ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Луна для волчонка
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Теряя Лею
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Строим доверие по методикам спецслужб
Отдел продаж по захвату рынка
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
A
A

…Сойта небрежным жестом сбросила веревки, опутывающие ее руки и тело, – словно желание Хинкапа увидеть ее свободной придало ей нечеловеческую силу, – небрежно поправила пышные волосы, растрепавшиеся во время схватки. И пошла прямо на толпу. Люди молча шарахались от нее в стороны, отворачивая лица, – а она шла, не замечая никого и ничего, и только легкий скрип ее туфелек по гравию, покрывавшему площадь, слышен был в мертвой тишине.

– Это ужасно, – говорила Гилейта, накрывая на стол. – Кто бы мог подумать, что среди горожан найдется кто-то, сочувствующий стервам? Я не могла предположить такой возможности.

– А почему вы так решили? – спросил Хинкап.

– Что я решила?

– Ну, что кто-то сочувствует этой… ангелу?

– Разве вы не поняли? – вмешался Лодар. – Стерва ушла потому, что кто-то на площади очень захотел ей помочь. Ангел не может пройти сквозь сплошную стену ненависти. Но от сочувствия у этих гадин силы удесятеряются, они уходят из любой западни совершенно спокойно. Ваш героизм оказался бесполезен.

– Н-да, – пробормотал Хинкап. – Любопытно…

Во время обеда гость и хозяева почти не разговаривали, лишь изредка обменивались незначащими словами. Лодар и Гилейта думали о детях – до сих пор не удалось выяснить, кто из детей, бывших в приюте, остался жив, потому что в дело вмешались военные и увезли тех, кого удалось спасти. Хинкап размышлял о событиях, свидетелем которых он оказался, и пытался для себя осмыслить и оценить происшедшее. Ощущая некоторую путаницу в мыслях, почтальон тем не менее старался привести в систему то, что узнал и увидел. Горожане называют лесных отшельников стервами, так. Насколько мог понять Хинкап, ангелами этих странных людей окрестили в давние времена не только за красоту, но – в основном – за превосходящие нормальные человеческие способности таланты. Далее – ангелов называют стервами за якобы лютую ненависть к обычным средним людям. Но за то время, что Хинкап жил в лесном поселке, он что-то не заметил, чтобы отшельники говорили о городских с ненавистью. Скорее они говорили с сожалением… но, может быть, они скрывали свои истинные чувства? Возможно, возможно… только Хинкапу в это не верилось. Ведь Сойта говорила, что лесные жители хотят уйти вообще с Алитолы, – именно затем, чтобы не служить причиной ненависти. Если бы ангелы желали – им, похоже, не стоило бы особого труда расправиться с горожанами, судя по тому, что Хинкап видел в лесу во время обстрела деревни. И в то же время – ангелы ходят в город и берут то, что им нужно, без особых церемоний. Но если их вынуждают поступать подобным образом? Если у них просто нет другого выхода – как тогда оценить ситуацию? В конце концов, ангелы приходят в город без пушек… хотя, с другой стороны, к чему им пушки? Но ведь там, на площади… никого Сойта не убила, так? Может быть, она не умеет это делать? А может быть, вообще слухи об опасности, исходящей от ангелов, преувеличены? Но что тогда думать о детском приюте, который разгромили стервы? Зачем они это сделали? Сойта… Хинкап подумал, что Сойта, вероятно, не откажется объяснить ему все, если он потребует объяснений. Но для того, чтобы поговорить с Сойтой, нужно вернуться в лес. Как объяснить Лодару и Гилейте такой поход?

– Я все-таки не понимаю, – сказал в конце концов Хинкап. – Зачем ангелы напали на приют?

– Это месть, – ответил Лодар. – Недавно военные забрали из этого приюта двух ангелят. Куда они увезли малышей – неизвестно, и неизвестно, как узнали об этом лесные стервы. Но результат вы знаете.

Снова все замолчали надолго, и Хинкап пытался переварить новое сообщение. Месть? Но если маленьких ангелов забрали военные, то с какой стати отшельники стали бы мстить городским детям, громить приют? Хинкап решил, что Лодар скрывает что-то, не желая говорить правду.

– Мы обращались в Столицу, – сказала Гилейта, – три года назад. Но правительство, вместо того, чтобы принять какие-то реальные меры, расположило у нас военный гарнизон. А военные в этом деле только помеха. Чтобы справиться с ангелами, нужны не пушки, а ученые. Мы составили новую петицию, Лодар поедет с ней, попытается пробиться на прием к президенту.

