добраться… С огромным трудом Хинкап доковылял до машины Лодара и упал на сиденье. Катер!.. Если увести катер, стервы поймут… что они поймут? Хинкап развернулся и на полной скорости помчался по пустынным улицам. На выезде из города он едва не сбил по-прежнему торчавшего на дороге полицейского, но даже не обернулся. Если сейчас увести катер, стервы не смогут уйти с Алитолы, и поймут, что нужно сдаться… им не под силу самим выйти в Глубокий космос… главное – катер…

Последним усилием воли Хинкап заставил себя вытащить пусковой ключ. Двигатели в порядке… кто их исправил?.. Сейчас не до того… Маршрут? Какой к черту маршрут, если он не имеет понятия, где находится… в подпространство – и точка.

VIII

«Я должен жить, хотя я дважды умер».

Медленно, очень медленно возвращалось к Хинкапу сознание. Боль в правой ноге – несильная, чуть заметная, словно эхо прежней острой рези, – прежде всего привлекла его внимание. И он вспомнил. Хинкап не спешил открывать глаза – страх неведомого неожиданно навалился на него, и почтальон оттягивал знакомство с окружающей реальностью. Но долго это продолжаться не могло, и в конце концов Хинкап осторожно взглянул прямо перед собой, и увидел всего лишь потолок – высокий, гладкий, с непривычной формы светильниками. Хинкап окончательно пришел в себя. Осмотрелся внимательно. Палата. Больница. Это ясно. Неясно только, как он сюда попал и где находится эта больница. Если на Алитоле – значит, побег не удался. А если не на Алитоле – то где же?

Слева раздвинулась стена, в проеме появилась женская фигура в светло-голубом халате. Хинкап молча следил за женщиной. Она подошла к постели, придвинула стоявший чуть в стороне стул, села. Улыбнулась открыто, ласково.

– Здравствуйте, Сол Хинкап.

– Здравствуйте, – пробурчал почтальон. – Где я?

– На Земле. Я – ваш лечащий врач, Ирэна Тестьен.

– И что со мной такое?

– Видите ли, у вас был… э-э… сложный двойной перелом правой лодыжки с серьезным повреждением нерва.

– Вы что, хотите сказать, что я валяюсь здесь из-за какого-то паршивого перелома лодыжки?

– Плюс тяжелое нервное потрясение.

– Чушь. Еще что?

– Еще… Видите ли, вы некоторое время находились в подпространстве, будучи в бессознательном состоянии. Программа безопасности на вашем катере сработала с запозданием, это результат аварии. Ну, вы должны представлять, чем кончается такая ситуация, вы ведь давно работаете в космосе.

– Все так… – протянул Хинкап. – А как я сюда-то попал?

– Вас подобрали довольно далеко от Земли, собственно, вообще за пределами Системы. Случайно. Так что можете считать, что вам повезло.

– Повезло, это точно, – сказал Хинкап.

И вдруг ему показалось…

– Сойта! – вскрикнул он, приподнимаясь.

В глазах женщины вспыхнуло неподдельное удивление.

– Что?

– Вы – Сойта!..

Свет из окна падал под прямым углом, и Хинкап явственно увидел в лице врача знакомые черты, – несмотря на то, что эта женщина была, безусловно, старше Сойты, и все же… «Маска! – пронеслось в голове Хинкапа. – Она напялила маску!..»

– Помилуйте, Хинкап, – мягко сказала мадам Тестьен. – Я же сказала вам – меня зовут Ирэна. Не волнуйтесь, пожалуйста. Я прекрасно понимаю, что с вами происходит. Это остаточные явления. Видите ли, мы вынуждены были… поймите нас правильно, иначе мы не смогли бы вывести вас из шока. Мы вынуждены были снять вашу мнемограмму. Поэтому я знаю все, что произошло с вами там, на той планете. Не беспокойтесь, Сол, это пройдет.

Хинкап вслушивался в голос врача. Всматривался в ее подтянутую фигуру. В движения рук. В глаза. Нет, черт побери, он не ошибается. Это Сойта. Стервы-ангелы – на Земле?! Осторожно, почтальон! Держись…

– Долго мне придется здесь пробыть? – спросил он.

– Дней пять.

– Хорошо, – и Хинкап отвернулся лицом к стене.

Он слышал, как женщина встала, поставила на место стул и вышла. Мучительные картины завладели сознанием Хинкапа – площадь, наполненная людьми, разинутые в крике рты, стервы-ангелы, равнодушно шагающие прямо по лежащим на гравии телам… и он, Хинкап, бессильный сделать что-либо, – наблюдатель в кошмарном сне… и Лодар, скорчившийся на мостовой…

Палата наполнилась внезапно едва заметным туманом, и почтальон вдохнув его, забылся сном.

Два дня прошли спокойно. Хинкап почти забыл о своих страхах, мадам Ирэна больше не казалась ему похожей на Сойту. На третий день почтальона пригласил главврач. Хинкап вошел в небольшой кабинет и увидел за столом возле окна худого, немного сутулого человека. Показалось, почтальон где-то видел его, но где – не смог вспомнить.

– Здравствуйте, – сказал главврач. – Садитесь, поговорим.

– Добрый день, – ответил Хинкап, оглядываясь по сторонам. Ничего особенного он не увидел, кабинет как кабинет. – Скоро вы меня отпустите?

– Скоро, – сказал главврач и представился: – Доктор Синто.

– Очень приятно. А когда – «скоро»?

Синто улыбнулся, и Хинкапу вновь почудилось, что этот человек ему знаком. Но впечатление мелькнуло и пропало.

– Как только убедимся, что не осталось следов шока, пережитого вами. Скажите, Хинкап, врач Ирэна Тестьен все еще кажется вам похожей на женщину с той планеты, где вы побывали?

– Иногда.

– Вот это меня и беспокоит, – сказал главврач. – И я хочу, чтобы вы убедились окончательно – мадам Ирэна обычная земная женщина. Поэтому я попросил ее провести с вами два-три дня в ее доме, у ее родных. Вы отдохнете в домашней обстановке – и, пожалуй, сможете приступить к работе.

Хинкап немного удивился – ему не приходилось раньше слышать о таких методах лечения, но, поскольку ему вообще не часто случалось иметь дело с медициной, он решил, что это в порядке вещей.

– Хорошо, сказал он. – Спасибо.

15
{"b":"55871","o":1}