ЛитМир - Электронная Библиотека

***

Сегодня, всю ночь мне снились сны, теплые руки обнимали, а манящие губы дарили поцелуи моему телу. Этот сон пробудил во мне горечь воспоминаний, мы занимались любовью с Итаном. Это первый такой сон в моей жизни. Неужели моё сердце никогда его не забудет? Встав и позавтракав, стала собираться в больницу, послезавтра у меня операции. Будут подготавливать, делать процедуры. Как встала с кровати, у меня появились тянущие боли в низу живота, поэтому я старалась очень медленно двигаться. Мама заметила мое неудобство, и даже не дала мне возможности протестовать. Запихнув меня в машину с вещами, и повезла в клинику. Со словами "Возражения не принимаю" Пока мы ехали боли усиливались и тут уже я не на шутку испугалась. Мне стало страшно как же моя девочка там, а вдруг ей плохо. От страха за жизнь моего ребенка я начала плакать. Так я не боялась, даже в самом начале как сейчас. Боли все нарастали, и в какой - то момент я начала терять связь с реальностью. На меня то накатывали воспоминания, то я слышала мамины слова, она пыталась меня успокоить и говорила, держись. Но я плохо воспринимала слова матери. Когда машина остановилась, дверь хлопнула, и минута тишины меня почти убивала. Неожиданно дверь открылась с моей стороны и чьито сильные руки подхватили меня и понесли. Я не могла открыть глаза, просто не было сил посмотреть на этого мужчину. Неужели это последние часы моей жизни? Смогу ли я ещё когда-нибудь очнуться? Я знаю свои шансы 50 на 50, если я умру, так и не подержав свою доченьку? Это были мои последние мысли. Через мгновение меня забрал Морфей в своё темное пространство. В таком состоянии нечего не слышишь, нечего не чувствуешь. Даже не думаешь. Когда я проснулась, то почувствовала пустоту не только в животе, но и в сердце. Неужели я жива? Или может, умерла и поэтому нечего не чувствую? Вопросы , вопросы, но где мои ответы?

***

Два месяца спустя.

-Кира Романовна, у вас через 10 минут кормление, пойдемте, пройдусь с вами. Лариса, медсестра из отделения недоношенных детей, очень милая и добрая ко всем детям без исключения. У неё интересная немного афроамериканская внешность, большие карие глаза всегда подведены черными стрелками, темная шоколадная кожа и светлые крашеные волосы, они подстрижены под каре и завиваются. Сейчас уже все трудности позади скоро нас выписывают, и мы с моей малышкой отправимся домой. Мою принцессу спасали всей больницей, когда она появилась на свет, её легкие не раскрылись, и Алиса не могла самостоятельно дышать, она была весом 945 гр. и 44 см ростом. Когда я первый раз увидела её, она лежала под куполом, такая крохотная. Хоть мне и не разрешали, я тайком пыталась пробраться в детскую реанимацию и побыть со своей девочкой. Сначала мне не разрешали кормить грудью, так как меня кололи уколами и капельницами, все эти вещества нельзя было ребенку. Но я сцеживала по чучуть, чтобы молоко, не ушло, и вот две недели назад мне разрешили ходить и кормить её. У неё как раз убрали ЗОНД. Я стояла над куполом и пыталась её накормить, брать на руки девочку не разрешалось, она ещё была очень слаба. Но за эти две недели , моя малышка набрала 320гр и окрепла, дышим мы уже самостоятельно. Выписывали нас всей больницей. Евгений Денисович, врач который меня вел, собирается писать о моём случае диссертацию. Я не против если это вселит надежду другим женщинам , которые были или находятся в такой же ситуации. Моя жизнь изменилась кардинально, солнце стало светить совсем по другому. Теперь я никогда не опущу руки, я знаю , мы все сможем преодолеть , что бы не случилось.

А наша жизнь так коротка, но мы это понимаем уже в более глубоком возрасте. Когда за нашими спинами уже прожито много бесчисленных моментов. Когда, уже самое хорошее с нами случалось. Когда из наших глаз были пролиты и слезы радости и горя. У каждого это время настает в разном возрасте. У кого-то в 30, может в 40, но чаще всего в 60. Совсем неважно кем мы работаем или сколько зарабатываем. Наш момент этого состояния всегда, когда ни будь, настанет. Научитесь принимать, все как есть. И проживайте эти моменты. Когда, ни будь, вы будете их вспоминать печалью в глазах и маленькой улыбкой.

Глава 10.

Кира.

Наше время.