– Да, – кивнул энергично Лодар. – Не вернусь, пока не докажу этим столичным идиотам нашу правоту. Хотите поехать со мной?

– Хочу, – сказал Хинкап.

V

Огромный автомобиль бесшумно скользил по шоссе, уходящему в мутную бесконечность голой равнины. Лес виднелся справа темной полосой, подчеркнувшей горизонт. Хинкап вдруг сообразил, что именно по эту сторону лесного массива находится его катер.

– Лодар, – сказал он, тронув спутника за рукав. – Вон там, возле леса, мой… моя машина. Мне хотелось бы взглянуть на нее. Вы не могли бы…

– Ваша машина? – Лодар удивленно обернулся. – Почему вы бросили ее здесь?

– Поломка, – коротко ответил Хинкап.

Лодар остановил машину и осмотрел серое, бесконечно унылое пространство, отделяющее шоссе от леса. Потом осторожно повел автомобиль по невысоким кочкам, выбирая дорогу поровнее.

– Не знаю, – сказал он, – как мы доедем и как выберемся. А как вы туда попали?

– Случайно занесло, – ответил Хинкап.

Лодар промолчал, но взглянул искоса на почтальона. Хинкап видел, что Лодару все это кажется очень и очень странным, – действительно, зачем вдруг нормального путешественника бросит в сторону от дороги, если он едет на машине?

Хинкап всматривался в границу леса, обшаривал ее взглядом, разыскивая знакомый силуэт катера, и когда наконец увидел его, махнул рукой, показывая Лодару, куда ехать.

– Вон там!

Лодар повернул машину. Когда они подъехали к катеру, Лодар остановил автомобиль и посмотрел на Хинкапа, ожидая объяснений. Хинкап вздохнул, открыл дверцу, вышел и молча зашагал к катеру. Позади хлопнула вторая дверь – Лодар направился вслед за почтальоном. В трех шагах от катера Хинкап остановился. Ему показалось, что за катер шмыгнула какая-то тень. Он обернулся к Лодару, спросил тихо:

– У вас есть оружие?

– Да, – так же тихо ответил Лодар.

– Дайте.

Лодар вытащил из заднего кармана брюк пистолет, передал его почтальону, и Хинкап, взведя курок, медленно пошел вокруг катера, стараясь ступать как можно тише. Что-то зашуршало по обшивке, и Хинкап бросился вперед. К опоре катера прижался маленький мальчик, лет семи, хорошенький, как херувимчик. Он таращил на Хинкапа испуганные глазенки, даже не пытаясь убежать. Хинкап облегченно вздохнул и засмеялся, опустив пистолет. Но с другой стороны катера вышел Лодар, и когда Хинкап увидел выражение его лица, почтальону стало не до смеха. Лодар смотрел на малыша с ужасом и омерзением.

– Что с вами, Лодар? – недоуменно спросил Хинкап.

Вместо ответа Лодар протянул руку и… Хинкап не успел помешать. Раздался выстрел. Малыш упал. Кровавое пятно расползлось по его груди, и Хинкап, оглушенный, в ужасе смотрел на алые капли, медленно стекающие на чахлую траву.

– Что… что вы сделали, Лодар? – прохрипел он наконец.

– Это ангел, – сказал Лодар, оглядываясь по сторонам и держа пистолет наготове. – Хорошо, если он был один. Тогда нам повезло. Вы очень удачно отвлекли его внимание смехом, он слегка расслабился. Но все же нам лучше уйти поскорее.

Хинкап слышал и не понимал слова Лодара. Он опустился возле мальчика на колени, всмотрелся в бледное личико, приложил ухо к маленькому тельцу… Конец… без сомнения, конец. Хинкап почувствовал дурноту. Он с трудом встал, прислонился к катеру и закрыл глаза.

– Лодар, – прошептал он, – Лодар, как вы могли…

– Очнитесь, младенец, – резко ответил Лодар. – Посмотрите на него еще раз!

Хинкап открыл глаза… и ему стало совсем плохо. Малыш взрослел на глазах, увеличивался… это было похоже на бред, на кошмар. Через несколько минут уже не семилетний ребенок лежал перед Хинкапом, а взрослый мужчина, к тому же хорошо знакомый почтальону – это был Дорей. Но и на этом трансформации тела не закончились. Мертвый Дорей старился, сморщивался и скоро Хинкап увидел перед собой труп дряхлого старца. Лодар следил за превращениями совершенно спокойно, и в то же время наблюдал за Хинкапом. Наконец он произнес:

9
{"b":"55871","o":1}