ЛитМир - Электронная Библиотека

Я, потянувшись, поднялся, подошёл к выходу и, повернувшись, сказал:

— Уф, какие вы тут строгие, аж страшно. Ладно! Пойду будить нашу гвардию. А вы тут готовьтесь, сейчас придут основные, голодные силы. У них-то вы не забалуете, они быстро всё пожрут, как голодная тля.

После этого оделся и вышел на улицу. Спустившись по лестнице с площадки перед дверью, надел лыжи и направился к нашему кунгу. После начала моего дежурства, прошло уже больше часа. Поэтому я, даже не раздеваясь, разбудил ребят и пошел ещё раз прогревать технику. Потом, где-то через полчаса, направился обратно в женский кунг. Там уже было всё забито, ребята сидели за столами, а женщины и дети, также как вчера — на верхних полках. Маша передавала на обеденные столы тарелки с завтраком. Она и мне дала полную тарелку макарон с тушенкой. Я, даже не моргнув глазом, взял тарелку и с жадностью начал поглощать это вкуснейшее блюдо.

Когда все наелись и удовлетворённо откинулись на спинки скамеек, улыбаясь, с верхней полки слезла Вика. Повернувшись ко мне, она произнесла:

— Пап, можешь не беспокоиться, я уже обо всём договорилась с Флюром и Сашей. Так что я одеваюсь и иду заводить УРАЛ.

После этого она показала язык Саше и начала складывать какие-то вещи в пластиковый пакет. За ней начали подниматься остальные наши водители, одеваться и выходить к своим вездеходам. Так как всё было обговорено ещё вчера, никакой суеты и спешки не было. Все прекрасно знали свою диспозицию. Двигаться было решено так же, как и вчера: первым грузовой УРАЛ, потом УРАЛы с кунгами (водителями первого были Володя с Катей, второго Николай с Максимом), следующим ехал наш вездеход-заправщик, затем шёл модульный ТТМ под управлением Валеры и Натальи и замыкал всё это наш ГАЗон. Вся эта колонна смотрелась очень внушительно, особенно первые три монстра — УРАЛа. Эти снегоболотоходы вместе с кунгами высотой были около шести метров, длинной более десяти метров. Каждый из них за собой тащил ещё вдобавок громадные сани, нагруженные горой различных вещей. Единственными минусами этих гигантских вездеходов были, пожалуй, большой расход топлива и маленькая скорость (по паспорту она составляла до 30 километров в час, с санями мы разгонялись максимум до 25 километров в час).

Первым сел управлять ГАЗоном Сергей, а я, поудобнее устроившись в пассажирском кресле, закрыв глаза, надвинув на тёмные очки ещё и козырёк шапки, опять предался воспоминаниям. Теперь мои мысли заняли мои родные, в первую очередь, конечно, жена, дочка, и внук Ванюша. Ещё мне подумалось, как повезло моей дочери Вике, да и нам, в общем-то, тоже, что она встретила такого человека, как Саша. Он был военный и служил в спецназе ГРУ. В тот злополучный день падения метеорита в район древнего и уже давно потухшего Йеллоустоунского супервулкана, Саша вместе со своим боевым другом как раз отдыхали в Москве после командировки на Кавказ. И на наше счастье я смог их уговорить поехать отдохнуть к себе на дачу. «Кот» и «Хан», это боевые клички Саши и Флюра, оказались просто незаменимы в нашей жизни. Именно благодаря ним, мы смогли отбиться от всех мародёров и бандитов и даже захватить награбленные ими запасы продуктов и топлива. Вот и сейчас, пожалуй, из всех нас только они могли выдержать это напряжение и крайне тяжёлые условия движения первыми в колонне. Вокруг наблюдалась невыносимо однообразная и монотонная картина, практически не видно было никаких ориентиров. Например, моя психика этого бы не выдержала. Следовать за ними по уже накатанной колее было гораздо легче, тем более, когда впереди маячило тёмное очертание вездехода.

Слегка отвлекаясь от воспоминаний, я посмотрел на Сергея, он, сосредоточенно вглядываясь вперёд, вёл наш ГАЗон.

— Когда меняемся? — спросил я его.

— Отдыхай, Батя, ещё три часа можешь покемарить, — ответил он.