Я сижу на кладбище, и разговариваю со своим отцом, с его надгробной плитой. Смерть папы, оказалось такой внезапной для меня. И мне до сих пор, тяжело в это поверить. Он хотел, что бы я вышла замуж. Хотел , что бы у моей доченьки появился отец. А у меня поддержка и опора. Папа думал, Сергей очень подходит для этой кандидатуры, ведь он был со мной все время и помогал мне с моей малышкой. Как бы мне не хотелось этого понимать, но его кончина потрясла меня до глубины души. В своих мыслях, я не заметила, как покинула кладбище. Мне неизвестно почему мои ноги привели меня на это место. Я не была здесь около трех лет. Ветер с залива обдувает мое лицо, волосы разлетаются в разные стороны. Сейчас самое прекрасное время года, начало июня. Сейчас не слишком жарко, закончились дожди. И солнышко, наконец, то радует петербуржцев своим прекрасным теплом. Прогуливаясь по пляжу, я думаю, о том, как сейчас прекрасна моя жизнь. Моей девочке уже 3 годика, Алиса. У нее самые замечательные синие глаза. Маленький прямой носик и губки, о которых когда ни-будь, будет мечтать каждый. Многие говорят, она моя копия, но я знаю, что это совсем не так. Сергей сделал мне предложение выйти за него замуж, он хочет, что бы Алиса стала его дочерью. Но я этого не хочу. У нее есть папа, и когда - ни будь она обязательно с ним встретиться. Моя жизнь меняется так быстро, как река меняет свои потоки. Меня, то несет по крутому и быстрому течению, то я плыву в медленном ритме своей жизни. Сейчас я уже вспоминаю свою любовь не так часто. Блокирую эти мысли , когда кто ни будь произносит его имя. Мое сердце покидает меня и начинает свой ритм. В эти моменты в моей душе паника, боль и печаль. Но мне нечего изменить, так получилось. Надо просто это принять и смириться с этим. Жужжит мои телефон, ох это будильник, я самого утра где то гуляю. Время забирать дочь из садика. Бросаю последний взгляд на причал, лодки мягко колышутся на волнах. И бегу за своей принцессой. - Мама. Кричит моя девочка и бежит ко мне своими маленькими ножками. На ней надето светло голубого цвета платье , в белый горошек. Голубенькие сандалии и белые носочки. Алиса запрыгивает ко мне на руки и целует меня в нос. От нее пахнет , детским мылом и чем то сладеньким. Этот запах зарождает во мне бабочек. От ее улыбки светится все вокруг. Попрощавшись с воспитателем, мы направляемся в гости к моей маме. Она обижается на меня если я не захожу с ее внучкой после садика. Так удивительно смотреть на их любовь такую искреннюю , добрую. По пути Алиса рассказывает мне, как мальчик из ее группы подарил ей цветочек. При ее рассказе она застенчиво улыбается, и глазки горят огнем и жизнью. Когда я об этом подумала, воспоминания о моем отце прокрались в душу. Как он ее любил, ходил гулять с коляской. Сам хотел ее купать и менять памперсы. Он был действительно хорошим дедом. Дома у мамы нас встречает запах, любви , дома и чего то вкусного в духовке. Думаю это шарлотка. - Мам, как твои дела? Как Мэри? В глазах матери, столько нежности и любви. С годами она становиться все красивее. Интересно, не делает ли она тайком пластические операции? Она не успевает ответить, как зазвонил мой телефон. Сергей. Пока я смотрела на экран, мои девочки убежали на кухню. - Привет. Так странно, когда я разговариваю с ним. У меня нет бабочек в животе. В груди нет чувства эйфории. Иногда он даже меня раздражает своей настойчивостью. Сергей очень добр ко мне. Он думает это любовь и готов любить за нас двоих. Но я не хочу его обманывать. Не хочу , что бы он прожил со мной жизнь с женщиной которая его не любит. - Привет милая! Я хотел пригласить тебя в ресторан, ты ведь не против? - Давай лучше просто прогуляемся, нам есть о чем поговорить, заезжай часика через два. Не давая ему ответить, сбрасываю вызов. Совесть мучает меня, говорит надо было давно с ним поговорить , отпустить его. Может быть, я действительно эгоистичная женщина. Ведь все это время я хотела , что бы он был рядом. Мне нужна была опора и поддержка, а сейчас, когда в моей жизни все устаканилось, оказалось Сергей и вовсе мне не нужен. Нету от него тепла, ни душе, ни телу. Вечером, возвращаясь, домой, после разговора с Серёжей, мне стало и легче и тяжелее. Оказывается так сложно, сказать эти совсем дурацкие слова, " Мы не можем быть вместе, прости дело не в тебе, а во мне" Да банально, ну а что можно еще сказать в такой ситуации. Да тяжело смотреть в след человеку, который столько времени был тебе другом, а сейчас, скорее всего они даже здороваться перестанут. Такова взрослая жизнь. Лучше вообще быть одной, но никому не портить жизнь своим безразличием. Это просто неправильно. Я всегда хотела помогать людям, а Сереже я так не помогу. Мой фонд по поддержке беременных и больных детей, за полтора года, стал знаменит. Спасибо моей маме. Она нашла замечательных спонсоров. К нам обращаются люди из разных городов, и всем мы пытаемся помочь по возможности. За каждую мамочку и за каждого малыша я переживаю всей душой. И лично слежу за их достижениями. Я знаю, что это такое болеть, лечить своего малыша и лечиться самой. На это уходит много сил, много терпения и много денег. А последнее есть далеко не у всех. Сейчас в моих планах , открыть приют , для женщин и детей которым некуда идти по тем или иным причинам. И заключить контракт с лучшей клиникой в нашем городе.

8
{"b":"558710","o":1}