Я опять закрыл глаза и почему-то начал думать о наших кличках. Своей — Батя, с подачи Саши, практически все начали называть меня так. Даже Маша, иногда забываясь, обращалась ко мне — Батя. О кличке Сергея — Малой, это, наверное, от того, что он у нас самый высокий и здоровый, рост его превышал сто девяносто сантиметров, да и характер был немного наивный и прямодушный. Мастер — эта кличка прилипла к Николаю потому, что он был лучший из нас механик, да и практически все самое сложное оборудование налаживал он вместе с Володей. Суперинтендантом прозвали Володю, так как именно он заведовал всеми нашими запасами. Старая кликуха — Вован, начала потихоньку отмирать. Валеру первоначально начали называть — Маркони, наверное, потому, что он хорошо разбирался в радио и был по прежней специальности инженер-электрик. Но постепенно эта кличка укоротилась, и теперь практически все называли его Конём. Он и сам уже привык к этому прозвищу и ни капли не обижался. Максима, все называли — Макс. Ну а нашего врача Игоря — Дохтуром.

Постепенно мои мысли свернули к нашим женщинам. К моей жене Маше, великолепному агроному. Можно сказать, её стараниями, в нашем доме-убежище, в подвале, удалось создать огород. У нас появились свежие овощи и зелень, которые помогли спасти всех заболевших на третий год жизни после катастрофы. Вспомнилось мне и спасение от бандитов трёх молоденьких девушек — Тани, Наташи и Риты нашими главными бойцами — Котом и Ханом.

Меня опять потянуло на мистику, я подумал, именно после спасения этих трёх невинных, беззащитных жертв из лап убийц — нам и начало жутко везти. Ведь на базе этой банды мы нашли гигантские запасы продуктов и топлива. А после этого мы отбились и от большой группы мародеров, уничтожив даже БМД (Боевую Машину Десанта). Гусеницы от неё мы потом приспособили к грузовику ИСУЗУ, изъятому у Тульских убийц. Так появился наш первый снежный вездеход, без него мы вряд ли смогли бы выжить. Сейчас после установки на него цистерны, это был наш заправщик. И наконец, нам очень повезло, что мы обнаружили военные склады с техникой, стоявшей на консервации. Именно благодаря найденным там вездеходам мы и смогли организовать эту эвакуацию к тёплому морю. Несмотря на то, что вся эта техника была произведена ещё во времена СССР, никаких нареканий у нас она не вызывала. Работала очень чётко и надёжно, единственная проблема была в её прожорливости. Но как говорится — дарёному коню, в зубы не смотрят.

В этот момент я почувствовал, что мерное покачивание прекратилось, и почти что сразу раздался голос Сергея:

— Батя, подъём!

Я открыл глаза, выпрямился и, повернувшись к нему, спросил:

— Что такое, Серёг? Что случилось?

Он, усмехаясь, ответил:

— Всё, Батяня, твоё время кайфа кончилось, наступает моё время покемарить. Сейчас всеобщая десятиминутная остановка на пересменок и поход до-ветру. А потом, — он потянулся, — меня ждёт, пускай и сидячая, но постелька.

Я непонимающе уставился на него и ещё раз спросил:

— Ты, что? Разве уже прошло три часа с нашего последнего разговора? Не может быть! Я же буквально минут пять, как закрыл глаза. Малой, хватит разыгрывать!

Он засмеялся и, похлопывая меня по плечу, сказал:

— Может, Батя! Может! Я, конечно, знал, что ты не дурак поспать, но что так — это для меня откровение. Правда, я и сам такой. Только уснёшь — почти, что сразу толкают. Мол, вставай, мужик — работать пора.

Он ещё больше развеселился и уже сквозь смех невнятно произнёс:

— А если мне не веришь, посмотри на свой Швейцарский хронометр, ему-то, я думаю, ты поверишь.

После этих слов, он повернулся, открыл двери и вылез наружу. Я посмотрел на часы — действительно наступало время моей смены. Удивлённый, я тоже вышел на улицу, оправиться. Потом мы поменялись с Сергеем местами, и даже, до команды Саши трогаться — успели выпить по чашке горячего чая с бутербродом. Сергей, после того как мы продолжили путь, минут через пять уснул. Я поразился его умению использовать каждую минуту для отдыха. Вроде бы совсем недавно, каких-то пять часов назад, он проспал целых восемь часов подряд, а теперь снова, как младенец уснул в течение нескольких минут.

110
{"b":"558711","o":1}